Интервью Гильерме и его тренера: учится прыжку тер Стегена, ждет пушку за 25 000 евро, объясняет голы между ног

Себастьян Фрей Сборная России по футболу Локомотив Станислав Черчесов Гильерме Юрий Семин Заур Хапов Футбол

Всю карьеру его контролирует Семин. 

Гильерме – давно легенда «Локомотива», в этом году он стал еще и самым обсуждаемым вратарем России. Началось все с космического сэйва против «Байера», а закончилось штрафным от Роналду, забегом к Понсе и бешеными голами сборной Бельгии. Впереди главный момент в карьере – Евро-2020.

Чтобы зафиксировать особенный статус Гильерме, мы изучили, как он изменился за 12 лет: прошел путь от ненужного запасного, который, казалось, заскочил в Черкизово на пару лет, до сборной. Для этого Глеб Чернявский поговорил с самим Гильерме и с тренером вратарей «Локомотива» Зауром Хаповым.

Молодой Гильерме никому не нравился. Бышовец запрещал переводить ему установки, а Рахимов говорил: «Что за вратарь? Ноги слабые»

В 2007-м Юрий Семин был президентом «Локомотива», а селекционер клуба Виктор Тищенко ездил по Бразилии и присматривался к неочевидным игрокам, в первую очередь – к опорникам. Киперы точно не требовались: в команде были Якупович, Пелиццоли, Поляков и Рыжиков. Но Тищенко понравился молодой вратарь: по его воспоминаниям, 21-летний Гильерме очень уверенно шел на выходы. Его поддержал Руслан Нигматуллин, который тоже занимался селекцией: «Я посмотрел кассету и увидел парнишку, который действует легко и свободно, не по годам зрело, хорошо читает игру».

«Локомотив» тогда тренировал Анатолий Бышовец, а при нем новый вратарь не провел ни одной игры. Бывший переводчик клуба Андрей Тарасов вспоминал: «Бышовец не разрешал мне выходить на поле во время тренировок, чтобы переводить Гиле. Решение нашел Семин, сказал мне: «Плюнь! Не пускает на поле – стой за воротами, переводи, что говорит тренер». Так я и делал». 

Бышовца сменил Рашид Рахимов. Он в целом отвергал все бразильские варианты Тищенко, а про Гильерме сказал так: «Что за вратарь? Ноги слабые». Рахимов вообще по-своему видел идеального голкипера. В 2008 году ему рекомендовали взять Владимира Габулова, но тренер никого не слушал – в итоге в «Локомотив» приехал Левенец, который сломался после легендарного гола Аршавина.

В Гильерме не сразу поверил и Заур Хапов – сейчас он тренирует вратарей в «Локомотиве», а с Гилей суммарно проработал около восьми лет (в три захода). 

«Когда Гильерме только пришел, я немного скептически смотрел, – говорит Sports.ru Хапов. – Ему били по углам, а он почему-то падал на живот – никогда раньше такого не видел. Видимо, у них такая школа в Бразилии. Я его не дергал, спрашивал, как удобнее. Он сказал, что пока удобнее на живот, но будет меняться. И реально менялся, за 2-3 месяца переучился: поделал упражнения, начал приземляться нормально. Правда, иногда [и сейчас] это проскакивает у него все равно».

«Тоттенхэм» хотел Гильерме в обмен на Павлюченко, но Семин не разрешил. Он был уверен, что это топ-вратарь

Сначала Гильерме мешали травмы. В июле 2007-го он приехал в «Локомотив», а через полгода на пробежке во время отпуска наступил в лужу, подвернул ногу и порвал крестообразные связки (причем это была первая травма в жизни, до этого обходилось даже без растяжений). Вратарь лечился в Бразилии и быстро восстановился: уже в конце августа вышел играть за дубль против ЦСКА, но в перерыве попросил замену.

Оказалось, что в Бразилии его плохо прооперировали, поэтому случился рецидив. Вторая операция прошла уже в Германии, а восстанавливался он под присмотром Заура Хапова, отправляя видеозаписи тренировок. К лету 2009-го Гильерме наконец поправился, но этот год повторного восстановления вымотал психологически. «Агент мне с грустью докладывал: в российской печати о нас пишут нехорошее. Эксперты высказывались: непонятно, кого там купил «Локомотив», бразилец никогда здесь не заиграет. Так появилась мотивация доказать всем обратное», – говорил Гильерме. 

«Я как сейчас помню: он выздоровел, начался сбор в Австрии, – вспоминает Хапов. – Юрий Палыч говорит: «Давай его уже наконец посмотрим». Мы Гилю даже не видели в игре – только в двусторонках, а по этому судить нельзя».  

Все решила игра против киевского «Динамо» с Андреем Шевченко в нападении. «Локомотив» победил, а Гильерме очень уверенно сыграл и взял пенальти от Алиева. 

«Мы с Палычем пару раз переглянулись во время матча. Стало понятно, что после этой игры Гиля будет основным», – говорит Хапов.

Агент Деян Йоксимович (занимался делами Красича, Видича, Ивановича) рассказывал, что до «Локомотива» Гильерме интересовался «Ливерпуль», а в 2009-м его хотел забрать «Тоттенхэм» – в обмен на Павлюченко. Сделку заблокировал Семин. Он сказал агенту: «У нас следующий тур в Томске. Там за матч будет как минимум десять подач в нашу штрафную – и Гильерме все заберет. Потом кинет мяч рукой через полполя – и у нас будет контратака. Ну как мне без него?». 

Гильерме вырос под контролем Семина. Палыч интересуется делами вратарей больше, чем другие тренеры 

Тогда Семин не отпустил Гилю в Англию, с тех пор он всегда рядом. Особенно – в тяжелые моменты.

«Палыч особенно включается, если ты неудачно сыграл или много пропустил, – говорит Sports.ru Гильерме. – Мы с ним постоянно разговариваем, обсуждаем абсолютно любые моменты. Даже необязательно сэйвы или ошибки. Волнует его эпизод, он задает вопрос: «Почему ты здесь ловил мяч, а не сыграл кулаком? Рискованно же было». Думаю, Палыч из всех моих тренеров больше всего интересуется вратарями. У Черчесова совсем по-другому: нами полностью занимается Стауче, а Саламович вообще не участвует. Ошибки тоже Гинтарас разбирает, Черчесов этого не касается». 

Интерес к вратарям у Семина был всегда. И в 90-х, и в 2000-х он постоянно подходил к голкиперам и спрашивал, как у них дела.

«Я это застал, – говорит Хапов, который играл в «Локомотиве» с 2000-го по 2005-й. – У нас был тренер вратарей Ракитский, а в команде со мной – Поляков и Овчинников. Юрий Палыч следил за нами: «Что вы тут делаете, почему нагрузки нет никакой?» И как-то Ракитскому говорит: «Они у тебя не пропотели даже». Хотя мы хорошую работу делали, но, видимо, он поворачивал голову в моменты, когда шло обсуждение. Как-то была тренировка в дождь, а Овчинников говорит: «Давайте сразу несколько раз специально упадем, испачкаемся, промокнем». Так и сделали. Семин смотрит на нас: «Вот! Теперь вижу, наконец-то с самого начала включились, поработали хоть».

За Гильерме Семин следит внимательнее. 

«Часто Палыч чувствует и говорит мне: «Гильерме сегодня уставший», – рассказывает Хапов. – Заур, ты его сегодня не гоняй, отпусти лучше». Или просит по возможности два дня дать в легком режиме. Пока разминка идет, а полевые игроки разогреваются, Палыч – всегда к вратарям. Общается, спрашивает, наблюдает».

Гильерме в России нет равных на выходах. Он король воздуха с детства, но тренирует это каждый день 

Одна из причин, почему Семин и в 2007-м, и в 2009-м так топил за Гильерме – игра на выходах. Ему очень нравится, как смело и уверенно вратарь снимает любой верх.

«Я еще в Бразилии долго тренировался играть на выходах, – говорит Гильерме. – Возможно, это талант. Потому что другие вратари, которые со мной вместе тренировались тогда, играли на выходах хуже. Думаю, решающую роль здесь играет рост. В 16 лет я уже был метр девяносто, не меньше. В нашей команде тренер уделял этому много времени: на каждой тренировке навешивали, навешивали и навешивали. И с 16 лет уже все знали, что на выходах я в порядке». 

«После Рината Дасаева, которого я застал в «Спартаке», Гильерме сто процентов лучше всех в России играет на выходах, – соглашается Хапов. – Я сам был привязанный, не выходил. Не помню, чтобы и Серега Овчинников часто шел на перехваты. Я бы, кстати, отметил не только выходы, но и потрясающий ввод мяча от Гильерме – это точно бразильское, там этому учат. В сборной особенно хорошо заметно: Черчесов заставляет игроков сразу близко к вратарю открываться, а Гиля хорошо и быстро вводит им мяч. У нас в «Локомотиве» немного другая специфика игры, часто начинаем атаки длинными передачами, поэтому Гиля не до конца использует этот навык».

Гильерме говорит, что самые опасные угловые и штрафные – у «Зенита». Особенно, по его мнению, хорош Дуглас Сантос, который подает резко и на неудобной высоте. Интересно, что Гильерме комфортнее, когда мяч закручивают к нему, а не от него. 

«Я не боюсь идти на выходы, – говорит Гильерме. – Если вижу, что успеваю и достаю, то всегда пойду – неважно, какой счет и какая минута. Только это не мое любимое: больше удовольствия получаю от хороших сэйвов. Не имеет значения, прыжок это в девятку или удар в упор. Игра на выходах – это просто рабочее, она дает уверенность в себе. Я всегда настроен на выходах ловить мяч. С «Байером» поймать мяч одной рукой было единственно возможным решением в той ситуации. Бояться было некогда, в игре ты не думаешь об этом».

«Гиля иногда выходит там, где не обязательно, – говорит Хапов. – Я не останавливаю его – только приветствую. Да, можно раз ошибиться, но нельзя себя искусственно тормозить, если чувствуешь, что готов и успеваешь. У Гили такая уверенность из детства и, конечно, из-за роста. Он мне фотографии показывал, где в юношеских командах он в два раза выше всех». 

Гильерме часто пропускает между ног, но это из-за роста  

Прежде чем обсуждать голы Гильерме между ног, давайте уточним две вещи. Первая: пропущенный между – редко вина вратаря (должно быть как с «Ювентусом», чтобы обвинить кипера). Вторая: у Гили есть уважительная причина, которую сложно не признавать.

«Так получается из-за роста и длинных ног, – говорит Гильерме. – Очевидно, из-за этого между ног пространство больше, чем у остальных, а мячу легче проскочить. Поэтому мне туда и залетает чаще, чем другим. Тут ничего не сделаешь».

Куртуа пропускает между ног из-за пассивной манеры игры. Разбираем недостаток бельгийца

«Дело не только в росте и длинных ногах Гильерме, – объясняет Хапов. – Так с детства получилось, что у него изначально стойка очень высокая. И она еще сильнее увеличивает пространство, куда может пролететь мяч. В самом начале, еще в 2008-м, для Гильерме было проблемой резко сложиться и быстро сработать ногами. Не хочу хвастаться, но помните, как он сложился с «Ювентусом», когда бил Игуаин, как сложился с Бельгией, когда бил Мертенс? Я его учил специально садиться ниже.

По статистике, при ударах в упор 70% мячей летят ниже пояса, только в 30% случаев бьют верхом. За счет того, что Гиля стал заранее садиться ниже, он и складываться начал лучше. Вы мне сейчас можете припомнить второй гол с Бельгией от Эдена Азара, но это очень сложный момент. При такой силе удара вряд ли можно было сложиться: надо было либо ногой работать, либо ноги подбить и резко упасть (имеется в виду, чтобы бедро левой ноги оказалось в той же точке, где были ступни – Sports.ru)».

Про гол Криштиану мы еще поговорим. Второй мяч от «Ювентуса» в Москве тоже залетел между ног, а Гильерме действовал нестандартно. Заур Хапов объясняет, почему вратарь принял такое решение. 

«Я его спрашивал, логика Гили во втором голе была такой: обычно вратари с близкого расстояния гадают и идут в какой-то угол, а он решил побольше пространства перекрыть собой, закрыть как бы сразу два угла. А Дуглас Коста взял и с носка под ним ударил». 

Тренер вратарей «Локо» думал, что гол Роналду сломает Гильерме. В перерыве вратарь сказал: «Хапов, я забыл уже»

Чуть выше было про большой рост и длинные ноги, но гол Роналду – вообще не про это. Вратарь сам говорил, что пропустил из-за потери концентрации и мыслей о том, как скорее начать атаку. 

«Это чисто его ошибка. Еще с лавочки было видно, что он заранее принимает решение, как ловить, и думает, как ввести мяч в игру, – подтверждает Хапов. – Он даже не смотрел на отскок! Я, если честно, думал, что все, Гиля сломается. Несмотря на то, что он очень сильный парень. Были опасения, что не соберется, чуть ли не о замене думал. Сказал ему в перерыве: «Гиля, 1:1, момента не было, забудь». Он уверенно ответил: «Да-да, Хапов, я забыл уже».

Заур Хапов говорит, что в его карьере такой ошибки не было, но фэйлы не всегда сопровождали поддержкой. Валерий Газзаев закалял психику как мог.

«Помню матч за «Аланию» против «Ливерпуля», мне Реднапп попал в девятку с 25 метров, – говорит Хапов. – Газзаев в перерыве говорит: «Ребята, не давайте бить, у нас вратарь с 25 метров всегда пропускает». Газзаев меня всегда ругал: даже за то, что с удара от ворот нападающих один на один не выводил. Он не стеснялся: при всех всегда обсуждал ошибки».

Понятно, что обсуждать ошибки интереснее, но за 12 лет карьеры в «Локо» Гильерме сделал бешеное количество сэйвов. Про это мы с ним тоже поговорили – а еще он разбомбил мою вратарскую аналитику после матча с «Атлетико». Тогда на Sports.ru появились такие мысли.

– Гиля, после «Атлетико» я обвинил тебя в первом голе. Ты сейчас либо соглашаешься, либо мне придется признать, что я полный ноль.

– Я точно не виноват в этом голе. Поймать мяч было невозможно. Отбить в сторону – тоже не успевал. Добивание мог взять, если бы не рикошет. Его не видно по телевизору, но он был. Еще ты пишешь, что бил игрок за 120 млн, но я даже не видел, кто бил. И да – до удара решил, что буду отбивать. Сделал все, что мог.

– Ну да, я почти полный ноль. Давай о позитиве: какой твой лучший сэйв в карьере? С «Байером» на выезде?

– С «Байером» классный, но лучший (точнее, любимый) другой. С «Рубином» – в 2009-м. Там меня поймали на противоходе, было очень сложно. Я не ждал удара, а просто бежал в другой угол. Надо было быстро реагировать – и получилось!

– Еще давно хотел спросить про момент, где отбиваешь лицом. Больно было?

– Прямо в нос попало, но больно точно не было. Слишком близко, не успел толком среагировать даже. И понять, что мяч летит в лицо.

Хапов много стажировался в Европе, полезнее всего было в «Фиорентине». Учит Гилю технике прыжка тер Стегена 

В «Локомотиве» перед каждой игрой вратарям моделируют игру соперника в атаке. Например, перед «Ювентусом» много тренировали удары из-за штрафной. 

«Или возьмем, скажем, «Уфу», – говорит Хапов. – Команда много подает, мы за 2-3 дня до игры начинаем больше работать над навесами в штрафную. Причем не просто навешиваем в руки – вратарю обязательно надо мешать на тренировке, просто подачи не работают. В сборной России вообще есть специальные подушки, которыми врезаются во вратарей при отработке навесов. Так создается ощущение борьбы в штрафной – в игре ведь она будет, там никто не даст спокойно мяч забрать.

Это мне показали в «Фиорентине», когда мы ездили туда вместе с Шалимовым. Шаля организовал мне встречу и с Пранделли, и с тренером вратарей, а там тогда основным был тот француз – Себастьян Фрей. Я смотрел их тренировки, много записывал на видео. Почти все их упражнения – это моменты, которые возникают в игре. Например, не просто бьют по воротам, а ставят в штрафной много манекенов, чтобы они загораживали обзор вратарю. Или ставят манекены так, будто стенка подпрыгивает. И вратари видят мяч в последний момент, когда он только из-под стенки вылетает. Главное, что я тогда для себя понял: нужно делать больше взрывной работы. 

Помните, как нам били с Бельгией? Вот в «Фиорентине» уже тогда понимали, что скоро будут такие удары, что для них вратарям нужно по-особенному срываться. Вратари обычно же как: делают переступ, только потом толкаются. Но сейчас с такой силы начинают бить, что иногда не успеваешь шаг делать – надо сразу срываться. Для этого нужен сумасшедший взрыв (прыжок с места – Sports.ru). Мы сейчас так и работаем – есть упражнения, когда не разрешаю им переступы делать, можно только срываться с места. Обратите внимание на тер Стегена – у него очень сильные ноги, он вообще переступ не делает, сразу взлетает. Поэтому он и делает такие сэйвы (очень рекомендуем перейти по гиперссылке и насладиться). Вы же видели, что вратари часто пропускают, а потом аж на метр перелетают дальше точки, где мяч линию пересек. По идее-то легко прыгают туда, но просто не долетают вовремя. Если же без шага взрываться, то быстрее оказываешься в нужной точке».

В ближайшее время над этим компонентом в «Локомотиве» будут работать еще сильнее: в Баковку едет настоящий монстр. 

«Я заказал пушку для ударов по воротам, – говорит Хапов. – В Италии уже видел такую, а во время чемпионата мира присмотрелся к ней еще раз. У нас на базе жила сборная Ирана, они приехали с такой пушкой. Два дня изучал: она с любой силой и в любую точку бьет. Хочу, например, отработать, чтобы он дальней рукой мячи отбивал. Заряжаю ее в определенную точку – она туда бьет и бьет. Может закручивать вокруг манекена, тоже очень полезно. Я же не могу так все удары бить, как она. Да и никто не сможет. В общем, заказал – 25 тысяч евро стоит, Кикнадзе все подписал. На сборах в Марбелье уже должны ее использовать».

А завершая тему тер Стегена, стоит отметить, что Гильерме считает немца лучшим вратарем мира. На второе место ставит Облака, на третье – Алиссона. Я еще спросил про Акинфеева: что бы Гиля хотел от него перенять.

«Всегда хотел уметь занимать позицию так, как это делает Акинфеев, – ответил Гильерме. – Я много смотрел за ним, пытался понять, как ему это удается. Думаю, ему это дано от природы, это талант».

Гильерме продолжает учить русский с преподавателем: стесняется, что путает женский и мужской род

Скорее всего, Гильерме будет играть на Евро, но еще лет пять назад его вряд ли кто-то рассматривал даже как кандидата в сборную. Паспорт в 2015-м он получал больше для того, чтобы помочь «Локомотиву» с лимитом на легионеров. Пришлось преодолеть бюрократию.

«Все делал сам, ходил везде, стоял в очередях, – рассказывал Гильерме еженедельнику «Футбол». – Потом сдавал экзамен по русскому языку: там надо читать и писать. Тебе дают текст, а ты потом письменно отвечаешь на вопросы по его содержанию. Читать мне проще. Например, новости на русском спокойно понимаю. Писать – уже сложнее. Этому надо еще учиться и учиться, а я лентяй. С экзаменом справился, пусть и сделал несколько ошибок».

Против тогда был только один человек – друг Гильерме. Он спрашивал: «Зачем тебе надо играть за Россию, если ты там не будешь первым вратарем?» А Гиля отвечал: «Россия для меня сделала все, сделала мою карьеру. Все, чего я добился в футболе, все благодаря России. В ответ мне тоже хочется сделать для России что-то хорошее».

Сейчас, когда ситуация чуть поменялась, друг Гильерме так и не признал ошибку. «Он ответил, что был прав. Что пока был Акинфеев, я не играл, а только без Акинфеева начал».

Но Гильерме больше волнует другое – качество русского языка. Я с ним впервые поговорил в 2013-м: тогда он уже неплохо говорил, но понимал не все слова. Когда мы встретились сейчас, Гиля ни разу не переспросил. 

– До сих пор учу русский, – рассказывает Гильерме и показывает, как уточнял какие-то моменты у Марии Буровой (бывшего тренера «Локомотива» по физподготовке, которая теперь работает в «Зените»). – Сейчас усиленно занимаюсь, хочу прибавить еще. У меня есть учитель, на последнем уроке было про женский и мужской род. У меня это перепутано: он, она, оно. В португальском языке «дом» – женский род. Банан, телевизор – тоже женский. Я поэтому постоянно говорю про телевизор – «она». Хочу это исправить, а то выгляжу неграмотно.

– Это все для того, чтобы остаться в России навсегда?

– Я еще точно не знаю, где буду жить, когда закончу карьеру. В Бразилию навсегда вряд ли вернусь. В России тоже не факт, что останусь. Скорее всего, поеду в Европу. Куда-нибудь в Испанию. Чтобы быть между Россий и Бразилией – как бы и там, и там. 

Что дальше? Тренировать вообще не хочу – ни вратарей, ни команду. Мне кажется, слишком сложная и нервная работа.  

Мне по душе быть менеджером: оставаться в футболе, но лучше где-нибудь за полем.

Телеграм-канал Глеба Чернявского с постоянной аналитикой по вратарям
Путь Максименко в основу «Спартака»: был пухлый с щечками, просматривался у Дасаева, перешел за 312 тысяч рублей
Мы узнали, как отбивать пенальти: гадать, смотреть на разбег и унижать бьющего

Фото: adidas.com; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Песня, Антон Денисов; fclm.ru

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ