Драма русского пилота, фанаты «Лестера» и прорыв на трассу

Порше G-Drive Racing Джеки Чан 24 часа Ле-Мана Тойота Роман Русинов

Чем запомнились «24 часа Ле-Мана». Репортаж Евгения Маркова.

Желтый флаг означает опасность. Обгоны под ним запрещены.
Гонка стартует в 15:00 в субботу и закончится в 15:00 в воскресенье.
Машина, прошедшая наибольшее расстояние за сутки, становится победителем.
Итак, дамы и господа, добро пожаловать на самые известные гонки в мире —
85-я гонка за Гран-при надежности и эффективности — «24 часа Ле-Мана».
 
От больших гонок останется много звуков, фотографий и потемневших деталей. Кто-то прилипнет к зеркалу, чтобы разглядеть леманский загар с алыми кистями и бесцветными плечами. Болельщики из Китая вместе с выросшими на кунг-фу Джеки Чана запомнят эту гонку как самую счастливую в жизни, а Роман Русинов из G-Drive Racing постарается заснуть и переключиться. 

Обгоревшие, китайцы, обгоревшие китайцы, все, кто участвовал в безумии на трассе «Сарта», менял колеса или вешал флаги на палатку, скажут, что вечеринка удалась. Тем более эти «24 часа Ле-Мана» побили рекорд посещаемости: 400 тысяч человек приехали в лагерь свободы и автомобильного братства. Они увидели самую престижную гонку мира и впитали историческую память от ее безумного содержания и колоритного окружения. 

Паддок во время гонки 

О пропуске в паддок мечтают те, кто когда-то врезался в скулы Дэвида Култхарда, наткнулся на фильм «Большой приз» или просто узнал, что это такое. Паддок напоминает кулисы: по нему бегают механики, перед гонкой гуляют пилоты, а уже после старта там начинается осадное положение. Это один из самых интересных углов гонки, веселый муравейник, где бегают за деталями с серьезным лицом, а потом, облокотившись ногой о какую-то взрывоопасную бочку, ждут событий на трассе и смотрят, что происходит на улице. 

Именно в этом месте пытаются сгладить слова прошлогоднего чемпиона Нила Джани: «Не ты выигрываешь Ле-Ман, а Ле-Ман позволяет тебе выиграть». Технический корпус очень много работает, интересно отдыхает и прячется от слепящих лучей июня. 

Утром паддок напоминает завод ЗИЛ, где есть много раковин, чтобы смыть масло и разобраться с мылом. Там не ходят грязные мужики с обугленными комбинезонами, ведь автоспорт — это про чистые руки, черные перчатки и обтекаемую эстетику. Здесь постоянно меняются командные цвета, потому что многоязычный персонал все время куда-то убегает.

В разные стороны ходят пластиковые коробки с едой и холодными напитками, носятся тележки с новыми шинами, а любопытные люди с аккредитациями заглядывают в щели и удивляются общему спокойствию. Даже если машина сломалась и не закончила 24 часа, они не будут вставать на колени и биться шлемом в решетку. 

В темноте кто-то становится веселее, потому что приходится вылезать изо сна и возвращаться к машинам. Некоторые техники спят прямо на полу, дергают ногами перед камерой, но всегда встают, когда приближается их пилот. 

В последние часы гонки там становится тише. Выбывшие закрывают боксы, а те, кто по-прежнему в борьбе, собираются на своей территории, кусают наушники и почему-то не забывают улыбаться. 

Автомобильное «Нашествие» 

В хорошем смысле. Только без Шнура, с ругательствами на немецком, без колонок и без перерывов. Утром, когда гонка все еще продолжается и даже не думает почистить зубы, жители трейлеров, палаток и утрамбованных полян вытаскивают сковородки и кетчуп, завтракают и больше не уходят от солнца. До конца гонки остается не так много часов, ее отлично слышно, под нее можно заснуть, а интригующий французский голос всегда разбудит, если что-то произойдет и «Тойота» потеряется в ночи. 

В палаточном лагере начинается своя погоня в сторону умывальников. К финишу флагов становится больше: англичане и ирландцы чаще всего болеют за «Астон Мартин», но украшают свои выездные дома не только автомобильной атрибутикой. На одной из палаток весь день провисел синий флаг прошлогодних чемпионов Англии из «Лестера», а над их соседями летала игрушечная утка, которая держалась за веревку и плавала на ветру. 

Если места внутри не хватает, гоночные болельщики все равно останавливаются на природе и под вибрирующие звуки со стороны трассы. Такие семьи живут прямо на участках жителей ближайших домов. Отдавать помещение под нашествие решаются не многие, зато можно сдать несколько соток для пузатого трейлера и палаток из пластмассовых прутьев. Автомобильные гости не только не ломают пионы, а еще и приносят хороший заработок для жителей окраин. 

Хотя зрители в Ле-Мане бывают разные: 

Мощная стоянка около входа: гибрид «Крайслера» и «Мазерати» + друзья

В Европе покупают машины ради единственного выхода за год, и это гонка «24 часа Ле-Мана». По черным номерам с серебристыми цифрами отгадываются зарегистрированные классические машины, а между «Феррари» с британского острова Джерси и «Порше» со швейцарскими номерами нет никакой дистанции, ведь они не только стоят рядом, а вместе прошли главный квест автоспортивного сезона — доехали до Ле-Мана и припарковались в открытом музее старины, доброго соседства и редких гибридов. 

Как у этого парня из Бельгии: 

Классический «Ягуар» из Нидерландов: 

Драма Романа Русинова из G-Drive Racing 

Ночью он все-таки заснул и не следил за гонкой, а утром сидел в ложе G-Drive Racing и смотрел через стекло на чужую скорость. Четыре метра вниз: там заправляют машины, иногда их переобувают, либо отправляют на часовые операции. Жизнь «Ле-Мана» продолжается, но уже без Романа Русинова, Алекса Линна и Пьера Тирье. Экипаж российской команды выбыл слишком рано, машина больше не ехала, гонка для троих пилотов, главного инженера и большой технической бригады перестала существовать. Поэтому в черно-оранжевой комнате для аналитиков пусто, вход в боксы закрыт и больше не охраняется, техники отдыхают после насыщенной подготовки. 

Но Роман все равно не молчит. Он смотрит на экран со статистикой, иногда комментирует гонку и снова вспоминает моменты из самого начала: проблемы с электроникой, долгий пит-стоп, эмоциональное столкновение с «Порше» из класса GT, и на трассе уже минус один экипаж LMP2. Все это после удачной квалификации, уверенной поул-позиции и голоса со стороны, что после третьего и второго места в предыдущие годы должен случиться бархатный финиш. 

«Я очень много пролистывал назад момент аварии, — говорит Русинов. — Не думаю, что кто-то принял бы на моем месте другое решение. Когда тебя пропускает «Порше» и ты идешь в открывающееся окно, для тебя нет других вариантов». 

В ложе G-Drive Racing тихо. Бурлит только трасса и летающие автомобили.  

— Что для вас значат «24 часа Ле-Мана»? 

— Это незабываемая атмосфера, которая повторяется каждый год. Ле-Ман запоминается очень многим: это сложная и непредсказуемая гонка, где сложно все предусмотреть. Даже если ты подготовился на 100%, этого недостаточно для победы. На итоговый результат может повлиять слишком много факторов. 

Просмотр гонки из-за забора 

До трассы доходят не все, потому что послушать гонку можно и на расстоянии. Это подтверждает слова героя Жан-Луи Трентиньяна из фильма «Мужчина и женщина»: «Самое главное в гонке — звук двигателя». С этим согласны и те, кто к нему уже привык, прирос к раскладному стулу и разложился прямо возле трассы. Из доступных для болельщиков 13629 метров обычно выбирают повороты, где видны и скорость, и мастерство, и психология. 

В условиях лета это очень напоминает пляжный отдых, где главные ценности — это тень и первая линия. Пыльные и поджаренные площадки болеют не громко, не ругаются и редко встают с места, а вместо этого пародируют звук автомобилей, вращают головой, нарушая все часовые стрелки, и много жуют. Кепки разных автопроизводителей спокойно живут на соседних креслах, пока их владельцы вместе покупают еду. 

Каждой части «Ле-Мана» соответствуют свои вкусы. Чем ближе к боксам — тем больше овощей и сладких напитков. У трассы — гоночный зной, горячие бургеры, маслянистая картошка с красным соусом. В фан-зоне — чипсы и баночное пиво. 

Взрывоопасный финиш 

На последних часах начинают сдавать тормоза и фавориты. Фабьен Бартез выбывает, гонщик из «Вальян Рибейон» под номером 13 (давайте запомним эту команду) нервно срывается с пит-стопа, «Астон Мартин» гонится за «Корветтом» в GTE Pro, а на трибунах все равно появляются американские флаги. На последних минутах «Корветт» съедает целый поворот, зарабатывает штрафные минуты и в итоге пропускает вперед «Астон Мартин» и «Форд». 

«Тойота» снова показала себя гоночным «Ювентусом»: за год команда укрепляется и становится сильнее, но все время проигрывает в финале. Побеждает же их единственный соперник из прототипов — «Порше». Отыграть 18 кругов за три часа до конца гонки и надеть белоснежные футболки с надписью «хет-трик» (2015, 2016, 2017) — это про них. Брендон Хартли, Тимо Бернхард и Эрл Бамбер выдержали суточный марафон, хотя почти все представители LMP1 выбыли и смотрели, сможет ли «Джеки Чан ДЧ Рейсинг» обогнать время. Со временем не получилось, зато китайская команда стала первой в классе LMP2. 

С третьим местом сложнее, чем с треснутый монококом у машины G-Drive Racing: тот самый «Рибейон» под номером 13 (Нельсон Пике, Дэвид Хайнемайер Ханссон, Матиас Беш) нарушил правила, потому что механики решили прорваться к стартеру (то есть просверлить дыру вместо того, чтобы снимать целый ряд деталей), тем самым нарушив «целосность омологированных деталей». Они участвовали в награждении, стояли под флагом Швейцарии и даже обнимали пилотов «Порше». 

Но протокол говорит о другом: «ДЧ Рейсинг» теперь на общем третьем месте, а третьей в LMP2 стала команда «Сигнатек Альпин». 

Награждение без Джеки Чана 

За несколько минут до финиша (14:55) наступает анархия: за входами на паддоке никто не смотрит, в боксах только неактуальные детали, какие-то тряпки и улыбчивый старичок. Персонал команд, вип-болельщики и каскадеры с простыми аккредитациями бегут к трассе и забираются на каменные блоки, чтобы опереться о стекло, протянуть руки и приветствовать победителей. Не только «Порше», друзей Джеки Чана, желтеющий на последних минутах «Корветт» и обогнавший его «Астон Мартин», а вообще всех, кто выдержал «24 часа Ле-Мана». 

Джеки Чана нет в Ле-Мане, но он все равно существует. Об этом мне рассказала девушка пилота «Джеки Чан ДЧ Рейсинг» Тома Лорана. Вместе с Оливером Джарвисом и Хопин Туном они подготовили сенсацию: китайская команда LMP2 впервые на подиуме и впереди большинства прототипов. 

На трибунах начинается танец, висящие на стекле просовывают вперед руки с телефонами, напирают; и становится страшно, потому что стекло сейчас продавится и упадет прямо под праздничные колеса. Моторы перекрикивают свистки маршалов, которые отлавливают таких, как я, но у них ничего не получается, потому что все переходят на бег, кричат, обнимают пилотов «Порше», вешаются на механиков и поднимают флаги. По ту сторону стекла намечается санкционированный прорыв. 

На трассу выбегают болельщики, они в смешных костюмах, с голыми животами и счастливыми глазами. Их команда не обязательно победила, чтобы они были здесь — на месте, где стартовала и спустя долгие сутки закольцовывалась легендарная гонка. 

Пушистый автоспорт выпускает хлопушки радости, пот заливает лица и солнечные очки, а наверху флаги победителей, болельщиков, руки в разноцветных браслетах с парада пилотов, светлые кепки Gant из официального магазина и белый дым. 

Звук трассы больше не заглушает голоса людей, они смотрят на подиум, видят венки, слушают гимны и получают раскаленное награждение. На улице около 30 градусов, а посреди праздника еще больше. Так кажется, ведь после 24-х часов наступает засуха, которую можно освежить только шампанским. 

Напиток чемпионов работает. До старта следующей гонки «24 часа Ле-Мана» ровно год. 

Желтый флаг означает опасность. Обгоны под ним запрещены.
Гонка стартует в 15:00 в субботу и закончится в 15:00 в воскресенье.
Машина, прошедшая наибольшее расстояние за сутки, становится победителем.
Итак, дамы и господа, добро пожаловать на самые известные гонки в мире —
86-я гонка за Гран-при надежности и эффективности — «24 часа Ле-Мана».
 

Фото: Евгений Марков; Gettyimages.ru/Dan Istitene, Ker Robertson; REUTERS/Dean Treml/Red Bull Content Pool; instagram.com/romanrusinoff; instagram.com/gdriveracin

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ