7 вопросов о хоккее, после которых его поймет каждый

7 вопросов о хоккее, после которых его поймет каждый

В хоккее досконально разбираются только люди, которые о нем почти не говорят. Книжек о хоккее не так уж и много, журналисты сайтов и газет постоянно умничают, а комментаторы, кажется, и сами не всегда понимают, что происходит на льду. Поэтому можно посмотреть полторы тысячи матчей, но так и не понять, почему одних игроков удаляют, а других за то же самое — нет? Почему крайние нападающие не играют в центре, а центры выходят на край? И почему, ну почему на вбрасывании меняют игроков, хотя они делают все как обычно?

Вот самые горячие вопросы — ответы на них сделают для вас игру интереснее.

1. Чем «проброс» отличается от «вне игры», и зачем они нужны?

Для разминки начнем с самого простого. Положение вне игры — это когда игрок пересекает чужую синюю линию раньше шайбы. При этом зона начинается там, где заканчивается линия, поэтому игрок может держать один конек на краске — он не будет считаться зашедшим в зону. Если все же зашел раньше – судья свистит, вбрасывание в нейтральной зоне.

При пробросе шайба, выброшенная из своей зоны, пересекает лицевую линию чужой, никого не тронув по пути. Звучит свисток и шайбу возвращают для вбрасывания в зоне, откуда ее и вынесли. При этом обороняющаяся команда не может поменять состав.

Логика правил в том, чтобы делать игру зрелищнее. Проброс ограничивает возможности защиты: команда не может наотмашь отбрасываться и всякий раз менять состав. Правило проброса заставляет защитников выбираться из зоны с шайбой на крюке или осторожно выбрасывать ее на свободный лед, чтобы иметь три-четыре секунды для смены. И это не формальная мера: три-четыре неосторожных выброса – и вы имеете на льду замученное звено против свежего у соперника, а шайба в вашей зоне. Как говорил Юкка Ялонен, уставший игрок —  это плохо.

Сейчас в хоккее работает правило гибридного проброса, когда кроме лицевой линии судья имеет в виду единоборство нападающего и защитника. Если нападающий имеет преимущество в борьбе за шайбу до линии точек вбрасывания в зоне, то проброса нет. Если на шайбе защитник — или исход борьбы неочевиден, то свистят проброс. Если бы не гибридный проброс, Кайл Куинси мог бы и пострадать.

С другой стороны, это поощрение активных действий — если вы успешно боретесь в чужой зоне, то правила на вашей стороне. Зрячий проброс может быть опасным оружием.

Собственно, как и в футболе, правило «вне игры» сохраняет игру в привычном нам виде. Легко представить, в какой бардак превратился бы хоккей, если бы была возможность держать нападающего на чужом пятаке всегда. 

2. Чем отличаются функции центрального нападающего от крайних? Есть ли различия между правым и левым нападающими?

Во-первых, центральный нападающий играет на вбрасывании. Это самая заметная его часть работы, и, в основном, он делает ее лучше всех в команде. Иногда на точку встает крайний и может даже выиграть пару вбрасываний. Поэтому иногда в статистике после матча у условного Овечкина может быть 100 процентов выигранных вбрасываний, а у Бэкстрема — 45. Дело в количестве попыток.

Но игра на точке – это только начало. На центрфорварде огромный объем организационной работы на льду. Центр обязан помогать защитникам: подбор шайбы на пятаке – это во многом его дело. Центр разгоняет атаку (выход из зоны + набор скорости в средней), связывает защитников c крайними нападающими и крайних между собой, участвует в борьбе на чужом пятаке, первым из нападающих бежит назад. Уникальные скиллы каждого центрфорварда подкрашивают базовый набор, поэтому, например, Кросби эффективнее всех в завершении, а Дацюк один из лучших на обеих половинах площадки и блещет в бэкчеке (отбор на движении назад). Вот очень показательная смена Павла еще в «Детройте»: зашел в зону, создал несколько моментов в позиционной атаке, был третьим догоняющим контратаку и совершил подбор. 

Разница между крайним и центральным — в ответственности. Центральный нападающий отвечает практически за все, что происходит на льду; если он не в гуще борьбы, то должен контролировать отскок. Основной смысл игры крайнего — феерить на чужой половине. В смысле креатива крайние форварды самые свободные игроки на площадке. Все тренерские системы эту свободу трактуют по-своему, но основная задача тем не менее одна — создавать и забивать. Получать шайбу, смещаться в центр, искать свободный лед и пространство для броска. Обязанности по игре в защите зависят от конкретной команды, но базовый минимум — не застревать на чужой половине и контролировать своего защитника. Или просто ближнего игрока, если совсем жарко. 

В отличие от футболистов, праворукие и леворукие хоккеисты чаще любят противоположные фланги. То есть, леворукий Радулов играет справа, праворукие Ковальчук, Мозякин и Овечкин — слева (поэтому вы не увидите эту троицу в одном звене, за исключением спецбригад). Это логично — больше угол для броска и возможность смещения в центр. Есть и праворукие правосторонние — Кори Перри, например, как раз такой, он любит выходить на ворота с правой стороны.

3. Как отличить чистый силовой прием от нарушения правил? 

На первых порах в смысле нарушения правил вполне можно ориентироваться на общечеловеческие представления о жесткости. Чрезмерно жесткий или просто жестокий силовой прием — это почти наверняка фол. Во-первых, правила хоккея несколько раз буквально повторяют, что нельзя перебарщивать с силой приемов. «Толчок чрезмерной силы» — это неправильная атака игрока и малый штраф. Слишком резкий толчок вратаря за воротами — фол. Постукивание клюшкой по сопернику, чтобы отобрать у него шайбу — это нормально, резкий удар — фол.

Во-вторых, все вероятные проявления жестокости на льду отражены в правилах. Удары в голову и шею, любые формы грубости, атаки вратаря, удары клюшкой, удары сзади — все это выглядит неадекватно даже в рамках такой жесткой игры как хоккей и, соответственно, свистится. Вряд ли кому-то нужно объяснять, что тут молодой Стефан Да Коста не прав.

При этом основная масса силовых приемов так не выглядит и, конечно, надо разбираться в нюансах. По факту, легальный способ провести силовой прием только один — корпус в корпус, плечо в плечо. Принципиальная точка соприкосновения при силовом приеме не должна быть выше плеча или ниже бедра. Все остальное — это отклонение от нормы. Наскок и налет на соперника — это слишком высоко и сильно, свисток. Удары локтем, удары в область головы и шеи, задержка руками запрещены, поэтому нужно следить за положением рук: если игрок в единоборстве поднимает их, это, скорее всего, фол.

Кроме того, себе нельзя помогать руками и клюшкой — это будет или задержка, или толчок.

Уходить от силового приема тоже нужно грамотно. Если игрок нагибается, уходя от силового приема, и попадает в колени атакующему, он нарушил правила. Если выставляет руку и попадает в голову — тоже. 

4. Что нужно делать на вбрасывании? Кто, куда и зачем должен бежать после вбрасывания? 

Вбрасывания нужно выигрывать чисто. Если не удалось, нужно попытаться доработать в борьбе. Если и это не вышло, то нужно постараться минимизировать потери. При самом простом раскладе — чисто выигранном вбрасывании — никому никуда бежать не надо: защитники подбирают шайбу, крайние нападающие контролируют своих игроков, чтобы не дать им зацепиться/побороться.

При чисто проигранном вбрасывании в чужой зоне, где важно цепляться за любой шанс, один нападающий катит на игрока, к которому отскочила шайба, и навязывает ему борьбу, второй крайний — перекрывает зону передачи или идет на подбор, если борьба за шайбу все-таки завязалась. Примерно так московские армейцы превращают проигранные вбрасывания в броски по воротам.

ЦСКА вообще хороший пример того, как нужно работать на вбрасываниях. Вот в своей зоне важнее сыграть надежно — защитник Никита Зайцев сразу бежит за спину своему центрфорварду, на подбор. А нападающий Игорь Макаров за спину сопернику, чтобы побороться на шайбу, если вбрасывание будет проиграно.

5. Почему судьи постоянно меняют игроков на вбрасывании?

Потому что игроки нарушают правила. Процедура вбрасывания описана достаточно четко. Крюки клюшек должны находиться на белых частях точки вбрасывания. На половине обороны первым клюшку на лед ставит игрок защищающейся команды, в центре поля — игрок гостей. Клюшкой нельзя касаться соперника. Если судья замечает нарушение — то меняет игрока на точке. В правилах НХЛ еще прописано, что у игрока есть пять секунд после свистка судьи на то, чтобы занять свое место у точки.

Другое дело, что, даже зная все это, вы не сможете понять, за что с точки погнали Джо Торнтона.

 

6. Что такое «наложения»? Что еще входит в понятие «коучинг»?

Наложениями называют ситуации, когда под определенное звено/игрока одной команды тренер другой специально выпускает одного игрока, связку, пару защитников или целое звено. Это проще провернуть команде хозяев, которая имеет право выпускать свой состав позже гостей, но есть куча технологий, как это сделать, если ты играешь в гостях (например — выпустить смешанную тройку и после вбрасывания поменять одного-двух игроков). Цель наложения — устроить выгодные тебе противостояния, чтобы, например, твои лучшие играли против худших игроков соперника. Эту историю непросто иллюстрировать с помощью видео, поэтому тут нам поможет вот такой твит об игре Овечкина в полуфинале КМ-2016:

Ови провел 18 смен, в тринадцати из них против него играли Уэбер и Влэшик, в шестнадцати — Тэйвс. Понятно, что это не могло произойти случайно или при обычном порядке смен.

Наложение – один из приемов тренера по управлению игрой. Проще говоря, коучинга. Среди прочего тренерский штаб может поменять игроков в звеньях, раздать хоккеистам спецзадания, определить лучших на льду по матчу и выпускать их чаще. Последние годы в КХЛ уделяют все больше внимания контролю игрового времени, потому что тренеры хотят сохранить свежесть игроков и командную скорость. Это тоже элемент коучинга. Прекрасная иллюстрация того, как это работает — статистика прошлогоднего матча «Сибири» со «Слованом». Восемнадцать игроков сыграли от тринадцати до семнадцати минут. Андрей Скабелка очень хотел, чтобы его команда оставалась свежее соперника.

7. Есть ли в хоккее тактические расстановки? Что такое «откат»?

В хоккее существуют тактические расстановки, но все они отчасти условны — все-таки игра очень быстрая, все двигаются и какие-либо построения четко формируются на пару-другую секунд. Схемы 1-2-2, 1-1-3, 1-3-1, 1-4, 2-2-1 и 2-1-2 применяются, но во время игры их непросто разглядеть, особенно если не использовать кнопку паузы. У нас такая кнопка есть.

Любая схема привязана к системе игры — и это достаточно просто: любая команда играет агрессивно, нейтрально или пассивно (система, естественно, может меняться по ходу матча). Хороший индикатор — насколько активно в чужой зоне работают нападающие и сколько этих нападающих. Соответственно, двое активных форвардов в чужой зоне с поддержкой третьего — это игра в давление, силовое или техническое, скорее всего по схемам 2-1-2 или 2-2-1. Знакомьтесь, в светлой форме сборная звезд Северной Америки, вот почему против нее было очень сложно. 

Более нейтральный вариант — насыщение средней зоны. В чужой работает один нападающий, который пытается сбить атаку на фланг, в центре соперника активно встречают двое нападающих при поддержке защитников. При этом перекрываются возможные диагонали и длинные передачи, организуется капкан — как раз это и называют трэп. Сверху это, скорее всего, будет выглядеть как 1-2-2 или 1-3-1. Так, например, играли канадцы в Ванкувере-2010.

Пассивная система игры — наш любимый классический откат, который в чистом виде уже мало кто практикует. При потере шайбы четверка игроков в линию откатывается на свою синюю, где встречает соперника с целью не дать себя обыграть, один нападающий на красной линии отбивает атаку на один из флангов. Чтобы ни говорил Зинэтула Билялетдинов, скриншоты не врут — его олимпийская сборная самый яркий пример такого хоккея. Это чистые 1-4 (демократичный вариант — 1-1-3).

Если мы упустили какой-то важный вопрос, вы можете задать его в комментариях. Будет нужно — сделаем продолжение.

Топовое фото: Gettyimages.ru/Vaughn Ridley

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ