Баринов играл с порванной связкой почти 10 минут. Как такое возможно и почему его не заменили?

Марко Николич Сборная России по футболу Константин Генич Здоровье Реми Кабелла травмы Дмитрий Баринов премьер-лига Россия Локомотив Футбол

Разбор Артема Рыженко.

На пятой минуте матча против «Спартака» полузащитник «Локомотива» Дмитрий Баринов срубил Зелимхана Бакаева перед собственной штрафной, но больше пострадал сам. Баринов смог продолжить матч, но через 10 минут попросил замену, причем самостоятельно покинуть поле полузащитник «Локомотива» уже не мог. Как выяснилось позже, он порвал крестообразную связку. Но как же так вышло, что Дмитрий остался на поле с серьезной травмой? Неужели врачи «Локо» допустили ошибку? Давайте по порядку.

Для начала вспомним, как и почему рвутся крестообразные связки

Крестообразные связки – это стабилизаторы коленного сустава. Передняя состоит из двух пучков, что дает ей дополнительную прочность, связка не позволяет голени чрезмерно смещаться вперед. Кроме того, в стабилизации колена участвуют и мышцы передней поверхности бедра. 

Разрыв происходит по вальгусному механизму, переводя на русский – это вращение бедра внутрь при фиксированной голени (либо ее повороте в противоположную сторону).

В футболе есть три основных сценария разрыва ПКС:

• При смещении в сторону – спортсмен резко шагает вбок (финт, изменение направление бега, попытка дотянуться до мяча), его нога подворачивается внутрь, а бедро и тело при этом двигаются внутрь. Так и произошло с Бариновым. (Смотрим с 1:40)

• Неудачное приземление. В этом случае спортсмен всем весом приземляется на неудачно поставленную ногу, а дальше повторяется вышеописанный сценарий. Яркий пример – травма Ибрагимовича в «МЮ».

• Третий сценарий – контактные травмы. Чаще такое происходит в американском футболе, нежели в европейском. На ютубе можно найти целые подборки пугающих эпизодов.

Даже Генич сказал о разрыве связки, почему медики оставили Баринова в игре?

Комментатор «Матч ТВ» Константин Генич – бывший футболист, он перенес 8 операций на коленных суставах и прекрасно знает на собственном опыте, как выглядит разрыв передней крестообразной связки и профессионально разобрал эпизод сразу после фола рядом со штрафной. Почему же медики не поняли все сразу? Есть важные нюансы. 

Во-первых, у медиков нет возможности посмотреть повтор эпизода несколько раз, тем более в слоумо. Они видели эпизод со скамейки. Кстати, именно для таких случаев в «Вулверхэмптоне» один из врачей смотрит футбол с трибуны, но в большинстве клубов такое пока не принято. Во-вторых, окончательный диагноз «разрыв передней крестообразной связки» ставится лишь по результатам МРТ. В поле врач ограничен рядом специальных тестов и жалобами спортсмена. Давайте подробнее.

В первую очередь врачи проверяют колено на симптом переднего выдвижного ящика – проводят тест Лахмана. Суть его проста – пациент сгибает ногу в колене, чтобы расслабить мышцы передней поверхности бедра, а врач тянет на себя голень. Если она выдвигается вперед (колено остается согнутым), то это и есть симптом выдвижного ящика. Очень важно провести тот же тест на здоровой ноге, голень может выходить немного вперед и без разрыва связок, и это норма. Но если есть заметная разница в сравнении со здоровой ногой, то ответ очевиден. 

Далее – опрос пострадавшего. В момент травмы он чувствует резкую боль, возможно, слышит щелчок (разрыв связки) или даже хруст (разрыв менисков), а также не может опираться на травмированную ногу – она тут же подворачивается.

Почему Баринова не заменили сразу?

Как вы могли заметить, Дмитрий самостоятельно встал и продолжил матч, пусть и дискомфортом, а врачи дали добро. Выглядит так, будто клубные медики допустили грубейшую ошибку и разрешили продолжить матч футболисту с тяжелой травмой. Но это не так.

Если Баринов смог самостоятельно подняться, продолжить матч, а врачи не заподозрили разрыв связки, то, скорее всего, она порвалась лишь частично. Это смазало клиническую картину: боль была не такой сильной, сустав оставался стабильным за счет силы мышц и части связки, симптом выдвижного ящика не появился, а футболист рвался в бой. 

Есть сложность и в самой диагностике. Тест Лахмана имеет чувствительность около 85%, то есть в пятнадцати случаев из ста у человека с порванной передней крестообразной связкой симптом выдвижного ящика будет отрицательным. Кроме того, в первые часы после травмы возникает отек и сильная боль, вызывающая спазм. В результате мышцы передней поверхности бедра не расслабляются даже в положении лежа и стабилизируют коленный сустав во время теста, что искажает результат.

Поэтому я бы разбил его травму на два эпизода: первый – фол на Бакаеве, частичный разрыв, не такая сильная боль, выраженной нестабильности в суставе нет, может самостоятельно ходить. Второй – полный разрыв, который оставался делом времени и случился через 10 минут. Тут сомнений не осталось: сустав нестабилен настолько, что Баринов не смог сам покинуть поле и уже прекрасно понимал всю серьезность своей травмы.

 
 
 

View this post on Instagram

Травмы – тоже часть футбола. Это надо пережить и стать сильнее. Большое спасибо партнёрам по команде, болельщикам, всем знакомым и самым близким за переживание и поддержку 🙏🏻 Вернусь ещё сильнее!💪🏻

A post shared by Dmitriy Barinov (@dima_barinov) on Aug 24, 2020 at 3:23am PDT

Похожий случай был не так давно в «Краснодаре». Кабелла порвал кресты в матче против «Олимпиакоса», но его так же вернули на поле. Спустя 5 минут футболист попросил замену. Правда, в этом случае меня смутили 2 фактора: свое возвращение в матч он очень долго и оживленно обсуждал на бровке, будто бы спорил с медиками. Во-вторых, если есть подозрение на разрыв передних крестообразных связок или менисков, то рекомендуется, чтобы футболист не покидал поле самостоятельно, даже если может. 

Если бы Баринова заменили сразу, это хоть как-то помогло?

Как правильно сказал Генич, глобально нет. Футболист в любом случае отправится на пластику связки – будь то частичный разрыв или полный. Во-первых, это надежный способ восстановления в профессиональном спорте – нет риска, что игрок потом дорвет связку. Во-вторых, операция – гораздо более быстрый путь.

Консервативное лечение занимает в среднем 8-9 месяцев, в то время как после операции спортсмен может вернуться на поле уже через 6-7. Тотти, например, и вовсе оправился за 4, но это редкий случай, и современные гайдлайны не рекомендуют выпускать спортсмена в строй раньше шестого месяца. 

 
 
 

View this post on Instagram

104 days #WalkInFaithNotBySight

A post shared by Memphis Depay (@memphisdepay) on Apr 3, 2020 at 10:38am PDT

Конечно, существуют исследования, которые говорят, что футболист способен играть на высоком уровне без операции даже после полного разрыва. Но в более масштабных работах авторы выступают осторожнее: половине всех пациентов без пластики потом все-таки понадобилась операция. В этом исследовании не участвовали профессиональные спортсмены, а в заключении авторы уточняют: в некоторых случаях консервативное лечение даже полных разрывов может быть успешным, но вероятность этого не более 50%.

Естественно, в профессиональном спорте из-за высоких нагрузок баланс смещается в пользу неудачи – мышца не выдержит нагрузку, и сустав снова дестабилизируется, а это риск новых травм: менисков, других связок и мышц. 

Да и риск раннего рецидива (в первые месяцы) после операции составляет порядка 7%. Когда стоит выбор вернуться через 6-8 месяцев с 93-х процентной вероятностью или через 8-9 с 50 – выбор очевиден.

Травма крестов – кошмар. В АПЛ их рвут все чаще, 30% получают рецидивы, а причин миллион (даже бутсы)

Но есть важная деталь – игрока с подозрением на травму передних крестообразных связок рекомендуется максимально беречь. Это связано с риском новых травм – нестабильность в суставе может усугубить повреждение. Механизм довольно прост: в дестабилизированном колене нагрузка распределяется неравномерно, мениски, связки и мышцы пытаются компенсировать потерю крестообразной связки и взять часть нагрузки на себя, что перегружает уже их и подвергают риску повреждения. Но глобально сроки восстановления эти травмы увеличивают не всегда, меняются лишь отдаленные последствия уже после завершения карьеры. 

 

Вы можете задаться вопросом: почему бы не менять спортсмена сразу, даже если есть только косвенные подозрения на травму? Ответ прост: если вы излишне перестрахуетесь и замените здорового игрока, то спасибо не скажет никто – тренер зря потратил замену, а игрок лишился шанса проявить себя. В итоге вы получите в лучшем случае выговор. А если симптомы отрицательные, игрок не жаловался на нестабильность в суставе или невыносимую боль, то на каком основании снимать его с матча?

Работа клубного персонала – это баланс, вы не требуете замену после каждого жесткого стыка, а футболисты и тренер доверяют вам, когда вы все же на ней настаиваете в неоднозначной ситуации. К сожалению, не всегда этот баланс в пользу игроков.

Мой канал о спортивной медицине
Мой твиттер

Фото: РПЛ/Александр Ступников/«Спартак»; РИА Новости/Александр Вильф

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ