32 года назад взорвали раздевалку «Сан-Лоренсо». Защитник Сакариас чудом выжил, его спас Чилаверт

Институто Сан-Лоренсо высшая лига Аргентина Сборная Аргентины по футболу Футбол

От редакции: вы в блоге Garrafa Sánchez, где увлекательно рассказывают о южноамериканском футболе. Подписывайтесь и ставьте плюсы!

Последние годы приучили к выходкам фанатов «Бока Хуниорс» и «Ривер Плейт». Забросанный камнями автобус с футболистами и сорванный финал Кубка Либертадорес – его впервые в истории сыграют в Европе. Распыленный слезоточивый газ в тоннеле с игроками. Несмотря на попытки бороться с Барра бравас, их выходки давно стали неотъемлемой частью местного футбольного колорита.

Но иногда даже они жестят так, что в голове не укладывается. Например, как 8 мая 1988 года в Кордобе.

Рядовой матч чемпионата чуть не превратился в одну из главных трагедий аргентинского футбола

Хуан Карлос Лусто был на поле за 5 минут до начала матча «Институто» – «Сан-Лоренсо». Арбитр обернулся и посмотрел в тоннель, ожидая увидеть появление футболистов, но оттуда доносились лишь какие-то крики. Один из них материализовался в Фернандо Ареана, помощника тренера гостей, что-то кричавшего о бомбе. Пичи Лусто, ничего не понимая, бросился в подтрибунное помещение и уже там его охватил ужас.

Вся раздевалка «Сан-Лоренсо» была в крови, повсюду рассыпано стекло, футболисты в панике звали на помощь. На полу лежал теряющий сознание и истекающий кровью 23-летний защитник Клаудио Сакариас, перемотанный попавшимися под руку полотенцами. Кто-то срочно требовал носилки. Все было как в тумане.

За минуту до этого Ареан давал последние указания команде. Он всегда заканчивал предматчевую установку после речи главного Эктора Вейры. «Я как раз обращался к Сакариасу. Попросил останавливать любого игрока «Институто», который окажется за спиной Джунты и Сивиски (центральные полузащитники – прим.). Успел повернуться, сделать пару шагов и услышал взрыв. Они все трое стояли рядом, с ними был Чилаверт».

Некоторые футболисты за мгновение до этого успели заметить вспышку, а журналист местного радио Марсело Тренто не только услышал взрыв, находясь в наушниках в соседнем помещении, но и почувствовал, будто пол пошатнулся. Затем открылись двери раздевалки и его взору предстали выбегавшие полуголые игроки, которые кричали как сумасшедшие.

Хосе Луис Чилаверт только начинал, ему было 22 и он не мог сдержать слез. Однако именно парагваец собрался в экстренной ситуации, нашел рядом со стадионом полицейский фургон с носилками и помог транспортировать одноклубника, которого сразу увезли в больницу. На свои порезы даже не обращал внимания. Вот как он описывал случившееся:

«Услышав взрыв, я инстинктивно прикрыл голову руками. Думаю, Сакариас сделал то же самое, и это спасло его от верной смерти, ведь осколок стекла попал в подмышку. Мы оба стояли под окном, где взорвалась бомба. Бог уберег меня, но я никак не мог поверить, что подобное может произойти в футболе».

Лусто судорожно звонил Хулио Грондоне – президента Ассоциации футбола Аргентины, но в столице не брали трубку. Президент «Сан-Лоренсо» Фернандо Миеле полчаса приходил в себя от увиденного и требовал отмены матча, а его оппонент Анхель Гутьес хотел играть. Спустя полтора часа Лусто решил, что игроки гостей в таком состоянии и таких условиях не могут выйти на поле.

Сакариас потерял почти три литра крови, его спасли чудом. Врачи думали, что рану нанесли мачете

Благодаря действиям Чилаверта и полиции, футболист оказался в больнице через 25 минут после взрыва и ему успели остановить кровотечение и сделать переливание. Врач «Сан-Лоренсо» Уго Лоббе думал, что Сакариас умрет прямо в полицейском фургоне. Он же рассказал подробности ранения:

  • Резаная рана от широкой мышцы спины до большой грудной мышцы
  • Венозные и нервные повреждения
  • Потеря двух литров крови (сам Сакариас говорит о 2,750 литрах)
  • Полностью нарушена чувствительность и функциональность руки

«Не помню сам момент взрыва, как это произошло. Чувствовал сильную боль и не мог пошевелить рукой, она просто висела. Когда меня в полузабытьи привезли в больницу, я заплакал и сказал одному из хирургов, что умру и не увижу рождение своего ребенка. Доктор Салинас схватил меня за руку: «Мы еще вместе съедим по асадо в Кордобе и Буэнос-Айресе. Я угощу здесь, но туда билет купишь ты, мне не хватит денег. Я напомню об этих словах, ты будешь жив и здоров».

«Он еще спросил, мальчика или девочку я хочу. Ответил, что мальчика, и тут он заставил меня рассмеяться: «Хорошо, это будет мальчик, но сначала тебе надо выбраться из этой жопы».

Сакариас провел 48 часов в палате интенсивной терапии и перенес две операции, вторая – микрохирургическая – продолжалась с 22 часов воскресенья до 7 утра понедельника. Врачи сделали все возможное, но чувствительность руки была потеряна на 70%.

Его беременная жена Карина, вопреки запретам врачей, примчалась в Кордобу и родила там через 40 дней после случившегося. Дочку назвали Милагрес (Чудо).

Виновных так и не нашли, судебные тяжбы продолжались 20 лет: платить никто не хотел

Официальный отчет кордовской полиции гласил: взорвалась шумовая бомба – обычное пиротехническое изделие из арсенала фанатов. Неизвестные проникли в неиспользуемое кассовое помещение (оно примыкало к гостевой раздевалке) и бросили бомбу в вентиляцию, которая была закрыта стеклянным блоком и четырех элементов. Один из них оказался плохо закреплен (как будто установили недавно, были видны следы свежей штукатурки) и незащищен металлической оправой. Его выбило взрывной волной и превратило в смертоносное оружие.

Выдвигались разные версии: от случайных фанатов до преступного замысла представителей Институто или приближенных к клубу людей. Полиция так и не нашла виновных, но было очевидно, что кто-то хотел запугать игроков «Сан-Лоренсо» и не ожидал подобных последствий. Зачем – непонятно, ведь хозяевам вылет не грозил и для гостей в чемпионской (неудачной) гонке с «Ньюэллсом» не был решающим.

В последующих многолетних судебных тяжбах было установлено:

  • Барра бравас получали финансовую помощь от клуба и имели тесные связи с руководством
  • У них был свободный доступ в помещения стадиона и ключи от комнаты, где хранилась атрибутика
  • Финансовый отчет показал, что на деньги клуба в том числе закупалась пиротехника

Только спустя 10 лет суд признал «Институто» виновным в несоблюдении мер безопасности и вольготных отношениях с Барра бравас, приведших к безнаказанности последних. Ассоциацию футбола Аргентины и полицию Кордовы к ответственности привлекать не стали. Компенсацию в 460 тысяч песо (курс доллара был один к одному) Сакариас назвал издевательством: «Игрок моего возраста только в качестве премии получает 200 тысяч песо в год».

Для сравнения, средняя зарплата в «Ривер Плейте» тогда составляла 7 тысяч долларов в месяц, однако большую часть футболисты получали в виде премий. У Марсело Гальярдо она была 1,7 миллиона долларов в год.

В «Институто» дали понять, что собираются заплатить только часть суммы, но не платили вообще. Сакариас потратил еще десять лет на ожидания и бесполезные суды, пока однажды не попал на прием к Хулио Грондоне.

— Как я могу тебе помочь?

— Я устал ждать, они даже ни разу со мной не связались.

Одного звонка Грондоны в Кордобу хватило, чтобы Клаудио получил часть своей компенсации. Но все деньги так до сих пор и не увидел.

«Институто» наказали снятием двух очков. Но болельщики уверены, что с тех пор клуб проклят

В полуторамиллионной Кордобе четыре больших футбольных клуба и еще несколько поменьше. «Тальерес» и «Бельграно» сейчас играют в Примере, матчи между ними – главное городское дерби. «Расинг» и «Институто» тоже не понаслышке знают об элите. Последние играли там все 80-е и спустя два года после взрыва вылетели.

Ходит легенда, что в 88-м несколько фанатов «Тальереса» пробрались ночью на стадион и закопали у северных ворот мертвую жабу пузом кверху. Якобы с тех пор с клубом стали происходить одни несчастья, а вратари чувствовали себя неважно и допускали грубые ляпы. Этим оправдывали ошибки одного из легендарных голкиперов клуба Рамона Альвареса, но сам он смеется: «Ничего подобного, я просто был плох».

Порчу вроде бы сняли, когда один из умерших болельщиков, мечтавший увидеть «Институто» в Примере, попросил развеять над полем свой прах. Команда дважды возвращалась, но сразу вылетала. Последние 15 лет все попытки и вовсе безуспешны. Например, в 12-м были проиграны стыки «Сан-Лоренсо», а в сезон столетия клуба (если не сейчас, то когда) вместо готовившегося праздника случился провал.

Тут-то и вспомнили о другом поверье. Отец Сакариаса Сантос, известный в Аргентине боксер, мчался из Италии и думал, что в аэропорту ему расскажут правду – сын умер. Уже в больнице он якобы поклялся: «Я не успокоюсь, пока не увижу «Институто» во втором дивизионе, пока они не рухнут». Согласно легенде, он связался с тайной сектой из Бразилии, которая провела два сатанинских обряда на стадионе «Альта Кордоба», навсегда прокляв хозяев.

Санкции были смехотворными: снятие двух очков (не повлияло вообще ни на что) и штраф с доходов шести следующих домашних матчей. Возможно, как следует «Институто» был наказан высшими силами, по крайней мере, в это верят фанаты.

Сакариас уверен, что мог бы играть в сборной Аргентины, а взрыв сломал ему карьеру

«В декабре я провел первую тренировку, а в январе играл против «Ривера». Но рука фактически была потеряна: я не мог бежать, как раньше, и опираться на нее. До сих пор работают только большой и указательный пальцы, врачи называли это «рукой проповедника».

В 23 года карьера была сломана. До взрыва ко мне проявлял интерес клуб из Франции, хотел использовать опцию выкупа. Также президент «Сан-Лоренсо» говорил, что за моей игрой следил главный тренер Аргентины Карлос Билардо. Я бы мог играть в сборной.

Много лет вынужден выслушивать бред недалеких людей о каком-то проклятии. Хотелось бы у них спросить, а кто проклял меня? Меня чуть не убили, а теперь перекладывают ответственность на мою семью. Лично я никогда не обвинял их в своих несчастьях и не говорил ничего плохого об «Институто», его руководителях или болельщиках.

Предпочитаю не оглядываться назад. То, что случилось, было предначертано судьбой. Это безумие, но жизнь продолжается».

После возвращения Сакариас даже поиграл в Турции за «Генчлербирлиги» и закончил карьеру в 30 лет.

Он забил исторический гол «Боке», а потом разочаровался в футболе. Сейчас работает водителем автобуса
Лучший тренер в истории Колумбии. Получал зарплату у Эскобара и картеля Кали, сделал Игиту звездой

Фото: El Grafico; Ole; facebook.com/InstitutoACC

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ