Анализ физической активности «Спартака»

РФПЛ Спартак

Ключевые моменты в анализе физической активности

За все время работы в InStat и с данными о физической активности футболистов на моей памяти был только один случай, когда по анализу этой информации можно было сделать твердый вывод о недостатках в физической подготовке команды к сезону. Это был «Анжи» Гуса Хиддинка тем самым летом, когда ушел и сам Гус, и весь состав вслед за ним. «Анжи» тогда был худшей командой в РФПЛ не только по среднему пробегу за матч, но и значительно уступал в километраже каждому из своих соперников в первые 5 туров (по-моему, на 10-15 километров). В совокупности с другими факторами это привело команду на дно таблицы

В то же время в отдельности скоростные данные не способны давать четкий ответ на вопрос: готова или не готова команда к сезону «физически»? В моем обывательском понимании 3 основных компонента, которые определяют физическую готовность – это скорость, выносливость и сила. При этом, выносливость прямо взаимосвязана с каждым параметром. В связи со скоростью она отвечает за возможности команды поддерживать интенсивность матча и как продолжительно.

Силовой компонент физической подготовки статистически возможно проанализировать только через данные единоборств. В случае со «Спартаком» у команды с этим никаких проблем. Прошлый сезон «Спартак» закончил со средним показателем 189 единоборств и 52% выигрываемых (3й показатель в РФПЛ, на 1% меньше по эффективности, чем у лидера – ЦСКА). В этом сезоне команда идет с показателем 182 единоборства за матч и 55% эффективности (делит 1е место с «Зенитом»). Падение в ср. на 7 единоборств вряд ли можно назвать критическим.

Что касается выносливости, то ее наличие или нехватку статистически можно просмотреть только при анализе скоростных данных в динамике матча. Очевидно, что если команда начинает игру с высокой интенсивностью, но постепенно в динамике пробег снижается, это может говорить о потере выносливости. То же самое касается и соотношения скоростных данных команды с соперником – если длительную дистанцию матча команда соответствует ритму игры, а на финальном отрезке начинает проигрывать в скоростях, вероятно это может быть связано с потерей выносливости.

В отдельности данные о пройденном километраже не интересны. Общую дистанцию, которую обычно выводят в телекартинке в прямых трансляциях, в большом объеме составляют пеший ход, бег трусцой или не интенсивный бег. Куда более полезными являются данные о работе на максимальной скорости – рывки (5.5-7 м/с) и спринты (от 7 м/с). Этому уделяет внимание даже Артем Дзюба, сильные стороны которого далеки от скорости. При этом, если команда не добирает в спринтах, она обязательно компенсирует это рывками (и наоборот). Разница между скоростью в 6.9 м/с и 7.1 м/с может и не велика, но с точки зрения анализа первое ускорение это рывок, а второе — спринт.

Как и прочую статистику скоростные данные стоит изучать с весомой долей критики. Как и любой элемент футбола, скорость, помимо физической подготовки, связана с рядом других факторов. Выделю, на мой взгляд, ключевые:

— тактика (в т.ч. схема) и стиль игры. Эффективно контратакующая команда при наличии свободных зон по итогу может превзойти оппонента, игравшего в контроль мяча, в работе на максимальной скорости. Прессинг всегда требует больше интенсивности, чем оборона низким блоком. И т.д., и т.п.

— стратегия игры. Смена стратегии игры в конце матча и переход на манеру «бей вперед, там один разберется» может приводить к снижению общей интенсивности команды, поскольку значительно минимизируется пробег в атаке. В результате соперник, которому нужно отыгрываться, может превзойти в скоростной работе такую команду по динамике, просто вовлекая значительно больше игроков в комбинационный процесс.

— наличие футболистов, способных «делать разницу». Понятно, что если у вас нет скоростных игроков, а у соперника есть, вряд ли вам стоит ориентироваться на рывки и спринты. К примеру, в прошлогоднем «Зените» разницу делал Смольников, больше других преодолевая на максимальной скорости. В этом сезоне – Кокорин. У ЦСКА такими футболистами являются Головин и Фернандес, у «Спартака» — Промес и Комбаров. Однако стоит отличать момент, между тем, когда действительно разницу сделал конкретный футболист и тем, когда команда все-таки «просела» физически и очевидно уступила в скоростях. 

«Спартак» в сравнении с другими командами

Одним из ключевых факторов неудачной игры «Спартака» по трети сезона публично почему-то считается провал в физической подготовке. Виновником объявляется новый тренер Джорджо Д’Урбано, которого привел Каррера. И как Массимо не опровергает (в очередной раз на пресс-конференции после «Тосно»), это с самых первых неудач остается единственно возможной причиной отсутствия положительных результатов у команды по мнению журналистов. При этом дальше позиции «команда не бежит, я так думаю» не заходит. Не хватает Валерия Карпина: а я так не думаю. И?

Анализ скоростных данных «Спартака» в отрыве от соперников не подтвердит и не опровергнет предположения о плохой физической подготовке. Как минимум, не будет отправной точки для сравнения: а «Динамо бежит? Все бегут! Или не бегут.

Поэтому я систематизировал данные о скоростной работе команд лидирующей группы на отрезке после 10 туров в сравнении со «Спартаком»:

 

 Как видно из таблицы, «Спартак» разительно не отличается от остальных ни в количестве скоростной работы, ни в объеме. Более того, конкурирующий с «Зенитом» «Краснодар» значительно уступает остальным по этим параметрам. Поэтому уже на этой стадии анализа можно начаться сомневаться в утверждении: «Спартак» не готов физически. И задаться вопросами. Если «Спартак» не готов, то кто тогда готов? И почему физически готовый «Краснодар» (обратных утверждений не было) на максимальных скоростях двигается значительно меньше, чем физически не готовый «Спартак»?

Допустим, это прямое влияние стиля «быков» в короткий пас и на ограниченном пространстве. Ок. 

«Спартак» в динамике сезона

Далее было бы правильным анализировать игры «Спартака» с точки зрения физической активности по сезону. Количество совершаемых рывков и спринтов в конкретных матчах и дистанция на них. Кто москвичей перебегал, или кого они перебегали, и влияло ли это на результат.

Систематизированные данные по количеству совершаемых спринтов «Спартаком» и соперниками

Систематизированные данные по количеству совершаемых рывков «Спартаком» и соперниками

Как видно по диаграмме количества совершаемых спринтов, «Спартак» уступил соперникам в 6 матчах сезона. При этом проигрыш в большинстве случаев был значительным. В половине матчей «Спартак» проиграл («Зенит», ЦСКА, «Локомотив»), два выиграл («Рубин», «Асенал») и один сыграл вничью («Тосно»). С точки зрения статистики 60% игр с проигрышем соперникам в количестве ускорений на скорости 7 м/с и выше должны настораживать и сближать с мнением о плохой физической подготовке команды. Более всего ужаснет то, что в количестве спринтов красно-белых превзошел даже «Тосно», игравший в меньшинстве. Однако как и в случае анализа усредненных данных выводы делать рано.

Анализ диаграммы количества рывков показывает, что в 60% игр «Спартак» превосходил соперников в количестве ускорений на скорости (5.5 м/с – 7 м/с). Это пока не успокаивает, но стоит держать в уме уже сказанное – если команда не добирает спринтами, то может компенсировать рывками, и наоборот. К примеру, в той же игре с «Зенитом» наблюдался критический проигрыш сопернику в количестве спринтов, однако по количеству рывков преимущество было за «Спартаком». Не столь весомое, но все же.

Теперь стоит обратить внимание на дистанцию, которую преодолевали «Спартак» и его соперники на высоких скоростях. 

Систематизированные данные о дистанции на спринтах «Спартака» и его соперников

Систематизированные данные о дистанции на рывках «Спартака» и его соперников

Анализ диаграммы дистанции на спринтах показывает, что критическим проигрыш в этом компоненте был в играх с «Зенитом» (1-5), с ЦСКА (1-2), с «Рубином» (1-0) и с «Тосно» (2-2). Незначительным с «Арсенало» (2-0) и со СКА (0-0). Опять те же 60% матчей, где «Спартак» уступил оппоненту в количестве в спринтов. При этом прямой корреляции между результатами команды и количеством и объемом движения на максимальной скорости нет (по 2 победы, по 2 ничьи, по 2 поражения). Настораживать может то, что если «Спартак» значительно уступал соперникам в объеме движения на спринтах, он не выигрывал. Более того, проигрывать оппонентам в дистанции на спринтах «Спартак» начал при графике «через 3 на 4й». Исключением в таком графике стал только матч с «Динамо» (который «Спартак» тоже не выиграл), где красно-белые активнее соперника перемещались на максимальных скоростях, несмотря на 120 минут до этого в игре на Суперкубок. Каррера после того матча сказал, что «команда устала», чем вызвал удивление. Но об этом позже. Отметим лишь, что в той игре команда не применяла ротацию, как и в матче с «Зенитом», который проиграла с треском после победы над «Краснодарам» (и по счету, и по движению на спринтах). В остальных играх ротация так или иначе была.

Говорит ли это о том, что футболисты не готовы физически, чтобы выдержать такой график? Допустим. Однако что в таком случае делать с рывками? Рывков, во-первых значительно больше в игре, во-вторых, они меньше привязаны к тактике и стратегии игры, а также скоростным данным футболистов. К примеру, Фернандо всегда будет иметь показатель 400-500 м на рывках, но никогда не преодолеет 200-250 м на спринтах, как бы он не был хорошо готов физически. А Промес – да, были бы зоны для ускорений. И наличие одного или двух таких Промесов может сделать разницу в 300-400 м над соперником на спринтах, тогда как остальные 9 футболистов в среднем преодолеют по 60-70 м на.

И вот в рывках у «Спартака» совсем не наблюдаются «прогибы» перед соперниками. Более того, сложно просмотреть прямую взаимосвязь между скоростной работой и результатами.   

Скоростная работа «Спартака» в атаке и в обороне

Поскольку я сказал, что скорость игры напрямую зависит от тактики, стиля и стратегии команд, анализ не будет полным без детализации данных по скоростной работе в атаке и в обороне. Сначала обратим внимание на данные атаки:

Систематизированные данные о дистанции на спринтах в атаке «Спартака» и его соперников

 

Систематизированные данные дистанции на рывках в атаке «Спартака» и его соперников

InStat формирует такие данные на отрезках, когда команда владеет мячом. За счет наличия Промеса «Спартак» на спринтах обычно на спринтах в атаке преодолевает больше, чем соперник. Огромный проигрыш наблюдался только в матче с «Зенитом», где Промесу разбежаться не дали (всего 15 метров), тогда как для «Зенита» разницу сделал Кокорин (333 м на спринтах в атаке), в т.ч. в общей дистанции. Был ли это фактор лучшей физической готовности Кокорина, или он прямо исходил от провалов одной из команд в обороне – вывод каждый сделает сам.

Более полезна с точки зрения общекомандного анализа дистанция на рывках. И здесь, опять же нет, критических отклонений ни для красно-белых, ни для соперников.

Систематизированные данные о дистанции на спринтах в обороне «Спартака» и его соперников

Систематизированные данные о дистанции на рывках в обороне «Спартака» и его соперников

Эти данные каждый может проанализировать самостоятельно, чтобы глубже понять, как и почему формируется общий объем движения на максимальных скоростях. И главное, почему утвердительно проигрыш или выигрыш в дистанции на спринтах и рывках по матчу не может говорить о превосходстве в физической подготовки одной команды над другой.

Просто пара наводок. «Тосно», который отыгрался в последние 5 минут игры, сделал разницу в объеме скоростного движения за счет работы в обороне. Что логично, играя в меньшинстве большую часть матча, им требовалось покрывать больше пространства и активнее перемещаться. ЦСКА, играя в равных составах, на спринтах преодолел больше за счет обороны. Это можно связать с их схемой, где Марио Фернандесу и Щенникову при одиночестве на флангах требовалось больше скоростной работы, чем Комбарову и Петковичу, имевших партнеров в зоне.

Пропускает ли «Спартак» в последние 10-15 минут из-за «физики»

Этим можно было закончить текст сразу после сравнения средних данных о физической активности. Однако чтобы что-то утверждать необходимо проанализировать всю полноту данных. По крайней мере, когда не обладаешь «инсайдами» о недовольстве футболистов тренировочным процессом Д’Урбано.

Главный аргумент версии физической неготовности «Спартака» к сезону – пропускаемые на последнем отрезки игры голы. Второй – не способность «Спартака» в конце игры исправить ситуацию, как он это делал в прошлом сезоне. При этом второй аргумент основан больше на «я так вижу». Для объективности такого спора, я вижу, что в играх с ЦСКА, «Локомотивом» и «Тосно», когда «Спартак» терял результат, очень туго приходилось Акинфееву, Гильерме и Юрченко. И Промес, которого упрекают в утрате «легкости» ровно также бежал спасать ситуацию, как он это сделал с «Оренбургом» в прошлом году. Очень опасный удар на последних минутах при 1-2 был по воротам Акинфеева. При 2-2 и 2-3 с «Локомотивом» имел момент и Адриано, а Промес таки забил 3й при 2-4 (в меньшинстве). А в игре с «Тосно» его последнему удару по почти пустому створу не хватило точности. Не говоря о том, что до последних минут матча в стрессовой ситуации находился Довбня. Так что…

Что касается пропускаемых голов, вопрос в том, перебегали ли соперники «Спартак» на финальном отрезке игр. Вот графики динамики рывков и спринтов в матчах, где «Спартак» упускал победы (за исключением «Тосно»).

В матче с «Динамо» соперник действительно превзошел «Спартак» на последних минутах на максимальных скоростях. Массимо Каррера после 120 минут на Суперкубок сказал, что команда устала. Это вызвало недоумение, но могло быть действительно так. «Спартак» только вышел из-под нагрузок на сборах, провел высокоинтенсивный матч и через 3 дня после этого, не меняя состава также действовал очень интенсивно до 60й минуты. Пока не закончились силы.

В игре с ЦСКА «Спартак» в последние 10 минут пропустил 2 гола буквально за минуту. При этом в работе на максимальных скоростях команда превосходила соперника. Вряд ли можно утверждать, что «Спартак» упустил победу и ничью из-за физики.

В игре с «Локомотивом» «Спартак» на финальном отрезке игры вообще превзошел соперника в игре на максимальных скоростях. При этом в последние полчаса, когда игра пошла в открытую, наблюдался вообще самый высокий темп в динамике игры. Способна ли команда плохо готовая физически выдерживать его в меньшинстве? 

Провальными по скорости случились последние полчаса игры в «Мариборе». Этот матч команда проводила в тяжелом графике через 3 на 4й тем же составом, что и с «Рубином». Действительно, то, что «Марибор» взвинтил темп, повлияло на результат. Словенцы на этом отрезке игры смотрелись лучше. Но для полноты картины – «Марибор» играл через 4 на 5й (лишний день на восстановление) и «Марибор» использовал замены для изменения игры, чего не делал Карерра.

Вместо вывода

Четыре из пяти матчей, где «Спартак» упускал победы в последние 10-15 минут, команда проводила в графике через 3 на 4й. Исключением стал лишь матч с «Локомотивом», где команда играла в привычном по прошлому сезону недельном цикле и не проводила ротацию. Также не проводилась ротация в матчах с «Динамо» и «Марибором» перед сложными играми до этого с «Локомотивом» и «Рубином» соответственно. При этом соперник либо вовсе не играл до («Динамо»), либо имел на день больше для отдыха и восстановления «(Марибор»). Перед игрой с ЦСКА «Спартак» провел ротацию (ротация была и у ЦСКА), в игре с «Тосно» команда также сменила состав.

Анализируя все данные, можно резюмировать, что команда для игры в недельном цикле качественно готова физически (как минимум, плохо подготовленная команда не способна в меньшинстве на высоких скоростях перебегать оппонента). Более того, при проведении ротации «Спартак» способен выдерживать интенсивный темп матча до конца игры даже на короткой дистанции (упущенные результаты с  ЦСКА и с «Тосно» очевидно не связаны с физическим компонентом). Однако при игре одним составом в микро-цикле через 3 на 4й «Спартак» действительно теряет в интенсивности на фоне усталости против более свежего соперника. Проигрыш в рывковой и спринтовой активности в матчах с «Динамо» и «Марибором» прямо совпадал с неудачной игрой команды на финальном отрезке игры.

Напрямую связывать это с физической подготовкой к сезону не стоит. Потеря кондиций на фоне усталости привычное дело. К примеру, Манчини в «Зените» избегает этого за счет активной ротации. Более того, даже Гончаренко при игре в таком графике при скудном ресурсе вносит изменения в состав. Это же периодически делает «Спартак». Но вопросы по качеству организации восстановления основного состава, если он не меняется, к тренерскому штабу «Спартака» могут быть. Подобный график нов не только для нового «физрука» клуба Д’Урбано, которого обвиняют во всех грехах, но и для Хави Нойи, и для Массимо Карреры. 

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ