Чем закончились скандалы в хоккее с мячом

Байкал-Энергия Водник Владимир Янко СКА-Нефтяник Дмитрий Минин Борис Скрынник

26 марта у России появился новый чемпион: в финальном матче, который прошел в хабаровской «Ерофей Арене», «СКА-Нефтяник» обыграл иркутскую «Байкал-Энергию», 6:2.

У этой победы много выдающихся обстоятельств, и если бы хоккей с мячом был, например, Дианой Шурыгиной, то сценаристы «Пусть говорят» легко сверстали бы эфир на понедельник еще стоя в утренней пробке.

«СКА-Нефтяник» выиграл первый чемпионский титул за 70 лет своего существования — чем не наш православный «Чикаго Кабс»? Еще круче — это, кажется, вообще первый дальневосточный чемпион в игровых видах в истории страны.

Для 14 из 20 хоккеистов, попавших в заявку на финал, золото стало первым в карьере. И один сюжет — белая лента (их в Хабаровске почему-то вручили вместо медалей) на шее у 19-летнего защитника Валерия Ивкина, но совсем другой — у четырехкратого чемпиона мира Максима Ишкельдина или 35-летнего капитана СКА Алексея Чижова («первые в мире, вторые в Сибири» — это было как раз про них).

Все эти истории стали бы хорошими воспоминаниями о сезоне, если бы на это же воскресенье не пришелся один маленький юбилей: ровно месяц назад, 26 февраля, хоккей с мячом пережил самые громкие сутки в своей истории.

Если вы все пропустили, вот краткий пересказ того интересного вечера: архангельский «Водник» и будущие вице-чемпионы из Иркутска в последнем матче перед плей-офф неожиданно решили сыграть в хоккей наоборот и по очереди забили в свои собственные ворота 20 мячей. «Байкал» «победил» 11:9, а нападающий Олег Пивоваров установил рекорд на все времена — 11 автоголов за полчаса.

«Самые громкие в истории» не гипербола. Про «Водник», «Байкал» и Пивоварова написали не только во всех российских медиа, но и в сотне стран, жители большинства которых про странную русскую забаву с розовым шариком услышали в первый и в последний раз. Пара ссылок на память: от Камбоджи, Тайланда, Ливана и Мексики до «Washington Post» и «Yahoo Finance».

Те, кто попытался разобраться, почему так вышло, получили извинения от всех причастных и несколько версий на выбор. Федерация хоккея с мячом России просто назвала ситуацию «вопиющим инцидентом» и пообещала всех наказать, «Байкал» — сделал вид, что выбирал в плей-офф соперника поудобнее, но хитрый план не очень сработал, «Водник» — объяснял, что это протест и дело не в них, а как раз в федерации, которая, в частности, «диктует, кому выигрывать, а кому проигрывать» (и в этот раз они должны были победить, но очень не хотели).

О том, что чемпионатом управляют в ручном режиме, говорили и раньше, но так громко и тем более на всю страну — никогда, поэтому к протесту «Водника» быстро присоединились в Красноярске, Абакане, Иркутске, Хабаровске, Кемерове, Кирове, Казани, Нижнем Новгороде и других городах, а также в сообществе хоккейных ветеранов. Жанр был выбран проверенный — видеообращения к Путину. Сообщение практически дошло до адресата, но Дмитрий Песков заявил, что никаких оценок случившемуся его шеф давать не планирует: «это никак не связано с президентом».

Менеджерам лиги на то, чтобы разобраться с возникшими неудобствами, хватило пары дней: результат матча аннулировали и назначили переигровку в Подмосковье (хотя все ждали, что команды просто снимут с турнира), отдельным участникам раздали дисквалификации (от полугода до 2,5 лет, условные и реальные), клубам выписали штрафы по 300 тысяч и посчитали вопрос закрытым: «обжалованию не подлежит». Главный арбитр встречи Григорий Минаев при этом уже 1 марта снова вышел на лед в Новосибирске, а сегодня отсудил и финал — он оказался совсем ни при чем.

Вопрос с протестными настроениями решали похожим способом: хоккеистов, снявшихся в видео для президента, по неофициальной информации оштрафовали на 100 тысяч рублей, а клубам еще раз дали написанное удивительным языком напутствие: «не поддаваться на провокации и объединить свои усилия в столь важный для всего русского хоккея период». Главный хоккейный босс Борис Скрынник задавался вслух риторическим вопросом: «Сейчас некоторые клубы выступают в поддержку «Водника». Таким образом они что, поддерживают то, чтобы в свои ворота забивать?».

Виталий Мутко оказался непривычно лаконичен: «Надо ориентироваться на то, что делает федерация».

Кульминацией небольшой кампании по восстановлению хоккейной репутации, видимо, должен был стать эфир ток-шоу «Фетисов» на телеканале «Звезда» (если у вас есть лишний час, лучше потратьте его на что-нибудь другое). Мария Орзул, каскадер Иншаков, квнщик Андрей Бурковский и журналист Павел Климовицкий в компании Владимира Янко, Сергея Мяуса и Ивана Максимова в течение часа пытались ответить на вопрос «какой хоккей нам нужен» и признали, что «проблемы есть» и «о ситуации надо говорить».

Монологу начальника «Водника» Дмитрия Минина об угрозах его семье со стороны Скрынника и о том, как его настоятельно просили обеспечить определенный результат в матче с «Байкалом», значения ни в студии, ни в за ее пределами не придали. Особенно это удалось Владимиру Янко, который заявил, что Минин «пришел со стройки, где работал прорабом» (теперь интересно узнать, что он думает по поводу вице-премьера, пришедшего из Института водного транспорта).

Удивительно, но даже в режиме повышенного внимания спокойно дотянуть до конца сезона у ФХМР получилось с трудом. Сначала, еще на переигровке в Обухово, журналистам пытались запретить снимать, а автобус с болельщиками «Водника» просто не пустили на стадион.

Затем бывший арбитр Максим Легаев рассказал журналистам о том, как в 2015-м ему приказали обеспечить победу московского «Динамо» в полуфинале кубка. Чуть позже федерация зачем-то решила подать в суд на блогера Владимира Демкина, написавшего «об авторитарном управлении и затыкании рта недовольным».

И уже перед «финалом четырех», который и проходил в Хабаровске, выяснилось, что организаторы сразу раздали «Енисею» и «Воднику» расписание для участников матча за бронзу (и надо же — они действительно в нем встретились!). Как рассказал тренер «Енисея», после полуфинальной игры с хозяевами, которую красноярцы проиграли, к нему подкатился шведский хоккеист Эрик Сэфстрем: «Извини, Иван, я знаю, что происходит, но ничего сделать не могу». 

Месяц назад, когда новость со стадиона «Труд» носилась по миллионным пабликам ВКонтакте, государственным каналам и большим газетам, которые по утрам читают и в Кремле, и в Белом доме, в десятке городов на секунду решили: наконец-то нас заметили, наконец-то что-то может измениться.

Реальность оказалась банальнее и злее: заметили не их и даже не слегка проржавевшую систему, а просто интересный заголовок — ух ты, 20 голов в свои, вот оно как бывает! Ну ладно, что там дальше? Какие-нибудь новые враги?

Поэтому сегодня, в день маленького юбилея, в этой истории остается поставить грустную точку: эти 15 минут славы закончились. Хоккей с мячом, пережив самые громкие сутки в истории, снова остался наедине с собой, и главное теперь — «не поддаваться на провокации и объединить свои усилия в столь важный период». А на «Первом канале» пусть пока поговорят о чем-нибудь другом.

Фото: РИА Новости/Игорь Онучин, Максим Богодвид

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ