Художник, который продал приклеенный к стене банан за $120 тысяч, уважает футбол. В 90-х он создал команду из темнокожих мигрантов

стиль Футбол

У него есть еще пара футбольных проектов.

В прошлом году в мире активно обсуждали работу итальянского художника Маурицио Каттелана. Мужчина приклеил банан к стене серебристым скотчем, назвал работу «Комедиант» и показал ее на ярмарке искусства «Арт Базель» в Майами. 

Каттелан купил бананы по 30 центов в продуктовом магазине и сделал три экземпляра «Комедианта». Два взяли по 120 тысяч долларов, за третий просили уже 150 тысяч.

За эти деньги покупатель получил не только банан и скотч, а сертификат подлинности и 14-страничную инструкцию, где указаны примерные размеры банана, как часто его надо менять, угол наклона, высота крепления и другие параметры. 

«Комендиант» возбудил людей и медиа. New York Post поместил работу Каттелана на обложку: «Мир искусства сошел с ума – приклеенный скотчем фрукт продали за 120 тысяч долларов». Начали спорить, можно ли вообще считать банан на стене искусством.

Каттелан работал над «Комедиантом» около года. Путешествуя, он приклеивал банан к стене гостиничного номера. Маурицио перепробовал разные вариации: банан из смолы и бронзы, банан, окрашенный бронзовой краской. Но в итоге вернулся к идее с обычным бананом.

Какой смысл в работе? Нет четкого ответа. Каттелан – провокатор и веселый мужик, попробовать понять его можно через творчество и жизнь. Галерист Эммануэль Перротен считает, что в «Комедианте» все тщательно продумано (инструкция на 14 страниц подтверждает), а бананы – символ международной торговли и классический прием юмора.

Билли и Беатрис Кокс, купившие один из экземпляров, заявили: «Мы осознаем абсурдность того, что «Комедиант» – недорогой и скоропортящийся продукт и пара дюймов клейкой ленты. Увидев споры об искусстве и обществе, мы решили купить работу. Понимали, что рискуем, но чувствуем, что банан Каттелана станет культовым историческим объектом».

Один из первых арт-проектов Каттелана – футбольная команда из африканцев, которая всем проигрывала 

Каттелан родился в итальянской Падуе в семье водителя грузовика и уборщицы. У него нет формального образования в искусстве. Маурицио говорил, что набирался опыта, читая художественные каталоги и проводя выставки. 

В школе учился плохо, а после нее кем только не работал: поваром, садовником, охранником, был донором спермы. В 80-е Каттелан начал проектировать и делать деревянную мебель.

Мир искусства для Маурицио – кушетка психоаналитика. С начала карьеры он придавал своим страхам форму, ранние работы опирались на его переживания. Поначалу он опасался неудачи. Перед первой персональной выставкой в 1989 году Каттелан настолько разочаровался в работе, что повесил на двери галереи табличку с надписью «Скоро вернусь». 

В 93-м он сдал свой павильон на Венецианской биеннале в аренду рекламному агентству, которое установило там щит с рекламой духов. А через три года вообще украл работы другого художника, чтобы выдать за свои.

«Я был неудачником большую часть жизни. Не мог продержаться на работе больше двух месяцев. Не мог учиться, школа была пыткой. И пока мне приходилось соблюдать правила, я был ходячим несчастьем. Изначально искусство было просто способом попробовать новый набор правил. Но и в искусстве я очень боялся неудач», – говорил Маурицио. 

Главные приемы Каттелана – юмор, сатира и провокация. Карьеру он начал с яркого футбольного перфоманса, который перерос в несколько работ.

В начале 90-х он собрал футбольную команду A.C. Forniture Sud или Southern Furniture Suppliers Football Club («Южный футбольный клуб поставщиков мебели»), состоящую из сенегальских мигрантов, которые работали в Италии. Команду зарегистрировали в региональной лиге Эмилия-Романья в Италии, и она проиграла все матчи.

Спонсором клуба была вымышленная транспортная компания Rauss, название происходит от нацистского антисемитского лозунга (слово raus с немецкого переводится как «убирайся»).

К чему все это? В начале 90-х годов наплыв рабочих-мигрантов и беженцев в Италии спровоцировал вспышку расизма, ставшую серьезной национальной проблемой. С 80-х годов количество мигрантов из Африки, живущих и работающих в Италии, значительно увеличилось, чему способствовал растущий спрос на дешевую рабочую силу. Перфоманс Каттелана стал ответом на волну ксенофобских настроений.

Возможно, Маурицио дополнительно обыграл неоднозначное использование рабочей силы и поиронизорвал на тему покупки иностранных футболистов итальянскими командами. То есть сыграл на контрасте между двумя типами импортируемой рабочей силы.

Создание команды вылилось в несколько работ – он продавал командное фото, сделал тысячу картонных поделок на основе общей фотки (на сайте Сотбис одну из таких купили за почти четыре тысячи евро) и вымпелы.

Первая знаковая работа и перфоманс Каттелана – арт-объект под названием «Стадион». Это настольный футбол, рассчитанный на 22 игрока (по 11 с каждой стороны – как настоящий футбольный матч). В 1991 году он организовал игру в галерее в Болонье. Его команда из темнокожих противостояла команде из белых итальянцев.

Искусствовед Нэнси Спектор так описала идею Маурицио с командой: «A.C. Forniture Sud прекрасно показывает, как Каттелан может сочетать нелепое и острое, чтобы создать работу, которая имеет глубокие культурные и социальные последствия».

Другие футбольные проекты: поражения сборной Англии на плите и шарфики для главных музеев

В 1999 году Каттелан выбил на огромной гранитной плите (два на три метра) все поражения сборной Англии с 1874-го по 1998-й, начиная с победы Шотландии 2:1 над Англией в Глазго и заканчивая поражением от Румынии 1:2 на чемпионате мира во Франции. 

Описывая работу, Каттелан сказал: «Думаю, это произведение, в котором говорится о гордости, упущенных возможностях и смерти». Работу выставили на продажу на аукционе Сотбис после фиаско англичан на ЧМ-2014. Ее за 425 тысяч фунтов по телефону купил франкоговорящий мужчина.

В 2017-м Каттелан создал проект «Музейная лига», в рамках которого разработал серию шарфиков (по типу футбольных) для культовых мировых музеев.

Что еще интересного сделал Каттелан?

Например, инсталляции с чучелами животных: так он показывает связь людей и животных через проекции человеческих эмоций на зверях. 

Его инсталляцию «Баллада о Троцком», где чучело коня со сбруей висит под потолком вместо люстры, купил за 2,1 млн долларов на аукционе в 2004-м Бернар Арно (его группа LVMH владеет брендами Louis Vuitton, Dior и Givenchy). «Баллада о Троцком» – размышления Каттелана о судьбе русской революции. 

В 2001-м Каттелан сделал скульптуру Him, где Адольф Гитлер стоит на коленях. В 2016 году один из его четырех экземпляров продали на аукционе Christie’s за 17 млн долларов.

«Я правда считаю, что реальность гораздо более провокационная, чем мое искусство. Я всегда заимствую кусочки, крохи повседневности. Если думаете, что моя работа провокационная, это значит, что реальность чрезвычайно провокационная, и мы просто не реагируем на нее. Может быть, мы больше не обращаем внимания на то, как живем в мире. Мы под наркозом», – говорил Каттелан.

Скульптуру Гитлера Маурицио объяснил так: «Гитлер – чистый страх, образ ужасной боли. Даже имя его произносить больно. И все же это имя засело в моей памяти, живет в моей голове, даже если остается табу. Гитлер везде, преследуя призрак истории. И все же он неуместен, невоспроизводим, окутан пеленой молчания. 

Я никого не пытаюсь обидеть, не хочу поднимать конфликт или создавать огласку. Просто хочу, чтобы этот образ стал территорией для переговоров или тестом на наши психозы». 

Одна из самых известных работ Каттелана «Девятый час» представляет Папу Иоанна Павла II, на которого упал метеорит. Если смотрели «Молодого папу» Соррентино, наверняка запомнили, что в заставке после подмигивания Джуда Лоу на заднем плане на папу падает метеорит. Это как раз отсылка к работе Каттелана. 

В Милане на площади Аффари напротив здания итальянской фондовой биржи стоит скульптура Каттелана L.O.V.E. – четырехметровая мраморная рука, все пальцы которой, кроме среднего, отломаны.

Больше крутых историй – в телеграм-канале автора
Искусство в формах нового сезона – это красиво. «Юве» и «Интер», правда, ничего не объяснили – объясняем за них
«Футбол – это холст». Прекрасный монолог Даниила Чалова, который придумал форму в стиле супрематизма 

Фото: MAURIZIO CATTELAN

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ