«14 пластин и 45 скоб в черепе». Райан Мэйсон о своих мечтах, карьере и травме. Часть 1

Халл Тоттенхэм Сборная Англии по футболу Райан Мэйсон премьер-лига Англия Футбол

Когда ты становишься профессиональным футболистом, то легко можешь потерять понимание того, чем на самом деле для тебя раньше являлась игра – за что ты ее любишь. Такое часто можно наблюдать в клубах: парни тренируются, но не наслаждаются процессом, не играют с улыбкой на лице, не выкладываться на все сто.

Когда ты еще ребенок, то ты не думаешь о чем-то другом – просто играешь в футбол. Тогда и я был молодым и скорее бежал из школы домой, чтобы выскочить с мячиком в сад и играть в футбол до тех пор, пока меня не начнут загонят обедать. Потом я снова шел гонять мяч. Это было больше, чем просто хобби. Это была настоящая одержимость.

Одно из моих ранних футбольных воспоминаний – как я бью мяч об стенку в саду моих дедушки и бабушки. Мама и папа говорили, что я везде брал с собой футбол. Где бы ни был. Всегда. Я вырос в Чешанте, недалеко от Лондона. Моим первым клубом еще в возрасте шести лет был “East Herts” в Тернфорде. Там я провел лишь полгода.

Именно тогда меня впервые приметил «Тоттенхэм». Микки Азар увидел меня в футбольной школе и пригласил на просмотр в «шпоры». Помню до сих пор, как мой отец взял трубку, поговорил с кем-то и сказал мне, что я пойду в «Тоттенхэм». Я бегал по квартире, кричал, прыгал, радовался. Ведь случилось то, чего я так сильно хотел.

Стать игроком «шпор» — это было исполнением моей заветной мечты. Когда тебе семь или восемь лет, то ты не думаешь о профессиональной карьере футболиста. Просто надеть заветную футболку своего клуба в субботу утром уже приносит тебе невообразимое удовольствие. Но матчи против «Арсенала» даже в таком возрасте – настоящие дерби. И все же, даже тогда мы наслаждались игрок и радовались, что можем играть за «Тоттенхэм».

Некоторые из ребят, с которыми мы вместе играли, сейчас бегают в АПЛ. Мне посчастливилось поиграть с Адамом Смитом и Андросо Таунсендом. А потом к нам добавили совсем молодых Харри Кейна и Стивена Колкера. Я думаю, что около 80% тех, кто тогда занимался в академии сейчас играют на профессиональном уровне. Кто-то даже выступает за сборную.

Может быть наше поколение и не заслуживает стольких разговоров, но это было по-настоящему золотое время академии «Тоттенхэма». Забавно, потому что, в то время более старшая группа считалась настоящим открытием. Возможно, именно это так сильно мотивировало нас – мы всегда были голодны до побед. Атмосфера тогда была великолепной. Мы все старались быть профессионалами и у каждого из нас был свой стиль.

В одном из сезонов за команду U-18 я наколотил 42 гола. Тогда я уже думал, что готов к выступлениям за основную команду. Помню, как мы говорили с тренером академии Джоном МакДермоттом. Он убеждал меня в том, что не видит во мне футболиста премьер-лиги, пока мне не стукнет 22 года. И все из-за развития моего тела. Некоторые ребята уже взрослели в 16. Но я в этот список явно не попал.

Я всегда знал, что моя судьба – играть за «Тоттенхэм». Если бы даже они хотели продать меня, я бы все равно остался в команде. Я думал, что добьюсь успеха со шпорами и чувствовал, что заслуживаю шанс. Джон же продолжал твердить, что мне надо иметь терпение и тогда все точно получится.

Я бы соврал, что меня не злило, например, сидеть на лавке в аренде в «Донкастере». Но мысль о том, что это поможет мне играть за «Тоттенхэм» помогала мне идти к своей цели.

Мне не очень повезло, когда в 2013-м тренером «шпор» стал Тим Шервуд. Он, правда, сказал мне, что рассчитывает на меня. Но я уже подписал арендный контракт со «Суиндоном» и уже не мог вернуться в свой клуб.

До сих пор помню первый матч Шервуда в лиге против «Саутгемптона». Тогда он выпустил Набиля Бенталеба в центр полузащиты на 40 минут. Это ранило меня. Я всегда ладил с Набилем и был рад за него. Но тогда я был подавлен – думал, что мой большой шанс уплывает от меня.

Потом пришел Маурисио Почеттино. Наш первый разговор состоялся в аэропорту, когда мы летели в турне в США. Тогда мы стояли в очереди на рейс и говорили. Я понял, что у нас похожие взгляды на жизнь и на футбол. Мы проговорили около 25 минут. Ранее я бы никогда и не подумал, что могу столько разговаривать с тренером «Тоттенхэма». Пока мы летели, меня не покидала лишь одна мысль: «Это может быть моим шансом!». Так и случилось. У нас была такая связь, которой у меня не было ни с кем и никогда в жизни.

Мой «день Икс» настал в сентябре. Мы проигрывали дома 0:1 «Ноттингему» в Кубке Лиги. Атмосфера в команды была не лучшей – мы плохо начали тот сезон. Тренер сначала выпустил Харри Кейна на поле, а на 65 минуте появился и я. Мой выход, я думаю, удивил тогда многих. Через семь минут я забил свой первый гол за «Тоттенхэм». Харри тоже забил и мы выиграли 3:1. Я думаю, что именно тогда настал тот самый поворотный момент и для Кейна, и для «Тоттенхэма».

Через несколько дней я дебютировал уже в премьер-лиге – в дерби на выезде против Арсенала». И пошло-поехало. Тогда я сыграл то ли 17, то ли 18 матчей в лиге подряд.

В феврале я уже играл в финале Кубка Лиги на «Уэмбли». Спустя месяц меня пригласили в юношескую сборную Англии на матч против Италии. Всего год назад я бегал на задворках «Лиги Один», и такой поворот был настоящим ураганом для меня. Я чувствовал, что заслуживаю играть на таком уровне. Думал, что мои способности оправдывают в полной мере такое доверие. Я был готов воспользоваться возможностью, как только она бы появилась.

 

Продолжение следует… 

 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал https://t.me/box_to_box, чтобы не пропустить вторую и третью части рассказа Райана Мэйсона о себе. 

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ