Генменеджер «Тампы» гениально вписал команду под потолок: в запасе оставалось 330 долларов

НХЛ Никита Кучеров Тампа-Бэй Тайлер Джонсон Жюльен Брисбуа Хоккей

От редакции Sports.ru: вы читаете блог «Молниеносный хоккей», который посвящен «Лайтнинг». Поддержите его плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные посты о команде Кучерова, Стэмкоса и Хедмана чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

Американский спорт – это такая штука, за которой интересно наблюдать, даже если не интересуешься собственно спортом. В эпоху потолков зарплат спортивные соревнования во многом превратились в соревнования менеджеров, отвечающих за формирование команды. Поэтому спортивные новости из-за океана регулярно приносят увлекательные истории из области управления проектами, персоналом, финансами, или просто сценарии, достойные неплохого рассказа. Вот и в нынешнее межсезонье менеджмент «Тампы» во главе с Жюльеном Брисбуа провернул историю, которой позавидовал бы сам великий комбинатор, сын турецко-подданного. Нет, я говорю не о травме Никиты Кучерова, и даже не об обмене двух здоровых игроков на двух травмированных. Самое интересное, на мой математический взгляд, произошло в последние пару дней.

Впрочем, обо всем по порядку.

Давайте сперва поговорим о том, как вообще устроено формирование состава в современной НХЛ. Все знают, что в лиге существует потолок зарплат, в рунете известный под названием «кепка» (английское слово cap буквально переводится как кепка, но означает также и некую верхушку, верхнюю границу). На первый взгляд, система простая и понятная: сумма зарплат игроков основного состава не должна превышать установленный лигой лимит, который в этом сезоне равен 81.5 млн долларов. Но за фасадом скрывается столько нюансов, что некоторые команды держат целый штат финансистов, целенаправленно отвечающих за кепку.

NB: строго говоря, нужно вести речь не про потолок зарплат, а про потолок кэпхитов. Зарплата – это непосредственно сумма, которую игрок получит на свой банковский счет по итогам сезона, и она может быть разной в разные годы действия одного контракта. Кэпхит же – это просто сумма контракта, поделенная на его срок, то есть среднее значение зарплаты. И при расчете потолка учитывается именно кэпхит. В тексте я буду использовать слово «зарплата» как синоним слова «кэпхит», чтобы избежать чрезмерного повторения последнего, да и потому что ну какое нам дело до банковского счета хоккеиста.

Первый и главный нюанс – кепка накопительная. Обычный регулярный сезон состоит из 186 рабочих дней. Состав команды в течение сезона может меняться, и каждый день суммарная кепка команды увеличивается на 1/186 от суммы кэпхитов игроков, находящихся в этот момент в ростере. Задача менеджмента – сделать так, чтобы в каждый момент сезона projected cap hit не превышал установленного лигой потолка. Projected cap hit – это то, чему будет равна кепка команды в конце сезона, если она весь остаток регулярки будет играть в текущем составе.

В нынешнем сокращенном сезоне все то же самое, только делить надо не на 186, а на 116. Это правило теоретически может позволить Никите Кучерову вернуться в состав еще до окончания регулярки, если «Тампе» в течение сезона удастся сэкономить сколько-то места под потолком.

Вторая важная история – это LTIR (Long Term Injured Reserve, или долгосрочный резерв травмированных). Если игрок пропустит из-за травмы как минимум 10 игр или 24 дня, то его можно вывести из состава. Принято считать, что в этом случае его зарплата не учитывается под кепкой, но формально это не так – LTIR дает команде право превышать потолок на сумму, равную кэпхиту травмированного игрока. По сути разница небольшая, так что формулировка «зарплата не учитывается под кепкой» тоже вполне валидна. LTIR имеет столько нюансов, что впору читать по нему отдельный курс в университете, о некоторых из них мы поговорим чуть позже.

* * *

Перед началом межсезонья казалось, что перед Жюльеном Брисбуа стоит неразрешимая задача. На контрактах было 15 игроков, которые занимали 76 миллионов из дозволенных 81.5, нужно было подписать трех дорогих ОСА (Михаил Сергачев, Энтони Сирелли, Эрик Чернак) и нескольких игроков подешевле. От кого-то придется избавляться, причем одним дорогим игроком проблему не решить, жертвовать придется как минимум двумя. Вдобавок в наследство от Стива Айзермана досталось несколько тяжелых контрактов с запретами на обмен, что дополнительно усложняло задачу. Да и с зарплатной ведомостью сейчас проблемы у всех – потолок не растет, и мало кто может вписать в состав еще одного дорогого игрока. Дело дошло до того, что Тайлера Джонсона даже выставили на вейвер, чтобы его хоть бесплатно кто-нибудь забрал. Не прокатило.

Решение пришло откуда не ждали – оказалось, что у Никиты Кучерова травма бедра, которая требует оперативного вмешательства, и было принято решение отправить Никиту в LTIR на весь регулярный сезон. У ЖББ внезапно появилось 9.5 дополнительных миллионов для маневров. Это выглядит как идеальное читерство, но я нисколько не сомневаюсь, что у Никиты действительно травма, которая действительно требует операции. Другой вопрос – а действительно ли операцию нельзя было сделать раньше, действительно ли она требует пропуска всей регулярки… В общем, без нюансов тут явно не обошлось. Ну и ладно – сезон обещает быть максимально унылым, и если уж пропускать какой сезон, то именно этот.

Как бы цинично это ни звучало, но я думаю, что Брисбуа пару раз подпрыгнул от радости, когда узнал о травме Никиты. Однако этого все еще было мало, чтобы вписать под потолок всех желающих. Вторым ключевым событием межсезонья стал обмен с «Оттавой» – в Канаду отправились Брейден Коберн и Седрик Пакетт (и драфт-пик в придачу), а в Южную Флориду – Мариан Габорик и Андерс Нильссон. Последние двое – безнадежно травмированные, и они тоже немедля отправились в LTIR, не занимая полезного места в зарплатной ведомости.

В отрыве от контекста этот обмен выглядит дикостью со стороны «Тампы» – обменять двух здоровых игроков на двух травмированных! Еще и драфт-пик отдать, да. Но в реальности обе команды получили именно то, что им нужно. «Молнии» получили дополнительные 3.3 млн под потолком, а «Сенаторы» – двух готовых игроков для основы и… сохраненные деньги Юджина Мельника. Да, переход Габорика и Нильссена означает, что их контракты теперь будут оплачиваться не из кошелька Мельника, а из кошелька Джеффа Виника, владельца «Лайтнинг». Раньше были разрешены обмены с непосредственным участием наличных денег, сейчас они запрещены, но в таком завуалированном виде кэш по-прежнему участвует в сделках.

Еще одним помощником для Жюльена Брисбуа стал сам Гэри Беттман, комиссионер лиги. После вышеописанного обмена в основном составе «Тампы» числилось 20 человек, занимающих примерно 80.5 миллионов под кепкой. 20 человек – это минимально допустимая численность ростера (2 вратаря и 18 полевых), под потолком есть место еще максимум для одного игрока. В обычном сезоне играть ростером в 20 (и даже в 21) человек – это выстрел себе в ногу: игроки периодически травмируются, и в случае травмы подмена из фарм-клуба может просто не успеть приехать. Поэтому обычно команды держат в заявке 22-23 человека, чего «Тампа» на тот момент позволить не могла. Что же делать, ждать еще одного обмена?

Эту проблему решила сама Лига, разрешив в этом странном сезоне так называемый taxi squad. Это группа игроков, которые не будут числиться в основном составе команды и не будут учитываться под кепкой, но будут находиться вместе с командой, ездить и тренироваться с ней, а в случае экстренной необходимости смогут быть моментально вызваны в основу (в этом сезоне таких экстренных необходимостей наверняка будет немало). А раз игрокам замены не надо добираться из фарм-клуба, то можно смело идти в сезон ростером из 20 человек. Не сомневаюсь, что многие менеджеры, в том числе и ЖББ, будут активно пользоваться этой возможностью, дабы сэкономить пространство под потолком.

Казалось бы – все. Проблемы решены, Тампагеддон (слово, любезно изобретенное коллегой Челей) отложен еще как минимум на сезон. Следующим летом снова будет сложно, но пока что можно играть и пытаться завоевать второй подряд Кубок. Но нет, тут-то и начинается самое интересное.

Пару дней назад пришла неожиданная новость – Тайлер Джонсон и Люк Шенн выставлены на драфт отказов. Шенн-то ладно, он никогда и не рассматривался как железный игрок основы, но Джонсон?? Разве эта сага не закончена?

Первая мысль, которая приходит в голову – ЖББ по-прежнему рассчитывает избавиться от Джонсона и расчистить место в зарплатной ведомости. Но эта идея разбивается о здравый смысл. Во-первых, Джонсон, хоть и неоднозначно провел последние пару сезонов, все еще игрок, способный забросить 15-20 шайб за сезон, и избавиться от Джонсона сейчас – значит, ослабить команду на весь сезон. Мы же хотим «репит», а не «ребилд», правда? Ну а во-вторых, если в начале межсезонья ни у кого не нашлось лишних 5 млн в кепке, то сейчас и подавно не найдется.

Вторая мысль – это просто экономия места под кепкой (накопительной, напомню). В самом деле, кэпхит Джонсона – 5 млн, Никиты Кучерова – 9.5 млн. Выставление на вейвер означает отсутствие в составе как минимум на 48 часов, а два дня отсутствия Джонсона сэкономят места аккурат на один день для Никиты Кучерова. Но эта гипотеза тоже не проходит проверку – у Джонсона односторонний контракт, а значит, его ссылка на вейвер или в фарм экономит не весь кэпхит, а только небольшую часть, чуть более 1 млн (это называется buried contract). Значит, Тайлеру нужно провести вне команды аж 10 дней, чтобы дать Никите сыграть один матч. Звучит глупо.

На самом деле за этими движениями скрывается куда более хитрая математика. Давайте попробуем разобраться.

Когда команда использует LTIR, максимальный суммарный кэпхит здоровых игроков не равен установленному лигой потолку, как для всех остальных команд, а вычисляется по некоторой формуле. Это число называется ACSL (Accruable Cap Space Limit). Формулы для его вычисления бывают разными в разных ситуациях, но в нашем случае формула такая:

ACSL = Team cap hit – LTIR player’s cap hit

Переводя на русский – ACSL равен сумме кэпхитов игроков в ростере в последний день перед стартом сезона. Вот здесь про это рассказано более подробно, но будьте осторожны – есть риск сломать голову.

Что самое важное – ACSL устанавливается перед стартом сезона и фиксируется до конца регулярки (или до конца действия LTIR, но поскольку у «Тампы» есть Габорик и Нильссен, в нашем случае однозначно до конца сезона). То есть если к старту сезона суммарный кэпхит здоровых игроков равен, например, 80 млн, то кепка весь сезон не может превышать 80 млн. Это ключевой момент.

Соответственно, задача Жюльена Брисбуа – сформировать перед стартом сезона такой ростер, чтобы суммарный кэпхит был максимально приближен к установленному лигой потолку – 81.5 млн. Потом эта цифра может быть какой угодно, но на старте сезона она должна быть максимально близка к 81.5. И вот тут в дело вступают счетоводы из офиса команды.

До вейверов ситуация с платежкой была такой:

Почти полмиллиона впустую. Даже если заменить Матье Жозефа на Кэла Фута с кепкой 925 тысяч – все равно далековато от идеала. Поэтому следите за руками.

Люк Шенн освобождает свой кэпхит полностью, на 800 тысяч. «Похороненный» контракт Тайлера Джонсона освобождает еще чуть больше миллиона. Добавляем в ростер Кэла Фута и получаем сумму… чуть больше 80 млн. Совсем не то, что мы хотим. Но! Если добавить двух человек на минимальном контракте (700 тысяч), то суммарная платежка равна 81 491 666 долларам. Практически идеально, всего на 8 тысяч меньше потолка.

Теперь вы поняли, почему Джонсон оказался на вейвере? Просто он освобождал в платежке ровно ту сумму, которая была нужна, плюс ЖББ был уверен, что его никто не заберет. Кто будет этими двумя игроками на минималке – не суть важно (пусть это будут, например, Люк Витковски и Джемел Смит), все равно они наверняка не сыграют в первом матче, а будут только числиться в составе. Ну а после первого матча эти двое с чувством выполненного долга уедут в фарм или в taxi squad, а Джонсон спокойно вернется в основной состав команды. Нет никаких сомнений, что пока что избавляться от него никто не планирует.

Получается, вейвер Джонсона был нужен не чтобы очистить платежку, а наоборот – чтобы максимально ее заполнить! Парадоксальный вывод, не правда ли?

Казалось бы, 8 тысяч до потолка, куда уж лучше? Но похоже, что ЖББ сотоварищи – не только хорошие математики, но еще и рьяные перфекционисты. Финальный аккорд этой композиции был сыгран вчера поздно вечером, с новостью о подписании форварда Бу Ниевеса (очередного экс-рейнджера, кстати). Вроде бы абсолютно рядовое подписание – игрок для фарма, который в случае чего сможет помочь основе, в каждой команде по полдесятка таких. Но вся соль в сумме контракта.

708 тысяч. Семьсот восемь.

Минимально возможный контракт, напомню – 700 тысяч. Надеюсь, не нужно пояснять, откуда взялись дополнительные 8 тысяч? 🙂

В итоге получаем, что кэпхит команды в последний день перед открытием сезона составил 81 499 666 долларов. Возмутительно, конечно, что Ниевесу зажали 334 бакса.

Не знаю, как вы, но я, как заядлый математик, просто в восторге от всех этих комбинаций. Ну потрясающе же)

* * *

Что ж, до первого матча сезона осталось буквально несколько часов. Давайте напоследок посмотрим на звенья, в которых команда тренировалась вчера и которые, скорее всего, мы увидим сегодня в игре.

Атака:

Палат – Пойнт– Стэмкос

Киллорн– Сирелли– Жозеф

Коулмэн – Гурд – Гудроу

Марун– Стефенс– Волков

Здесь все понятно – восстановившийся Стэмкос занял позицию Кучерова в первом звене. Вообще он номинально центр, но в последние годы все чаще играл на фланге, так что ему не привыкать. Джозеф попал во второе звено только на один матч, уже в следующей игре там будет вернувшийся в основу Тайлер Джонсон. Третье звено блестяще зарекомендовало себя во время плей-офф, ну а в четвертой тройке Александр Волков будет пытаться зарекомендовать себя на уровне НХЛ. Скорее всего, этот сезон – его последний шанс закрепиться в лиге на постоянной основе.

Защита:

Хедман – Рутта

Макдона – Фут

Сергачев – Чернак

На Рутту в первой паре можно не обращать внимания: рядом с Хедманом можно поставить кого угодно, хоть горшок с фикусом, и он будет смотреться хорошим защитником. Дебютанта Фута поставили набираться опыта в пару с матерым дядькой Макдоной, что вполне разумно. Миша Сергачев номинально в третьей паре, но вторая и третья будут получать примерно поровну времени.

С вратарями все понятно – Андрей Василевский и его сменщик Кертис Макиленни.

Ну, теперь все готово к старту. Погнали! ⚡⚡⚡

Фото: Gettyimages.ru/Elsa; globallookpress.com/Dirk Shadd/ZUMAPRESS.com, Tomi Hänninen/Newspix24

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ