«Я разбил ему сердце» – Люк Шоу о Маурисио Почеттино

премьер-лига Англия Люк Шоу Саутгемптон Тоттенхэм Манчестер Юнайтед Маурисио Почеттино

На днях наконец вышла новая книга Уиллема Балаге «Дивный новый мир», посвящённая тому, как Маурисио Почеттино превращал «Тоттенхэм» в одну из сильнейших команд Премьер-Лиги. В качестве эпилога в ней – рассказы различных людей о Почеттино, так или иначе знакомых с ним. Предлагаем вам перевод третьего такого эпилога – на этот раз от лица Люка Шоу, бывшего подопечного Почеттино в «Саутгемптоне». Приятного чтения.

Когда мы первый раз обнялись, я подумал: «Кто этот парень? Что он делает?» Он не разговаривает на английском, а тренировка был немного странной по сравнению с тем, что было раньше. Я постоянно задавал себе вопрос: «Что происходит?».

Он делал мне смузи по утрам. Не скажу, что я плохо питался. Однако он считал иначе. Поэтому каждое утро Маурисио делал мне смузи из шпината, фруктов и овощей. Он никогда не признавался из чего он его делал… Он держал рецепт в секрете до последней минуты… Раньше я приходил в его кабинет, и он предлагал мне присесть в его кресло. Он как будто говорил: «Никто и никогда не может сидеть здесь кроме меня. Но ты можешь сесть». Настолько он любил меня! Это было так по-семейному. Я садился в кресло, а Маурисио в тот момент предлагал мне выпить приготовленный для меня напиток. Иногда это было до тренировки, иногда после. Бывали случаи, когда я приходил последним на тренировку, если опаздывал. Тогда Маурисио посылал за мной кого-нибудь. А когда я, уходя с поля, проходил мимо его двери, то слышал [изображает звук, стуча по столу], как он стучится в окошко. 

Бывало, он даже называл меня «сын». Настолько тёплыми были наши отношения. Стоит сказать, что у меня были взлёты и падения, но с Почеттино я рос только вверх, вверх и вверх. 

Помню, как однажды он сказал: «Ты можешь стать лучшим, но для этого тебе надо просто поверить в себя». Думаю, в тот момент именно он изменил мой менталитет. Он заставил меня думать, что я лучший. Он показывал мне видео с моих игр и говорил: «Ты мог бы ещё лучше». Не в плохом смысле. Я действительно мог играть ещё лучше, потому что он знал, что мне это по силам. 

Он всегда подгонял меня. Я был единственным игроком, которого он просил остаться во второй половине дня. Я приходил в пять часов. Рядом был только он и Хесус (ассистент Почеттино – прим.). Я никогда не жаловался, потому что мне нравилось работать с ним. Я возвращался, разминался, а затем мы играли в футбольный теннис около часа. На это время мы становились соперниками, потому что он не любил проигрывать. И при этом он жульничал! Его ассистент был судьей. И все мячи, которые залетали за границу площадки или около неё, засчитывались в пользу Почеттино. 

Он звал меня к себе в раздевалку до или после матчей. Если команда играла плохо, то он спрашивал: «Что с вами стряслось? Вы устали? Вам нужно больше выходных?». Он говорил со мной, будто я 17-летний пацан. Он постоянно говорил: «Просто играйте. Играйте как вы хотите играть. Не стесняйтесь». Вся команда поверили в его слова, и поэтому мы буквально «летали» по полю. 

Он хотел быть первым, кто расскажет мне о вызове в сборную Англии. Очередной стук в окошко, и он говорит мне какую-то дикость. Я сказал: «Да вы шутите!». «Нет, мне позвонили, они зовут тебя в сборную». Я вроде и так знал, что смогу попасть в национальную команду. Но когда он позвал меня к себе и крепко обнял, я почувствовал, будто он по-отечески счастлив за меня.

Тяжелее всего было сказать ему, что я ухожу. Я никогда не видел человека грустнее, чем он в тот момент. Он был опустошён и расстроен. На той неделе я провёл много времени в его кабинете. Он не умолял меня остаться, но действительно хотел этого. Потому что игра клуба только начала строиться, а у него были такие хорошие игроки. 

Он продолжал спрашивать меня: «Ты хочешь уйти?». Даже на тренировочном поле он сказал: «Просто подумай об этом. Это неподходящий момент. Мне нужно, чтобы ты остался и помог мне в построении этого клуба». Я ответил: «Я всё ещё думаю об этом. Много мыслей сейчас вертится в моей голове».

Я мог бы уйти годом ранее, но он уговорил меня остаться. Футбол и просто жизнь шли очень хорошо. Думаю, это и сделало меня тем человеком, кем я являюсь сейчас, потому что он и его помощники были очень добры ко мне. 

В конце концов я зашёл к нему и сказал: «Я хочу уйти», и он ответил: «Правда?». Затем сказал: «Нет, не хочешь». После у нас была довольно долгая беседа о том, почему я хочу покинуть клуб, и это был довольно тяжелый разговор. 

Часть меня думала: «Почеттино так много сделал для меня». Глубоко внутри я хотел остаться с ним, потому что он сыграл огромную роль в моём развитии. Я не хотел его отпускать от себя. Мы были так близки. Я даже как-то раз ужинал с ним. Первое время он жил в отеле, и однажды сказал, чтобы я пришёл к нему. Я пришёл, и мы поужинали вместе с четырьмя другими тренерами. Только один из них говорил по-английски, остальные трое вообще не могли общаться на английском. Я пошёл туда, и они общались между собой и смеялись, а я не понимал, что происходит… Было странным вот так прийти на ужин к главному тренеру. И так было не один раз. Было славно, и с каждым разом он всё лучше говорил по-английски. Мы много шутили во время таких вечеров. 

Думаю, что с «Саутгемптоном» он достиг невозможного. Мы показывали один из лучших по качеству футбол в чемпионате. Я немного не могу понять, почему его недолюбливают фанаты «святых» после того, что он сделал. Я думаю, это из-за того, что он не так долго был главным тренером. Мы были командой, сражающейся за выживание, а он изменил нашу игру и менталитет. Куда бы он не пошёл, у него всё будет получаться. Он мог бы пойти куда угодно. 

Надеюсь, что однажды я смогу вновь поиграть под его началом. И думаю, что он действительно хочет, чтобы я вновь к нему присоединился. 

Мы обменялись сообщениями, когда он увидел меня с футболкой «Манчестер Юнайтед», но переписка была недолгой, потому что он был очень разочарован во мне. Позже он сказал мне, что я разбил ему сердце.

Он поговорил со мной, когда я сломал ногу. Очевидно, я был тогда очень эмоционален. Мы пообщались в тот же день или днём позже. Он позвонил мне по телефону. Я должен был садиться на самолёт, время поджимало. Он хотел сказать что угодно, что мне было бы приятно услышать. Я плакал, и ему тоже было грустно.

Подписывайся на нашу группу в ВК. COYS!

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ