Кафельников до твиттера – 🔥: взял первый «Шлем» для России, ругал Ельцина за выходку на Кубке Дэвиса, а один его результат еще не повторили

Борис Ельцин почитать Шамиль Тарпищев Australian Open Ролан Гаррос Пит Сампрас Кубок Дэвиса US Open Ларри Стефанки Евгений Кафельников ATP Алимжан Тохтахунов Андре Агасси Теннис

Евгений Кафельников не первый топ-теннисист из России. До него прославился, например, Андрей Чесноков, в конце 80-х игравший в четвертьфинале Australian Open, полуфинале «Ролан Гаррос» и в 1990-м взявший «Мастерс» в Монте-Карло. 

Но Кафельников в итоге превзошел всех, включая Марата Сафина, и до сих пор остается самым титулованным теннисистом, а из женщин его обходит только Мария Шарапова (кстати, ей первую ракетку подарил отец Евгения).

Сейчас Кафельников больше воспринимается как либеральный болельщик «Спартака», который воюет со всеми в твиттере. Но его карьера ценна сама по себе, чтобы о ней рассказать.

В 19 выиграл первый российский финал в истории, в 20 наругал Ельцина

Превращение Кафельникова в профессионала совпало с развалом Союза. В 1991-м ему было 17, и он начал сотрудничество с тренером Анатолием Лепешиным. Тот работал с юниорской сборной СССР, но после разрушения советской системы остался без работы. Позже Евгений так описывал вклад Лепешина в его карьеру: «Мне посчастливилось встретить такого человека, который был достаточно квалифицированным специалистом и сделал из меня теннисиста».

Первой проблемой, решенной тренером, стали деньги: Лепешин свел Кафельникова с менеджерским агентством IMG, и оно финансировало переход в профессионалы. А еще организовало стажировку в академии Ника Боллетьери во Флориде, где Евгений так впечатлил Пита Сампраса (в 1990-м выигравшего первый US Open), что тот пригласил его на совместные тренировки.

Профессионалом Кафельниников стал в 1992-м, и Лепешин много работал, чтобы сделать его профи не только по форме, но и по содержанию. Рассказывает Шамиль Тарпищев: «Поначалу Женя многое делал из-под палки, хотя как суперзвезда состоялся относительно рано. И в первую очередь это результат труда Лепешина. Он учил Кафельникова не размывать самого себя, держал в ежовых рукавицах. К парню с таким сложным характером это был единственно верный подход, иначе не заиграл бы».

На первых турнирах они всегда жили в одном номере – Лепешин оберегал Кафельникова от соблазнов. Евгений позже объяснил, что это делалось не только для контроля, но и ради экономии.

Карьере Кафельникова это, видимо, помогало. 1992-й он закончил 314-й ракеткой мира, в конце 1993-го был уже №104, а потом совершил настоящий прорыв. В начале 1994-го он взял первый титул, обыграв в финале Аделаиды Александра Волкова – это был первый русский финал в истории тенниса.

После этого на Australian Open Кафельников впервые встретился с Сампрасом не на тренировочном корте и чуть не выбил его во втором круге. Матч закончился 9:7 в пятом сете в пользу американца, который в итоге взял титул. «Лучший русский. Лучшие удары с отскока, что я только видел», – коротко резюмировал после матча Пит.

К концу сезона Евгений выиграл три титула, стал 11-й ракеткой мира и обыгрывал таких чемпионов «Больших шлемов», как Агасси, Курье, Штих, Чанг, Эдберг и Бругера. Все они потом в духе Сампраса хвалили его игру. Журналисты Кафельникова тоже заметили. Например, The New York Times назвала его «стройным русским с прической школьника и мужской игрой», а потом писала о «шелковой» работе ног и «отполированных» ударах.  

К концу сезона Кафельников считался одним из самых перспективных игроков и претендентом на №1. А еще привлекал к себе внимание за пределами корта: например, купил «Феррари» и критиковал Бориса Ельцина. Президент его разозлил, когда в финале Кубка Дэвиса против Швеции подошел к трибунам в пятом сете при счете 5:4 в пользу Волкова (тот играл против Эдберга). Александр в том гейме упустил матчбол, а при счете 5:5 Ельцин усаживался на вип-места и на пять минут прервал матч. Волков в итоге проиграл, а Эдберг шутил: «Может быть, мне нужно поблагодарить Бориса».

Кафельников, который перед финалом рассказывал, что у него напряженные отношения и с Волковым, и с капитаном сборной Вадимом Борисовым, благодарить Ельцина не собирался: «Разве разумный человек пойдет на такой аномальный шаг во время решающего гейма, когда ставки настолько высоки? Из-за него матч остановили на пять минут. Игроки остыли. Это, наверное, повлияло на Александра».

Правда, отношения Кафельникова с Ельциным этот эпизод не испортил – позже президент не раз звонил Евгению и поздравлял с разными достижениями.

В 22 выиграл «Ролан Гаррос» и до сих пор остается последним обладателем дубля на «Шлеме»

Между прорывным сезоном Кафельникова и «Ролан Гаррос»-1996 прошло всего полтора года, за которые он провел 151 матч в одиночном разряде и выиграл из них 108 – это 72%. На «Больших шлемах» у него было три четвертьфинала и полуфинал.

За несгибаемый, мощный и скоростной теннис на задней линии он получил прозвище «Калашников». В 1995-м The New York Times писала про его игру: «Если вы не можете задавить Кафельникова на задней линии, не можете отвечать на его крученый форхенд или разрывной двуручный бэкхенд, то вариантов у вас очень мало». В этот период хвалили даже его подачу, которая в целом считалась недостаточно мощной. The Los Angeles Times во время «Уимблдона» сравнивала его с Гораном Иванишевичем: «Они подавали как два артиллерийских катера, стремившихся выбить друг друга из воды».

Парадоксально, но несмотря на все это, у Кафельникова сложилась репутация игрока, который, возможно, никогда не реализует огромный потенциал. Про него писали, что он «неуравновешенный и нестабильный», «нервный и неустойчивый». «У Кафельникова почти нет недостатков ни в плане техники, ни в плане стиля, но он всегда страдал от перепадов настроения, ему не хватало веры в себя», – анализировали в британской The Independent.

«Ролан Гаррос» все изменил. В 2016-м Евгений в разговоре с «Коммерсантом» вспоминал, что основой победы стала физическая форма, которой был доволен даже строгий Лепешин: «Из всех турниров Большого шлема «Ролан Гаррос» самый энергозатратный, но физически я был готов на 100%. Усталости не чувствовал. <…> Анатолий Александрович никогда не делал комплиментов по поводу моей формы. Но по деталям я понимал, что он чувствует себя уверенно, и это передавалось».

После турнира в The Washington Post писали: «Кафельников, известный железной конституцией, легко перенес жару и влажность, которые в этом году сломали многих игроков». За две недели в Париже Евгений проиграл только один сет, а в полуфинале разгромил первую ракетку мира Сампраса – 7:6, 6:0, 6:2. Американец потом объяснял, что на 33-градусной жаре его подвела экспериментальная низкокалорийная диета.

Кафельников по итогам того матча размышлял: «Думаю, с ним сегодня что-то произошло. Может быть, спина беспокоила». Но через 20 лет позиция россиянина изменилась: «Выходя на полуфинал, я не сомневался, что могу обыграть Пита. Уверенности придавала наша встреча в Дюссельдорфе, где я выиграл со счетом 6:3, 6:2. Тогда я понял, что, по большому счету, на грунте Сампрас ничего собой не представляет». Видимо к тому моменту он уже забыл, что до «Ролан Гаррос» ничего не представлявший собой Сампрас обыграл его в решающем матче финала Кубка Дэвиса-1995 – на медленной московской глине.

В финале Евгений разобрался с Михаэлем Штихом, победителем «Уимблдона»-1991. «Высокий, светловолосый и стоический Кафельников редко ломался под натиском настырных выходов немца к сетке. Он обладает не только обширным набором умных ударов с задней линии, но и одним их лучших приемов подачи в туре», – анализировали в The Los Angeles Times. А The Washington Post была еще категоричнее: «Почти на каждом этапе матча он оправдывал прозвище «Калашников», расстреливая беспомощного и забитого Штиха бэкхендами и форхендами».

После победы Кафельников выкинул на трибуны ракетку, но в целом был сдержан – зато суровый Лепешин плакал. «Я был никем. Никто не хотел со мной работать, я был чужим. А он в меня поверил, взял к себе, и через шесть лет я выиграл «Большой шлем». Мы не думали, что такое случится. Поэтому он был настолько эмоционален», – объяснял Евгений, ставший первым чемпионом «Большого шлема» из России.

В Париже он еще выиграл в паре с Даниэлем Вацеком. До него на «Ролан Гаррос» такое в последний раз удавалось Кену Роузуоллу в 1968-м, а на «Шлемах» вообще – Стефану Эдбергу в Мельбурне-1987. После Кафельникова чемпионский дубль на ТБШ не делал никто.

После «Ролан Гаррос»-1996 журналисты по всему миру заговорили, что Кафельников повзрослел, а в России «Коммерсант» с надеждой смотрел уже на «Уимблдон»: «Теперь многие специалисты склоняются к мнению, что выиграть оба престижных турнира сможет Кафельников».

Сам Евгений был решителен: «Это только начало. Мне еще далеко до пика возможностей».

В 1999-м выиграл Australian Open, потому что был готов перепрыгнуть Великую Китайскую стену

Но все пошло иначе. В паре с Вацеком они защитили титул «Ролан Гаррос» и выиграли US Open, но в одиночке в 1997-1998-м Кафельников не только не прибавил, но даже немножко сдал. Процент побед опустился ниже 70, на «Больших шлемах» у Евгения был только один четвертьфинал, а Australian Open он два года подряд пропускал из-за дурацких травм – сначала повредил руку ударом по боксерской груше, а потом травмировал колено, катаясь на лыжах.

В 1998-м Кафельников расстался с Лепешиным и семь месяцев ездил по турнирам без тренера – и в это время даже подумывал о завершении карьеры, хотя ему было всего 24.

Капитан сборной США в Кубке Дэвиса Тим Галликсон анализировал проблемы Евгения: «Кафельников явно один из самых талантливых игроков в мире, но в его случае важнее всего психология. Он играет больше всех в туре, почти каждую неделю, и не думает о том, чтобы набирать форму к «Большим шлемам», вовремя выходить на пик».

График Кафельникова на самом деле был сумасшедшим. Он постоянно играл не только в одиночке, но и в паре, и в итоге за сезон у него в среднем набиралось 150 матчей. В 1994-м он отыграл 171 встречу, в 1995-м – 167, и уже тогда ему советовали сокращать расписание. Но Евгений всегда считал, что ему нужно много матчей для поддержания формы и ритма.

Еще дело было в деньгах, к которым Кафельников всегда относился трепетно. В 1995-м он, например, ругался с международной и российской теннисными федерациями из-за призовых за Кубок Дэвиса и угрожал бойкотировать турнир, если ему не заплатят. А на обычных турнирах он получал деньги даже за участие – как звезда. И призовые, как в автобиографии утверждает Пит Сампрас, Евгений требовал выдавать ему наличными.

К концу 1998-го Кафельников сбился с курса, и выправить его помогли семья и новый тренер. В том году он женился, стал отцом, а в декабре нанял американца Ларри Стефанки, который помог Марсело Риосу стать единственным игроком в истории ATP, возглавившим рейтинг без побед на «Больших шлемах». «Когда совмещаешь все это, возникает ощущение, что без проблем перепрыгнешь Великую Китайскую стену», – рассказывал Евгений о переменах в жизни.

Со Стефанки они и до сотрудничества часто играли в гольф, и тот рассказывал, что хотел тренировать Кафельникова еще до победы на «Ролан Гаррос»: «Я увидел красивого, высокого парня, который умел бороться, был готов проводить на корте целый день, бил низко над сеткой, умел играть на всех покрытиях». А методы американца отличались от строгого Лепешина: «Разница между №1 и №14 небольшая. Навыки у них почти одинаковые. Я заставляю своих ребят понять, насколько они хороши. Это клише, но я настроен исключительно на позитив. Постоянно говорю Евгению: «Ты очень силен. Нет причин, почему ты не можешь стать лучшим в мире».

Еще Стефанки рассказал, что в конце 1998-го россиянин поставил цели: «Я начну в Австралии, выложусь на 110%. Хочу выигрывать «Шлемы» и в конце 99-го быть первой ракеткой мира». Первый пункт он выполнил сразу, когда выиграл Australian Open.

На том турнире за него был не только новый настрой, но и везение. В Мельбурн из-за усталости не приехал Пит Сампрас, у которого после их встречи на Australian Open-1994 Кафельников на быстрых покрытиях не взял ни сета. Поэтому чемпионскую речь Евгений закончил словами: «Пит, спасибо, что дал мне выиграть». Да и вообще сетка россиянину досталась отличная – за две недели у него не было ни одного соперника из топ-10 и всего один из топ-20. Но воспользоваться возможностью тоже нужно уметь.

В итоге считалось, что Кафельников переродился. Стефанки даже верил, что он станет меньше играть ради больших результатов: «Сейчас для него важны не только деньги. Я правда считаю, что он пересмотрел приоритеты. <…> Он не может играть по такому расписанию – никто не может. Я ему сказал: «Ты хочешь стать лучшим, поэтому и нанял меня, нас друг к другу притянуло. Но ты слишком много играешь».

Правда за 11 недель после победы в Мельбурне Кафельников планировал провести 10 турниров и сразу после награждения полетел в Марсель.

Стал №1 в мире, проиграв семь матчей подряд. Взял Олимпиаду, играть которую не видел смысла

Из Австралии Кафельников уехал третьей ракеткой мира, в конце февраля победил в Роттердаме и после этого постоянно был близок к тому, чтобы стать №1. Но случилось это только в мае, когда травмированный Сампрас снялся с турнира в Атланте, потерял 172 очка и пропустил россиянина вперед.

Кафельников возглавил рейтинг после того, как на уровне ATP проиграл семь матчей подряд (разделенных двумя победами в Кубке Дэвиса). Причина спада всем была понятна – Евгений перегорел. Он сам это объяснял после поражения в Праге: «Я чувствую себя немного слабым психически и уставшим физически». Стефанки был метафоричнее: «Он здоров, но ментально вымотан. После Австралии у него не было ни одной свободной недели, и в таком режиме превращаешься в мышь на беговой дорожке».

При этом хоть с какого-нибудь турнира Кафельников впервые снялся уже после того, как стал первым. До этого он старательно приезжал на все запланированные соревнования, но его старательность на корте вызывала сомнения. В Праге директор отказался платить ему $100 тысяч за участие, а перед «Ролан Гаррос» глава ATP Марк Майлз провел с Кафельниковым и Стефанки воспитательную беседу. На нее он пришел с вырезками из газет и расшифровками пресс-конференций, на которых Евгений говорил, например, что ему все равно на поражения в таких местах, как Монте-Карло.

На «Ролан Гаррос», который Кафельников считал важнее Монте-Карло, Евгений проиграл во втором круге, а через неделю потерял первую строчку. Он продержался на ней в сумме шесть недель.

Во второй половине сезона к Евгению вернулась игра, сделавшая его лучшим в мире, и после «Уимблдона» он два месяца не проигрывал раньше полуфиналов. Но к тому моменту было уже поздно, потому что начался золотой период Андре Агасси.

В 1999-2000-м американцу не хватило одного матча, чтобы выиграть некалендарный Большой шлем: он проиграл финал «Уимблдона» Сампрасу, но взял титулы на «Ролан Гаррос», US Open и Australian Open. Кафельников стоял на его пути в полуфинале в Нью-Йорке и финале в Мельбурне, но проигрывал битву бейслайнеров, потому что Агасси оказывался выносливее, быстрее, мощнее, точнее и сажал его в оборону. В автобиографии Андре рассказывал, что одерживал эти победы назло Стефанки, который слишком нагло улыбался в раздевалке после того, как Кафельников разгромил американца в полуфинале в Монреале-1999. До конца карьеры он россиянину не проиграл ни разу.

После Australian Open-2000 Евгений снова немного просел, но сезон спасла Олимпиада в Сиднее, на которой он стал первым теннисным чемпионом из России.

Правда, перед ней он проиграл в третьем круге US Open и сгоряча говорил, что в такой форме ехать на Игры нет смысла. Оказалось, что зря переживал: до финала не проиграл ни сета – даже третьей ракетке мира Густаво Куэртену, – а в решающем матче в пяти партиях обыграл тогда еще молодого Томми Хааса, который после поражения в Кубке Дэвиса-1998 два года старательно изучал теннис Кафельникова, чтобы навязать ему борьбу.

Выполнить цель и закончить сезон первой ракеткой мира Евгению не удалось. Но после его победы «Коммерсант» вышел с пафосным заголовком «Кафельников стал первой ракеткой: теперь уже навсегда. Олимпийские чемпионы не бывают бывшими».

И хотя 2001-й получился очень хорошим – два четвертьфинала и полуфинал «Шлемов», четвертая строчка рейтинга по итогам, – Олимпиада осталась последней крупной победой Кафельникова на личном уровне.

В конце карьеры взял Кубок Дэвиса, «Шлем» в паре, но скомканно ушел под подозрениями в договорняке

Последней большой победой Кафельникова стал Кубок Дэвиса-2002. В том сезоне Россия впервые выиграла турнир, и почти весь год Евгений отлично справлялся с ролью второго номера команды: активно участвовал в победах над Швейцарией (с молодым и перспективным лидером, которого некоторые российские медиа в те времена называли Роже Федере), Швецией и Аргентиной.

Но на финал против Франции сил уже не хватило. Кафельников разгромно проиграл в одиночке, потом уступил в паре с Сафиным, а на последний день не вышел – и в решающей встрече его заменил Михаил Южный, героически отыгравшись с 0:2 по сетам у Матье.

Еще у Евгения сохранились хорошие отношения с парным «Ролан Гаррос»: в 2002-м он выиграл там третий титул, а в 2003-м играл в финале. Но в одиночке дела шли уже не так хорошо и проигрывал он почти столько же, сколько выигрывал. Из-за частых поражений в последние два года в туре он даже не набирал по 100 матчей за сезон, что для него было практически невообразимо.

К тому времени его слава становилась все более скандальной. Он всегда умел и не боялся дерзко высказаться. Например, в 1999-м по ходу серии поражений отвечал на вопрос, какие компоненты игры хотел бы улучшить: «Никакие. Думаю, что умею делать на корте все. Самое главное, что у меня есть желание побеждать». А перед полуфиналом Кубка Дэвиса в Австралии назвал Ллейтона Хьюитта пустым местом, а местный травяной корт – картофельным полем. И в итоге проиграл обе одиночки, а у Хьюитта взял всего 11 геймов.

В 2001-м Кафельников наехал на ATP с требованием увеличить призовые. «По сравнению с заработками в других видах спорта деньги в АТР просто нелепые», – возмущался Евгений и проводил параллели с гольфом, где за победу на самом мелком турнире в PGA-туре платили $540к (в теннисе – $42к).

В 2002-м ему пришлось объяснять совместные фотографии с Алимжаном Тохтахуновым по прозвищу Тайванчик, которого летом арестовали в Италии по обвинению в мошенничестве и организации судейского сговора на олимпийском турнире фигуристов в Солт-Лейк Сити. «Он мой хороший друг, но я сейчас лучше буду говорить о теннисе. В любом случае я считаю, что там произошла какая-то ошибка», – заявлял Кафельников.

А в конце 2003-го он попал в скандал с договорными матчами, когда в Лионе было много подозрительных ставок на его встречу с Фернандо Висенте (который сейчас тренирует Андрея Рублева). Кафельников проиграл, хотя был фаворитом, а у Висенте на тот момент было 12 поражений подряд. Когда британские газеты обвинили Евгения в сливе, он заговорил о готовности идти в суд.

Судиться он в итоге не стал, а по итогам сезона ушел из тенниса. В 2018-м The Telegraph на основе двух отчетов о договорных матчах сделала вывод, что причиной ухода стало расследование лионского матча и Кафельникову в обмен на завершение карьеры обещали конфиденциальность. Во всех интервью, где Евгения спрашивали об этой истории и выводах газеты, он говорил, что это бред, а ушел он из-за плохих результатов.

Тем не менее, долго считалось, что тот лионский матч, нежелание играть в PR-игры, замкнутость и закрытость были причиной, по которой Кафельникова не брали в Зал теннисной славы в Ньюпорте. Раньше него туда попал, например, Марат Сафин, который и ушел позже, и выиграл меньше. Но в 2019-м это все же случилось, и на церемонии Евгений обещал: «Я знаю, что такое входить в Зал славы, и буду нести эту ответственность до конца жизни».

Наверное, хорошо, что в Ньюпорте не читают его твиттер.

Кафельников бойкотировал US Open-96 из-за махинаций с жеребьевкой. Возможно, они продолжаются
Легенды нашего тенниса описывают типичного русского: жесткий, бесстрашный, не ценит успех
«Уимблдон» купили за 10к долларов, а «Ролан Гаррос» показывали после речей Собчака. Так теннис появился на ТВ
Теннис свернулся из-за коронавируса, но наш инстраграм про него – нет. Подписывайтесь

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill, Gary M. Prior, Nick Wilson, Al Bello, Gunnar Berning, Alex Livesey; РИА Новости/Юрий Сомов; globallookpress.com/Daniil Ivanov/Russian Look, Wang Ying/Xinhua

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ