Как вообще перешли на «осень-весна»? Гинер верил в инфраструктуру, а клубы ФНЛ и ПФЛ протестовали и писали Путину

РФС Сергей Фурсенко Евгений Гинер Футбол

Все неоднозначно.

После вылета «Зенита» из Лиги чемпионов Андрей Аршавин в студии «Матч ТВ» задал логичный вопрос: а к чему привел переход на систему «осень-весна»?

«Сторонники перехода на «осень-весна» говорили, что давайте начнем: у нас команды будут играть в декабре, у нас не будет отпуска в этих играх, – начал речь Аршавин. – И тогда наши клубы будут всегда великолепно выступать в Европе. Оказалось, что нет. По-моему, результаты ухудшились, вторая лига вообще умерла. Ну не умерла, но умирает. Откуда будут подпитываться команды высших дивизионов, если не будет этой прослойки между молодежным футболом и самым высоким уровнем? Я бы подумал о том, чтобы вернуться к предыдущему формату».

После перехода на «осень-весна» наши результаты в ЛЧ ухудшились. Проблему поднял Андрей Аршавин

Если судить только по цифрам, то Аршавин абсолютно прав.

• За 8 сезонов после перехода на «осень-весна» у нас 2 выхода в плей-офф ЛЧ и 2 победы в 6-м туре группового этапа.

• За 8 сезонов до реформы российские клубы выходили в плей-офф ЛЧ 3 раза и 5 раз побеждали в последнем туре группы.

• Вторая лига действительно умирает. Неделю назад объявили о расформировании Зоны «Восток» ПФЛ. В 2005-м во втором дивизионе играли 80 команд, сейчас – 62. 

Но вряд ли стоит искать причины провалов только в переходе на новую систему и опираться на сухие цифры – проблема российского футбола куда глубже, в ней надо основательно разбираться.

А пока давайте перенесемся чуть назад и вспомним, кто и как принимал решение о переходе на систему «осень-весна».

Идею продавливал Гинер: он был уверен, что синхронизация с Европой решит все проблемы

Решение о новом формате приняли в сентябре 2010-го, а перешли – с сезона-2011/12. Началось все гораздо раньше – инициатором реформы был Евгений Гинер, а первые цитаты принадлежат Валерию Газзаеву. Он заговорил о переходе на «осень-весна» еще в 2005-м – через пару недель после победы в Кубке УЕФА. 

«Больше 45 дней готовить футболистов к сезону нельзя, – утверждал Газзаев. – Потом идет перенасыщение. <…> В этой связи было бы логично задуматься о переходе на европейский календарь «осень-весна». Скептики тут же возразят, что нам помешают погодные условия. Но посмотрите, на каких полях мы играем в начале и в конце сезона! Самые важные матчи! Не проще ли сделать большой зимний перерыв между кругами? Тогда на плохих – раскисших и заснеженных – полях мы играли бы только в 13–16-м турах. А заканчивали бы чемпионат вместе со всей Европой на ровных и зеленых газонах. И потом спокойно ехали бы на чемпионат мира или Европы. Недавно мы беседовали на эту тему с Виталием Мутко, он с интересом отнесся к идее. Думаю, эта тема еще наверняка будет подниматься и обсуждаться».</…>

Через год Гинер стал президентом РФПЛ – здесь ему было уже проще развернуться. В теории переход на систему «осень-весна» действительно казался прогрессивным решением. Причины понятны: 

• Синхронизация с Европой: чемпион сразу попадает в еврокубки, а не ждет почти год. Плюс проще встроиться в европейский календарь в годы чемпионатов мира и Европы.

• Финал чемпионата проходит на нормальных полях, а не в грязи и снегу. Как следствие – лучшая коммерческая привлекательность.

Гинер объяснял так: «Сейчас мы начинаем и заканчиваем сезон по большей части на огородах. При переходе на систему «осень-весна» ситуация радикально изменится: и начало, и особенно конец чемпионата, то есть именно тот его период, когда разворачивается основная борьба за призовые места, будет проходить на полях весьма и весьма приличного качества». 

• Отсюда – улучшение результатов в Европе. Гинер был уверен, что проблемы в последних турах еврокубков и отборочных турниров – исключительно из-за системы «весна-осень». Летом мы набираем пик формы, но в Европе в это время никто не играет, а в декабре, когда проходят решающие матчи, футболисты уже мысленно в отпуске.

«Без перехода на эту систему мы будем вечно обречены ощущать себя задворками Европы в плане спортивных результатов, – говорил Гинер. – Взять последнюю игру сборной с Израилем или взять матч «Спартака» с «Тулузой». И там, и там мы вполне могли добиться положительного результата. В одном случае – самостоятельно решить задачу выхода в финал Евро, а в другом – занять более высокое место в своей группе розыгрыша Кубка УЕФА. Но физиологию не обманешь, психологию – тоже.

Вы, придя вечером домой и завалившись на диван, едва ли с энтузиазмом воспримете известие о том, что вот сейчас, прямо сейчас вам нужно вскочить и снова взяться за работу, причем взяться всерьез, без скидок на позднее время суток и усталость, накопившуюся после рабочего дня. Футболисты тоже люди. И им, уже отыгравшим тяжелейший чемпионат, подспудно чувствующим, что дело сделано, очень сложно еще в течение месяца с лишним (как это случилось с тем же «Спартаком») держать себя в игровом тонусе, достаточном для решения серьезных задач.

Излишне говорить о том, что играй мы по системе «осень-весна», степень готовности игроков к упомянутым матчам была бы другой. Пока же все наши «выходы на пик формы» Европу особо не впечатляют. Ведь когда мы достигаем своего пика, нам некому его продемонстрировать: в Европе в это время никто не играет. У них – перерыв». 

• Тогда же, в 2006-м, клубы РПЛ принципиально согласились на переход. Планировали перестроиться с сезона-2009/10, но все чуть перенеслось. 

• В 2009-м Гинер говорил, что систему приняли бы раньше, если бы автором и идеологом был бы не он: «Может быть, не мне надо было говорить. Заяви об этом менее амбициозные клубы, то не исключено, что мы бы уже давно перешли на новую систему. Почему-то все считают, что перемены, направленные на развитие футбола, будут в пользу ЦСКА. Но у меня уже очень много союзников: и Федун, и Дюков (тогда – президент «Зенита»), и «Локомотив» пришли к тому, что, перейдя на систему «осень-весна», мы на какое-то время что-то потеряем, но «наживем» гораздо больше»

Систему «осень-весна» ввели еще и для того, чтобы насильно обязать регионы строить манежи. В них должны были расти таланты

• Гинер понимал, что наш климат не очень подходит под систему «осень-весна», но у него было решение. Он предлагал повсюду строить манежи.

«Чтобы перейти на систему «осень-весна» нам нужно просто построить в регионах энное количество крытых футбольных манежей вместимостью по 15 тысяч человек, – говорил Гинер. – Там, к слову, смогут играть и тренироваться не только профессионалы, но и дети. Деньги на это в стране есть. Я читал: говорят, что они обойдутся России в 60 млрд руб. Ерунда. В 2004 году я разговаривал с финнами, они приводили цифры: манеж на 8-9 тысяч мест стоит, если сразу несколько заказать по всей стране, примерно 5 млн евро. После кризиса они, наверное, еще сговорчивее стали… В общем, если мы не будем задумываться о футбольном бизнесе, вся пирамида рухнет и у нас останется один-два клуба».

• Гинер был уверен: как только в регламенте появятся пункт про манежи, то клубам будет некуда деваться, а деньги сразу найдутся. К тому же он считал, что подключится государство и возьмет на себя 50% расходов: это же не какая-то частная лавочка, а реальный социальный проект.

«Давно замечено: как только у нас что-то включается в регламент, тут же губернии, клубы находят деньги, – утверждал Гинер. – В клубах ПФЛ – то же самое. Положат хорошие газоны, сделают трибуны с навесами. Учитывая непростые погодные условия за Уралом, можно за два-три года построить крытые манежи. И чемпионат у нас спокойно можно начинать в середине февраля, а завершать – в середине декабря. Есть готовые спорткомплексы в Москве и Санкт-Петербурге, а южные районы страны так и вовсе в них не нуждаются. При реализации этой долгосрочной программы мы получим огромный эффект за не такие уж большие деньги, особенно если при помощи РФС к проекту подключатся местные и федеральные власти. Круглый год в регионах смогут заниматься дети. Тогда, может, появится и приток новых футболистов из первой и второй лиг.

Для строительства новых манежей и стадионов нам обязательно надо выходить на федеральную программу и просить, чтобы хотя бы 50 процентов расходов взял на себя центр. Ведь это не какой-то частный дом, а социальный проект. Разговоры на уровне министров у Виталия Леонтьевича Мутко уже состоялись. И им интересны эти программы, они готовы вкладывать в них средства. Но надо для начала принять принципиальное решение. И уже с ним сделать следующий шаг – по инстанциям». 

• Еще Гинер утверждал, что «осень-весна» сделает календарь более гибким. Если в декабре морозы, то туры можно спокойно перенести на весну. При «весна-осень» последние туры никуда не денешь – надо же завершать чемпионат.

«Играть в минус 15 нам приходится как раз при существующей системе: если последний тур назначен на 26 ноября, то он и должен состояться в этот день, сколько бы на градуснике ни было! – рассуждал Гинер. – Нам некуда его перенести. А вот если бы этот тур был, условно говоря, пятнадцатым, мы легко бы перенесли его на весну, как это делают в той же Испании. И сыграли бы не в минус 15, а в нормальных условиях. Здесь вообще огромные возможности: будет начало зимы мягким – мы по максимуму его используем, нет – больше загрузим весну.

При фиксированном начале и конце турнира, при жестком графике, без большого перерыва между кругами мы ничего подобного делать не можем. Когда же есть зазор в три месяца, всегда можно найти оптимальное решение. Мы изначально составляем календарь, условно говоря, до 15 декабря. А в начале ноября получаем прогноз от метеорологов на ближайшие месяц-полтора (сейчас они дают его с достаточной степенью точности) и решаем, когда в этом году остановиться.

Соответственно составляем потом весенний календарь. Но даже не это главное. Ведь в тех же крытых манежах, которые каждая северная команда должна будет по новой программе построить, она проведет три-четыре матча в году, не больше. А во все остальное время манеж поступит в распоряжение мальчишек, занимающихся футболом. Представляете, какой толчок развитию футбола в городе будет дан, сколько новых талантов мы получим?» 

• Федун даже пообещал манеж на 10 000 человек для «Спартака». Суммарные затраты на строительство манежей Леонид Федун, ссылаясь на информацию, полученную в ходе работы исполкома, он оценил в размере 800 млн руб.

90 команд низших дивизионов были против и писали письмо Путину и Медведеву. Гинер уверял, что футбол на Дальнем Востоке не умрет

• В 2010 году идею окончательно приняли. За год до этого Гинер чуть переживал за низшие дивизионы, но верил в развитие инфраструктуры.

«Наверное, первой лиге в первое время будет тяжело, – говорил Гинер. – Когда-то президент ПФЛ Николай Толстых ввел подогрев полей и сиденья на стадионах, и сначала все говорили, что это дорого и неосуществимо. Сейчас это обыденность. Через пять-семь лет мы также вспомним переход на систему «осень-весна». Для начала нужно просто переименовать круги. Дайте три-пять лет для расширения временных рамок, увеличьте летнюю паузу на неделю. Как только будут сделаны поля, манежи, мы будем начинать в середине февраля и заканчивать 15 декабря. Надо уменьшать зимнюю паузу и увеличивать летнюю, которая должна составить полтора-два месяца».

• Только прогноз относительно низших дивизионов совсем не сбылся. Сейчас, когда в ПФЛ ликвидировали целую зону, а количество клубов постоянно сокращается, слова Гинера 10-летней давности кажутся крайне наивными. 

«Противники этой идеи обычно высказывают еще и такое соображение: дескать, зимой на наших полях играть невозможно и такой переход может привести к тому, что футбол за Уралом, в Сибири и на Дальнем Востоке, и без того не избалованный климатическими условиями, попросту умрет… Уверяю вас, это неправда. Ничего подобного не случится».

• ПФЛ была решительно против. Основные претензии – нет денег на манежи, а зимой на футбол вообще никто не придет. Лига даже написала письмо Путину и Медведеву. 

Главная мысль оттуда звучит очень здраво: «Принятое в угоду узкой группы лиц, это решение ставит под угрозу не только перспективы развития, но и сам факт существования футбольных клубов и их детско-юношеских школ в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации. Прежде всего в районах Сибири, Дальнего Востока и Урала. Полностью игнорируются интерес миллионов болельщиков, которые при новой системе будут мерзнуть на стадионах поздней осенью и ранней весной, но при этом лишатся возможности посещать футбольные матчи с середины мая до середины июля».

• Сергея Фурсенко ситуация не смущала. Он соглашался с Гинером и считал, что пункт в регламенте поможет найти деньги и улучшить инфраструктуру. 

«Что касается тех, кто против, то единственным аргументом команд низших лиг была фраза: «Мы не хотим переходить, сначала давайте обеспечим инфраструктуру», – говорил Фурсенко. – Но надо задать определенные условия и потом делать инфраструктуру. В противном случае ничего сделано не будет. Уже сейчас надо работать с регионами по вопросам финансирования означенных нами проектов, и их посещение я начну в ближайшее время».

Мутко всегда был против системы «осень-весна» и обвинял топ-клубы в эгоизме

Виталий Мутко был одним из противников новой системы и неоднократно говорил об этом.

Мутко-2012: «В старой системе мы выиграли 2 Кубка УЕФА, Суперкубок Европы, завоевали 3-е место на чемпионате Европы. От добра добра не ищут. Мы северная страна. Не надо мучить себя и газоны. Сначала нужно построить манежи. В низших футбольных дивизионах также полно проблем. Футбол умирает в регионах, нужно заниматься развитием футбола именно там». 

Мутко-2015: «О Премьер-лиге подумали, а про остальной обоз забыли – про первый дивизион, второй. Им ведь тоже пришлось перестраиваться под новую формулу. Решение фактически было продавлено в интересах топ-клубов. Но, напомню, Кубок УЕФА «Зенит» и ЦСКА выигрывали при прежнем календаре».

Мутко-2015: «Вот скажите мне, что выиграл наш футбол после перехода чемпионата на вариант «осень-весна»? Я и тогда говорил: по сути, ничего не изменилось, кроме нумерации кругов, – добавил Мутко. – Единственный плюс: завоевавшие право участвовать в еврокубках команды стартуют в турнирах не через восемь месяцев, как раньше, когда полсостава могло смениться, а почти сразу. Но стоило ли ради этого ломать систему организации соревнований во всех лигах? Мы обречены играть в футбол летом, иначе не получится, Россия – северная страна».

Итоги реформы год назад подвел президент РФС Александр Дюков:

«Переход состоялся, но это не то решение, которое позволило кардинально изменить наш футбол, он не стал лучше или хуже. Но когда это решение обсуждалось, в те годы лето было достаточно жарким, иногда матчи проводились при температуре плюс 30 градусов, кто-то терял сознание. 

Когда мы принимали решение, то надеялись, что футбольная инфраструктура будет развиваться быстрее – будут строиться манежи, крытые стадионы. Если какое-то количество манежей за это время и появилось, то стадион, на котором можно играть круглогодично, был построен только один – это стадион «Зенита» в Санкт-Петербурге.

РФС вроде бы не планирует обратно переходить на систему «весна-осень», но при этом открыт к обсуждению вопроса.

«Это надо обсуждать и после обсуждения принимать решение, я предполагаю, что как и в 2010 году, сейчас мнения разделятся, будет серьезная битва, – сказал Дюков. – Многие клубы премьер-лиги будут против обратного перехода, а ряд клубов, в основном из низших дивизионов, будут выступать за переход». 

«Говорили, что будет лучше, а лучше не стало». Аршавин против системы «осень-весна»
История лимита: от липовых правил нулевых до согласования с властью

Фото: globallookpress.com/Alexander Kulebyakin/Global Look Press (1, 6), Alexander Wilf/Russian Look; РИА Новости/Сергей Субботин, Вадим Алексеев, Кирилл Брага, Алексей Никольский; globallookpress.com/Dmitry Golubovich/Global Look Press; РИА Новости/Александр Вильф

Опрос

Вы за какую систему? 4415 голосов 2

  • Осень-весна 43%

  • Весна-осень 57%

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ