Арбитр ФИФА: обслуживаю матчи с розовым свистком

женский футбол ФИФА судьи чемпионат мира среди девушек чемпионат России жен Футбол

Начало карьеры

— Как девушка из Самары пришла в судейство и доросла до уровня арбитра ФИФА? Насколько это долгий путь?

— Началось всё с того, что у меня папа бывший футболист — он выступал за «Крылья Советов», а затем работал арбитром. Кстати, судил и матчи Футбольной национальной лиги (ФНЛ). С детства у меня на первом месте был футбол, и, в принципе, других вариантов для меня не было. В какой-то момент я попросила его научить меня играть в мяч, так и началось моё знакомство с футболом. Когда нужно было поступать в институт, то я не хотела расставаться со своим любимым видом спорта, и в этот момент мне предложили попробовать судейство. Изначально я саму идею восприняла скептически: где я, и где работа арбитра (смеётся). Отец сказал, что ничего страшного, он всему обучит. Мы выходили во двор, и я оттачивала свои умения, рассуживая игру в футбол мамы и папы. Они разыгрывали различные ситуации, а я принимала решение.

— Кому-то из родителей подсуживали?

— В тот момент я ещё не понимала, как это делается (смеётся). Затем я вместе с папой обслуживала матч самарского чемпионата. Он сразу всем сказал, что если у кого-то возникнут какие-то вопросы по судейству, то всё это к нему. Затем мы дома смотрели запись моей работы, разбирали ошибки. Так я в итоге год в Самаре и отработала. Чуть позже местная федерация футбола предложила Москве обратить на меня внимание. Послали на соревнования по МРО в Иваново, где доверили матч за третье место. По итогам пригласили на сборы, а потом пошло-поехало. Уже с 2014 года меня рекомендовали для работы на международном уровне. И теперь я ассистент арбитра ФИФА.

— Волновались ли перед своей первой игрой в качестве линейного?

— Конечно. Я очень не хотела подвести своего отца, плюс тогда играли взрослые юноши. Я ожидала, что на меня будут кричать, высказывая недовольство работой, а ведь до этого на меня никто никогда голос не повышал. Поддержка семьи поспособствовала тому, чтобы волнение сошло на нет.

— Кроме учёбы, какие факторы ещё сказались на том, что от карьеры футболистки пришлось отказаться?

— Во-первых, я начала очень поздно — в 15 лет. До этого моё увлечение было не слишком серьёзным. Техники у меня не было, мы просто с отцом гоняли вместе мяч. Так что бессмысленно было говорить о каких-то больших перспективах. Ещё в мини-футболе пробовала себя, но была на воротах. Маленькие ворота как раз были по мне, тем более что реакция хорошая.

— Как быстро удалось получить назначение на матч женского чемпионата?

— Первую игру в Высшей лиге я отсудила сразу после сбора, о котором уже сказала выше. В первый год я отработала всего две игры на высшем уровне. Хотя это не так много, я покаталась по различным турнирам, пусть и менее статусным. Через эту практику я набрала необходимый опыт, чтобы в следующем сезоне стабильно иметь по 2−3 назначения в месяц.

— Насколько это важно — быть неким авторитетом на поле? Поначалу, наверное, футболистки не особо жаловали «новенькую»: могли надавать психологически.

— Поездки судить соревнования МРО дали то, что многих девчонок, которые сейчас выступают в элите, я знаю с того времени. Они помнят меня по этим турнирам, поэтому проблем в отношении с ними у меня нет.

— Если начинали с двух игр за год, то сейчас назначений сколько?

— 2−3 стабильно получается. Это я беру чемпионат России. У нас просто больше команд нет, чтобы чаще играть (смеётся). Плюс к этому — игры международного уровня.

— Есть ли какие-то забавные истории из мира судейства?

— Один раз я потеряла флаг (бокового судьи), а в другой — поскользнулась и упала, но очень быстро вскочила и успела даже аут показать (смеётся). Что-то особо криминального не происходило. Когда судила ребят, во время подачи углового у меня попросили номер телефона.

Мальчиков приходится «осаживать»

— Судьи-девушки сейчас назначаются на матчи молодёжных команд клубов премьер-лиги, а также обслуживают игры в Профессиональной футбольной лиге (ПФЛ).

— Да, к матчам ПФЛ рекомендованы Анастасия Пустовойтова и Екатерина Курочкина, а я только могу быть на этих матчах резервным судьёй. Но пока у них ещё не было назначений, так что ждём дебюта.

— А насколько тяжело судить мальчиков? У них больше эмоций, выше скорость.

— Конечно, сложнее. У них ведь изначально уже идёт некая неприязнь: «Ай, девушка судит. Как, она разбирается в футболе?» Но в процессе игры их восприятие данного факта, что я сужу, меняется в положительную сторону. Во время игры пол несколько стирается — рефери становится чем-то особенным. Они могут в эмоциональном запале даже «напихать». Судья — человек без пола. А скорости чуть другие, да, другая борьба.

— Бывают моменты, когда приходится футболистов «осаживать»?

— Да. Надо по-любому с ними вести диалог. Если они не понимают хороших слов, надо уметь поставить человека на место: где-то прикрикнуть, где-то «убить» взглядом.

— Удаляли игрока за разговоры или бранную речь?

— Был случай. Это произошло, когда я ещё была ассистентом, работала в Самаре, тогда в поле судила Мамаева Марина. Парень просто меня послал, а я решила так этого не оставлять. Позвала главного, и парня попросили с поля. Он, кстати, после матча подошёл и извинился за свои слова. Опять же это всё произошло потому, что игрок просто не понимает в эмоциях, кто перед ним — девушка или парень. Джентльменские вещи не всегда на поле прокатывают.

— Тяжело ли сдерживаться и не начать отвечать на всё это?

— Если честно, то приходится себя сдерживать. В обычной жизни я бы ответила. Может быть, даже и похлеще, но я арбитр, и мне надо держать марку. Приходится саму себя успокаивать, проговаривая внутри, что ничего страшного не случилось. Но опять же, очень многие ребята после матчей, если они что-то не то сказали, обязательно извиняются. Обычно всё сводим на шутку.

— Во многих европейских странах девушек допускают до работы в элите. Почему у нас не так? Насколько вероятно, что в ближайшем будущем мы сможем увидеть вас, обслуживающей какой-то матч РПЛ?

— Мне кажется, что это вопрос не к нам, а к руководству футбола в России. Просто пока менталитет не позволяет этого сделать. Ни зрители, ни команды пока не готовы видеть нас на матчах премьер-лиги или ФНЛ. Хотелось бы быть, как в Европе, но…

— То есть чувствуете, что это никак не связано с уровнем судейства девушками, а именно какая-то иная преграда?

— Да. Это никак не связано с тем, что судьи могут быть не готовы. Общество пока не созрело. Хотя раньше даже вторую лигу доверяли женщинам. Марина Мамаева судила, Наталья Авдонченко. Сейчас почему-то воспринимается иначе. Когда Пустовойтова и Курочкина вошли в списки ПФЛ, то многие не очень положительно отреагировали. «У нас что, мужчин-судей мало?» — как-то примерно так. Хотя работа на таких матчах в плане практики для нас большой плюс.

Конкуренция среди судей

— Понятно, что судьи зарабатывают не так много. Особенно в женском футболе. Удается прожить на свою зарплату?

— В этом году нам немного подняли зарплату. Не так много, но уже положительный сдвиг есть. Да, наши финансовые условия отличаются от того, что есть у мужчин, у нас нет базового оклада. Сколько матчей отработал — столько и получил. Не назначался на игры — ничего не получаешь. Прожить на эти средства сложновато.

— Работа на международной арене как-то помогает?

— Да, безусловно. Назначений только не очень много. Я бы даже сказала, что всё зависит от приглашений главного арбитра. Зовут Пустовойтову работать на матчах — мы едем. Не так давно наша бригада работала на матче Дании и Швеции. Был полный стадион, кстати. Фактически там половина города пришла посмотреть на это событие. 11 сентября у нас в планах — встреча «Ювентуса» и «Брондбю» в Лиге чемпионов.

— Насколько российские арбитры котируются на международном уровне? Я именно про женские бригады говорю. Россию частенько задвигают?

— На женщинах всё отражается, если честно. Хотя наши девчонки будут судить в Уругвае в ноябре чемпионат мира U18. Думаю, что это тоже показатель, что наших уважают в мире и ценят как профессионалов.

— Тяжело ли оказаться в элитной группе ФИФА?

— Очень тяжело. Тут большая конкуренция. Сейчас выдвигаются колоссальные требования по физподготовке. Надо каждый день скидывать свои тренировки, они очень чётко за всем следят. Сейчас именно уклон в сторону «физухи». Я бы даже сказала, что не столь сильно придираются даже к качеству судейства, как к твоей готовности. Если не готов — не поставят. Надо сдать нормативы, какие-то показатели если не в норме, есть лишний вес, то могут быть проблемы.

— Слышал, что часто сталкиваются с языковыми трудностями при сдаче теста ФИФА. Если точнее — заваливают английский. Правда?

— Просто раньше, когда все ходили в школу, не особо кто-то обращал внимание на язык. Не думали, что он может пригодиться. А надо было сделать на этом акцент. Иногда даже присылают пожелание того, что надо подтянуть язык. Как происходит сдача? Собеседование по Skype. Надо знать много терминов, так как периодически после международных матчей инспектор что-то разбирает, просит поделиться своими ощущениями.

— Брали дополнительные уроки, чтобы уверенно себя чувствовать в иностранном языке?

— Нет, у меня в школе был очень хороший язык, группа повышенной сложности. Хорошо, что в детстве заложили большой фундамент. В процессе выписываю какие-то слова, у меня словарик есть.

— Сколько у нас в ФИФА россиян? Человек шесть?

— Четыре главных: Пустовойтова, Опейкина, Пономарева и Крупская. Плюс к этому четыре ассистента. От России просто квота в четыре места, и мы её уже всю заняли.

— Почему не хочется попробовать быть главным, а не лайнсменом?

— Это всё пошло изначально. Мне было комфортнее всего на линии. Потом уже, когда меня добавили в списки ассистентов ФИФА, то я подумала, что особо нет смысла чего-то менять. Плюс у меня подруги главные. Так что с ними будет спокойненько.

— Самая запоминающаяся поездка? Это даже может быть не связано с турниром, просто город красивый…

— Я бы выделила сразу несколько таких назначений. В 2016-м был отборочный матч на чемпионат мира между Швецией и Словакией. Тогда был полный стадион, хорошая атмосфера. Но запомнилось не этим. На следующий день на завтраке посетители отеля узнали нас, стали подходить с различными вопросами, желать удачи. А в начале января судили товарищескую встречу — в Марселе, Франция и Италия встречались. Игра проходила на стадионе «Велодром», сказали, что народа будет не так много — около 17 тысяч. И это по платным билетам.

— Неплохой такой женский футбол.

— Да. Мы просто выходим на поле арены, вечер, а там иллюминация, гимн. Очень колоритно и запоминающееся получилось.

Частная футбольная школа

— Такая у вас насыщенная жизнь. А на себя время остаётся или на хобби?

— У нас много сборов, игр, тренировок. Я бы сказала, что такая жизнь — это и есть моё хобби. Если матчей нет, то я всё равно идут заниматься на тренировку, держу себя в тонусе. А так люблю путешествовать. Зимой как раз время для этого есть, так как сборы у нас начинаются лишь в апреле. С декабря по апрель мы в свободном полёте.

— Работаете в это время?

— В этом году устроилась на зимнее время работать администратором в частный детский футбольный клуб. Может, к зимнему периоду снова к ним вернусь, мне там понравилось.

— Насколько это всё вам интересно? Или просто — переждать период безденежный?

— Мне нравится, если честно. Чувствую себя в своей среде, комфортно. Многие мне говорят, что я много катаюсь, но ведь я к судейству на международной карьере шла годы. Это тяжело морально и физически.

— Утомляет ли внимание со стороны пользователей в социальных сетях?

—  Да нет. Я же не такая популярная, поэтому меня никто не достает. Если пишут, то я всегда отвечаю. Приятно внимание со стороны людей. Бывает, что кто-то подходит сфотографироваться после игры.

— Сколько раз за год вас звали замуж? Опять же я про соцсети.

— Зовут, но всё это настолько несерьёзно. Как предлагают выйти замуж, так я на это всё и отвечаю (смеётся). Но больше хотят просто познакомиться. Однако это всё не моё. Я бы хотела, чтобы мне сделали предложение после матча. Особенно, когда полный стадион. Как вышеупомянутый «Велодром» с 17 тысячами болельщиков.

— Футболисты часто заморачиваются с цветом бутс. А у судей есть что-то такое?

— У меня, к примеру, есть несколько повязок для волос разного цвета. Подбираю специально под каждую форму. Ещё у меня есть розовый свисток.

— Ого.

— Да, я обслуживаю матчи, выходя на поле с розовым свистком.

Источник: news.ru

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ