Фетисов увел жену у футболиста – против были все, даже подключали Тихонова. Но они вместе уже 38 лет

Вагиз Хидиятуллин Вячеслав Фетисов Виктор Тихонов сборная СССР светская хроника НХЛ почитать Нью-Джерси ЦСКА Детройт Хоккей

История любви и борьбы с системой.

Лада и Вячеслав Фетисовы – пара, которая приоткрыла дорогу в НХЛ современным звездам хоккея. В их жизни было много побед и поражений, трагедий и успехов, они покоряли Америку и фотографировались на баррикадах в Москве в августе 1991 года. Защитник ЦСКА стал частью легендарной Русской пятерки, обладателем трех Кубков Стэнли (включая тренерский) и, наконец, депутатом Госдумы. А она бросила карьеру модели и актрисы, чтобы создать уютный дом, в который ему приятно возвращаться.

Рассказываем, как Лада и Вячеслав знакомились, боролись и побеждали.

Мишка олимпийский

1982 год. Лето. Будущему члену зала хоккейной славы 24 года. Фетисов и Ладлена жили в «спортивном» доме на Фестивальной улице – на одной лестничной клетке, в соседних квартирах, но никогда не встречались. Впервые они увидели друг друга на празднике в квартире известного гандболиста Евгения Чернышева на 16-м этаже. Лада была с одинокой подругой Ирой, которую пригласили, чтобы познакомить с молодым неженатым хоккеистом. Но план провалился – Фетисов не обратил внимания на подругу, зато без памяти влюбился в Ладу.

«Женя привел Славу, когда мы уже ужинали, и посадил напротив меня. За вечер Слава не произнес ни одного слова. Только сидел и на меня смотрел, причем как только он это умеет – исподлобья. И когда мы с Ирой вышли пошептаться, я спросила ее: «Ну как, понравился?». Она мне говорит: «Да он какой-то мишка олимпийский».

Позже часть компании, включая Фетисова, спустилась попить кофе к Ладе. Они перекинулись парой фраз. На тот момент она уже четыре года была замужем за известным футболистом Вагизом Хидиятуллиным. Но Фетисов решил бороться: «Такой красивой девушки, как Лада, я прежде не встречал. Возможно, это была любовь с первого взгляда, трудно сказать, но я таких чувств никогда не испытывал. Случались до того вечера всякие знакомства и встречи, но тут я впервые сразу понял, что без этой девушки жить не смогу».

Светка Соколова

Лада долго не отвечала взаимностью. Бывшая гимнастка (бросила спорт в 16 лет) танцевала в столичном варьете, передачах «Утренняя почта» и «Голубой огонек», участвовала в репризах клоуна Серебрякова, выступала с Игорем Кио. В кино дебютировала в фильме «Бархатный сезон», потом были «Вариант Зомби», «Авария – дочь мента». Всего – 16 фильмов. Многие помнят ее по клипу «Розовые розы» группы «Веселые ребята».

Фетисов приезжал к ней на работу, куда-то приглашал – она не соглашалась. Сбегал со сборов, чтобы встретиться, раскладывал розы веером на капоте своих «Жигулей» и предлагал подвезти домой. Она отвечала: нет, спасибо. Но Фетисов не сдавался и в итоге добился своего – начал подвозить ее на репетиции, а однажды уговорил пойти на обед в ресторан.

Через несколько месяцев после знакомства с Фетисовым Лада попросила мужа дать развод. Это решение далось ей нелегко – колени дрожали. Все знали, что Вагиз – прекрасный человек, жену не обижал, не было ни ссор, ни проблем. Правда, виделись редко, а общались в основном по запискам на холодильнике: он вечно на сборах, а она строила свою карьеру.

В итоге взорвалась бомба: капитан сборной СССР увел жену у известного футболиста. Вагиз делал все, чтобы вернуть Ладу: устраивал скандалы, упрекал, закрывал ее в квартире, долго не давал развод. Он жил лучше, чем Фетисов: двухкомнатная квартира, выше зарплата, больше возможностей. Все были на его стороне.

Родители Лады были настроены резко против – мама даже к Виктору Тихонову ходила за помощью. Отец был тренером юношеской сборной, через которую прошел Хидиятуллин, общие друзья донимали вопросами «почему», а Лада сдерживала натиск: «Мне даже было трудно объяснить, почему я так поступаю. Но я знала, что Слава –  это мой родной человек, за которым я буду как соловушка в тепленьком гнездышке».

Фетисовы тоже были недовольны – не хотели видеть сына в компании замужней женщины. Все хотели, чтобы они расстались. Даже политотдел ЦСКА пытался повлиять на ситуацию, но Фетисов отказался подчиняться. В итоге Хидиятуллин все же согласился на развод. «Однажды встретившись, мы посмотрели друг другу в глаза, и Вагиз все понял: это не игра, это судьба. Запугать меня нереально, подкупить невозможно. Пожелал нам счастья и ушел», – вспоминает Фетисов.

Противостояние с родителями и обществом продолжалось почти два года. Вокруг клубились бесконечные сплетни и слухи. Чаще всего Ладе приходилось выдерживать напор в одиночку – Фетисов редко бывал дома из-за сборов. Их семейная жизнь была разделена забором – Фетисов и другие хоккеисты через него перелезали, проводили пару часов с женами – и на отбой.

Черная кошка

Вячеслав и Лада долго жили в гражданском браке: не потому что не хотели расписываться – обстоятельства складывались против них. «Купили свадебное платье, были заказаны «Чайки» и «Метрополь». Но тренер, Виктор Васильевич Тихонов, не отпустил команду на торжество. Когда мы во второй раз подали заявление, умерла Славина бабушка», – вспоминает Лада.

В 1985-м снова задумались о том, что пора расписаться, но произошла очередная трагедия – погиб брат Вячеслава Анатолий, 18-летний нападающий ЦСКА.

Ливень. Ленинградка. Позже Фетисов вспомнит, что перед злосчастной поездкой дорогу ему перебежала черная кошка. «Жигуль» въехал в их машину, ее раскрутило и бросило на столб правой стороной, где сидел Толик. Он умер в реанимации.

После той ночи Фетисов несколько месяцев почти не спал, лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок, задумывался о самоубийстве: «Жить не хотелось. В принципе, Лада в последний момент меня на балконе поймала». Фетисов долго чувствовал вину, думал «Почему погиб не я?». В итоге поженились только в 1989-м, через 7 лет после знакомства.

Обрезанные провода

В 1983 году «Нью-Джерси» выбрал Фетисова на драфте под общим 145‑м номером. В 1988-м он узнал, что у него есть шанс уехать в НХЛ. «Девилс» предложили Спорткомитету СССР миллион долларов за переход хоккеиста. К тому же предполагалось, что все гонорары игрока будут переходить в казну, а советская сторона будет платить ему тысячу долларов в месяц. Руководство согласилось, тренер ЦСКА и сборной СССР Виктор Тихонов был против. Он хотел, чтобы защитник провел еще один сезон в армейском клубе.

«Тихонов действовал по отношению ко мне нормальными советскими методами, то есть обманом. С одной стороны, он подписывает рапорт на мое увольнение, а сам втихую перекрывает мне кислород, но внешне – отец родной, а я его любимчик, и все знают об этом», – вспоминает Фетисов.

В январе 1989 года он сказал Тихонову, что играть за ЦСКА больше не будет, и написал уже третий рапорт об увольнении. На следующий день в «Московском комсомольце» напечатали его интервью «Я не хочу играть в команде Тихонова». Лада об этом ничего не знала – Фетисов не сказал ни слова. О том, что что-то не так, ей сообщил внезапно замолчавший телефон. Казалось, он сломался, отключили, провода были обрезаны. Она несколько раз подходила к телефону,  проверяла, работает ли он.

Тогда от них отвернулись многие, испугались за свое положение, карьеру, репутацию. Поддерживали в основном люди, не имеющие отношения к спорту: Александр Розенбаум, Иосиф Кобзон, Александр Абдулов, Стас Намин и Александр Фатюшин.

Политотдел требовал написать опровержение и извиниться – Фетисов отказался. Война с системой продолжалась. Он тренировался с любительскими командами, чтобы не потерять форму. А Лада снова поддерживала мужа, выступала в роли затейника: приглашала в гости друзей, пыталась вытащить его в кино. Ей звонили из органов, грозили, что сошлют его в дальний гарнизон на север командовать батальоном – без горячей воды, тепла и электричества. Она спокойно отвечала: «Ничего страшного, я на Урале родилась. У меня там родственники остались, валенки пришлют, будем в них ходить».

Каждый день Фетисов слушал, что он сволочь и предатель, но, приходя домой, видел человека, который верит в него и готов полностью поддержать любое его решение. Именно в один из таких трудных дней он сделал ей предложение: «Он пришел, встал на колени и сказал: «Я тебя очень боюсь потерять. Я очень хочу, чтобы ты была со мной». И все. Он договорился, мы расписались дня через три».

Перед чемпионатом мира 1989 года в Швеции игроки сборной СССР написали письмо – требовали возвращения Фетисова. В итоге ему дали три недели, чтобы набрать форму. И он набрал – 6 (2+4) очков в 10 матчах, статус лучшего защитника турнира. Команда завоевала золото. Генменеджер «Нью-Джерси» Лу Ламорелло прилетел в Стокгольм и предложил Фетисову бежать в США, но хоккеист стоял на своем, он хотел уехать легально.

Летом 1989 года его все-таки уволили из Вооруженных Сил СССР и он перешел в «Девилс».Фетисов стал первым советским хоккеистом, который подписал контракт напрямую с американским клубом, а их с Ладой отношения выдержали очередное испытание на прочность: «За многие годы я убедился, как мне с Ладой повезло. Все удары судьбы она принимает с такой стойкостью, что немногие мужики смогли бы таким похвастаться».

Другой мир

В «Нью-Джерси» Фетисова ждало новое испытание – в раздевалке «Девилс» его встретили холодно. Он не знал английского, а благодаря антисоветской прессе казался врагом, чужаком из Советского Союза. Его называли красным майором, жаловались, что советские хоккеисты занимают их места, забирают их деньги: «Они будут отдавать эти деньги своему правительству, а правительство будет на эти деньги против нас бомбы строить».

Ладе жизнь в Америке тоже давалась непросто. Она учила английский язык по телевизору – смотрела мыльные оперы. Слава был с командой, а она часто оставалась одна с собакой Рэди. С Рэди связаны два эпизода, которые поразили и окончательно дали понять – они попали в совершенно другой мир.

Сначала удивил менеджер гостиницы, в которую поселили Фетисовых. Он увидел, что Лада гуляет с собакой, узнал, что они русские, а Слава приехал играть за «Нью-Джерси», и чтобы их пес не чувствовал себя одиноким в незнакомой стране, привез из дома своего.

Второй случай произошел через несколько месяцев, когда Рэди упал и забился в судорогах. Они прибежали в ветклинику: кожаные диваны, красивые картинки, реклама собачьей еды, одежды. Собаку сразу унесли, а Ладу спросили, нравится ли Рэди оставаться одному, любит ли он, чтобы был включен телевизор, что любит есть. В этот момент она вспомнила, как они с подругой сидели в московской поликлинике с кашляющим грудным ребенком и ждали приема сорок минут.

Жизнь постепенно налаживалась, у них появился дом, друзья. Началась совершенно новая семейная жизнь. Они стали больше общаться, находить общие интересы. Оказалось, Фетисов играет на гитаре, поет и знает немецкий. Лада делала все, чтобы дома было уютно, изучила итальянскую, китайскую, мексиканскую кухни. Отказалась от своих карьерных амбиций.

Она получала предложения, но Фетисов был против. Ему нужна была жена, а это сложно совместить с карьерой профессиональной модели. Вначале было немного обидно, но она не жалеет о своем решении: «В жизни есть вещи гораздо более важные, чем карьера. Например, здоровье близких людей, покой семьи. Я считаю, что сделала правильный выбор. Женщина может прожить без собственной карьеры и быть счастлива. Потому что у нее есть муж, который любит и каждый день говорит об этом, и ребенок, который утром просыпается, целует в щечку».

Детей у Фетисовых не было долго. В 1983 году у Лады случилась внематочная беременность. После этого врачи сказали, что детей уже никогда не будет. Но в Нью-Джерси произошло чудо – их учительница английского Элен нашла хороших специалистов. В итоге Лада забеременела – и в 1991 году в их жизни появилась дочь Анастасия.

После рождения девочки они решили съездить в Москву – впервые за два года. Решили не вовремя. Утром 19 августа раздался звонок: «В Москве переворот!». Реакцией на эту новость стало решение пойти погулять и сфотографироваться на баррикадах. Следующим вечером они пошли к Белому дому. Домой вернулись утром 21 августа – на этот день были куплены обратные билеты в Америку. Как Ельцин стоял на танке, они смотрели уже в Нью-Джерси.

Первый перстень

В 1994 году у Фетисова закончился 5-летний контракт с «Нью-Джерси». Все лето они вели переговоры, но перед стартом сезона-1994/95 в НХЛ грянул локаут. Матчи начались только в середине января – Фетисов подписал однолетний контракт, провел три игры и получил травму. В апреле он вернулся на лед, сыграл еще один матч в форме «Девилс», и его обменяли.

Лада расстроилась: дом, школа, гимнастика и уроки балета для дочери – все это надо найти на новом месте, ко всему нужно привыкнуть. Но Вячеслав был не против перебраться в Детройт, сказал: «Подумаешь, поменяли». От команды ждали многого – в итоге она дошла до финала. По иронии судьбы там ее ждал «Нью-Джерси». Команда, которая обычно считалась кандидатом на вылет в первом-втором раунде, всухую разгромила «Ред Уингс» – 4-0. Обиднее поражения сложно себе представить.

«Выхожу, стоит моя жена, вся в слезах. Я подошел, обнял ее, говорю: «Я тебе обещаю, что этот Кубок обязательно выиграю. Можешь даже не сомневаться». А она посмотрела на меня: «Я в этом не сомневаюсь», – вспоминает Фетисов.

Вскоре Лада нашла способ поддержать мужа – сделала ему особенный подарок на день рождения. Она заказала чемпионский перстень за победы на двух Олимпиадах: Кристаллы Swarovski, фамилия Фетисова, эмблемы Игр в Сараево и Калгари.

Это был первый перстень хоккеиста, вскоре появилось еще три. Но сначала – очередное горькое поражение. На этот раз они дошли до финала Западной конференции, где уступили будущему обладателю Кубка Стэнли «Колорадо». Фетисов еще тяжелее переживал этот проигрыш – в январе у него умерла мама, и он хотел выиграть Кубок в память о ней.

Фетисов не любит проигрывать, для него это неприемлемо. После каждого поражения он подолгу не разговаривал – часа два. «Мы с ним дома играем в нарды, и если я выигрываю, у нас нарды летят со стола во все углы. В карты если проиграл, лучше к нему не подходить», – говорит Лада.

После финального матча Кубка Стэнли-1997 молчать два часа не пришлось – команда Фетисова победила. Но радость длилась недолго – 13 июня пара перенесла еще одно потрясение. Вячеслав вместе с защитником команды Владимиром Константиновым и массажистом Сергеем Мнацакановым поехали играть в гольф. Возвращаясь домой, они взяли напрокат лимузин. Водитель Ричард Гнайда находился в состоянии наркотического опьянения и не справился с управлением. Автомобиль врезался в дерево на большой скорости. Мнацаканов и Константинов впали в кому, после чего хоккеист оказался прикован к инвалидному креслу. Фетисову повезло больше – в следующем сезоне он вернулся на лед. У Лады на нервной почве открылся аппендицит, в итоге она оказалась в соседней палате.

Мужчина всегда сильнее

Друзья семьи говорят, что Фетисов не принимает решения, не посоветовавшись с супругой. Александр Розенбаум называет ее «баба с яйцами», Фетисов подтверждает: «Мне повезло с женой. Всем говорю, что за любым успешным мужчиной обязательно стоит сильная женщина». Лада соглашается: «Он король, а я его королева», но на свою роль в принятии решений смотрит немного иначе.

– Были моменты, когда вы ощущали себя сильнее, когда понимали, что от вашей выдержки зависит многое?

– Я женщина, я не могу быть сильнее. Мужчина всегда сильнее. Мой сильнее, – говорит Лада.

В 2002 году их жизнь вновь потерпела кардинальные изменения. Король решил не советоваться с королевой: «Офицерская жена примет любое решение». К тому моменту Фетисов уже завершил игровую карьеру и даже выиграл Кубок Стэнли в качестве помощника главного тренера «Нью-Джерси». В апреле президент России Владимир Путин предложил Фетисову возглавить Госкомспорт. Он согласился. На тот момент у Фетисова уже было несколько предложений продолжить карьеру тренера в НХЛ – Лада надеялась, что он выберет «Рейнджерс», и была резко против возвращения в Москву. 

«Поступило предложение от президента страны возглавить российский спорт, а она говорит: «Ты сумасшедший? Ты же понимаешь, столько грязи будет, что ты себе представить не можешь», – вспоминает Фетисов.

Следующим испытанием на прочность стали слухи о внебрачном ребенке хоккеиста. Лада считает, что эта история была связана с его назначением – хотели «оклеветать, обгадить». Впрочем, это были уже не первые слухи подобного рода: «У нас уже были до этого дети, иногда приносили».

***

Госкомспорт (на тот момент уже – Росспорт) он покинул только через 6 лет – в октябре 2008-го, сейчас Фетисов – депутат Государственной Думы, посол доброй воли ООН по Арктике и Антарктике. В прошлом году они с Ладой отпраздновали жемчужную свадьбу. За 38 лет со дня их знакомства изменилось многое: хоккеисты подписывают контракты и уезжают в НХЛ без согласования с руководством страны (но это может измениться), а цветами на «Жигулях» стало сложно покорить девичье сердце. Но что-то остается неизменным: «Я знаю твердо одно: мы всегда нужны друг другу. Мы не только муж и жена, но и самые близкие друзья – а это, мне кажется, и есть самое главное в жизни», – говорит Лада.

В 1994-м Фетисов приходил на прямой эфир к Листьеву. Говорил о любви к родине и борьбе с режимом
«Российский чиновник продал меня». В 2008-м Фетисов едва не возглавил ВАДА, но ему помешали свои же
Первые советские звезды в НХЛ: Фетисов воевал с агентом из-за процентов, Макаров учил тренера, а клубы боялись пьянства

Фото: РИА Новости/Олег Ласточкин, Сергей Гунеев, Екатерина Чеснокова, Юрий Сомов; Gettyimages.ru/Rick Stewart /Allsport, Ezra O. Shaw /Allsport

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ