Кевин Де Брюйне в сборной Бурунди и другие неслучившиеся странные карьерные выборы

Кевин Де Брюйне в сборной Бурунди и другие неслучившиеся странные карьерные выборы

Кто за кого мог играть.

Вы знаете множество историй африканских футболистов, которые вместо исторической родины играют за европейские сборные, но есть и десятки историй заметных европейских (и не только) игроков, что могли с полной честностью выбрать для себя очень странные команды. Их при малейшей связи добавляют в списки мечты, начинают следить, а в некоторых случаях пытаются и перехватить.

Ключевое слово здесь будет СТРАННЫЕ. Чудаковатые, экзотические, непривычные и немного дикие. Как иностранцы считают странной возможность увидеть Питера Одемвинге в футболке сборной России или Узбекистана. Как странно Роман Нойштедтер за сезон превратился из немецкого опорника в бундеслиге в русского центрального защитника в чемпионате Турции. Как футболист, сыгравший два товарищеских матча за Англию десять лет назад, вдруг решает биться за Индию. Как… Многие другие странные истории ныне играющих футболистов.

Поэтому не будем вспоминать, например, давно известных Аднана Янузая с Кевином Кураньи, что могли выступать вообще за всех, или Лионеля Месси, который не стал играть за сборную Испании и лишил себя легкой возможности стать чемпионом мира и Европы под гнев аргентинцев.

А вот история Гонсало Игуаина уже интереснее. Родился в семье аргентинского футболиста Хорхе Игуаина, который играл за французский клуб «Брест», но переехал в Аргентину в возрасте лишь десяти месяцев. Хоть он и не говорит по-французски, но является обладателем паспорта, и в 2006-м его приглашали в состав сборные Аргентины и Франции. Тогда он отказал всем, взяв время на размышление, но позднее решил биться с Месси и остальными. 

Еще сложнее судьба у вратаря «Челси» Асмира Беговича. В десять лет переехал в Канаду, выступал за них на молодежном чемпионате мира 2007-го, а через год получил вызов и в главную команду, но так и не сыграл. В 2009-м ответил отказом на вызов в сборную Боснии: «Готов заявить, что счастлив остаться под знаменами кленовых листьев. Именно здесь я вижу свое будущее». Всего через два месяца изменил решение: «Я родился в Требине. Босния и Герцеговина является моей родиной».

За Канаду же мог бы играть и родившийся там Джонатан Де Гузман. Но отказался после того, как в 2008-м после многих лет жизни в Европе получил нидерландское подданство и принял приглашение играть за оранжевых. Канада была разочарована.

Скоро грустить будут и Филиппины, которые пытались перехватить одного из будущих вратарей сборной Франции Альфонса Ареоля, всю жизнь игравшего за молодежные команды «трехцветных». Его родители из Филиппин, но вряд ли они смогут или будут переубеждать его.

Раджа Наингголан также мог играть в Азии. Сын фламандки и батака, приехавшего с индонезийского Бали и уехавшего обратно в Индонезию, чтобы продолжать вести свой бизнес в Денпасаре, когда Радже было 6 лет. 

Благодаря китайскому дедушке англичанин Тайас Браунинг прямо сейчас может начать выступать за самую шумную футбольную нацию. Китай уже предлагает ему место в сборной и, наверное, деньги. Куда без них.  

«Китайцем» называли и Давида Сильву за нетипичную для испанца внешность, но на самом деле его мама, как сообщается во множестве заметок СМИ, из Японии. По крайней мере семейные фотографии точно можно использовать в подтверждение этой версии.

Индонезийская бабушка Робина Ван Перси дает повод для публикаций в местных СМИ о потерянном игроке для сборной. Впрочем, они гордятся и такой связью большого игрока с их страной.

Шон Малони родился в Малайзии в семье летчика, но в пять лет его отец принял решение вернуться в Шотландию. Свои патриотические чувства он объяснял множество раз: «Я шотландец и играю за Шотландию, но Малайзия всегда будет иметь особое место в моем сердце».

Бабушка Йоана Кабайя из Вьетнама. Он очень ценит эту связь, хочет помогать футболу в стране, но играть за них не стал.

Отец англичанина Майкла Чопра выходец из Индии. Чопра сыграл за Англию десятки матчей на молодежном уровне, но в главную команду так и не попал. В 2010-м Всеиндийская футбольная федерация предложила ему принять подданство их страны и возможность выступить на Кубке Азии, но паспорт получить так и не удалось.

 

И забивавший России на Евро-2016 Нил Тейлор мог бы играть за Индию, ведь его мама родилась в Калькутте. Пытается популяризировать игру в этой не самой футбольной стране, а после одной из поездок отметил, что из-за имени многие индийцы удивляются его корням.

Удивительная история произошла с родившимся в Сиднее Тимом Кэхиллом. Его отец – ирландец, а мама – уроженка Самоа, потому Тим теоретически мог бы выступать за любую из трех стран: Ирландию, Самоа или Австралию. И в 14 лет Кэхилл сыграл несколько матчей за Самоа U20, что навсегда привязало бы его к этому маленькому островному государству, если бы ФИФА не изменила правила. Из-за этого он начал играть за Австралию лишь в 24 года, но все равно стал легендой целого континента.

Вместе с ним за Австралию мог бы выступать и лучший футболист мира прошлого года. Кто знает, как повернулось бы все, если бы его мама не передумала ехать вместе с родителями на другой конец света и не осталась вместе с пятилетним Криштиану Роналду в Португалии.

Миралем Пьянич родился в Тузле, но из-за Боснийской войны его семья была вынуждена переехать в Люксембург, где он начал футбольную карьеру в академии клуба «Шиффланж-95». В течение семи лет являлся ее членом, и даже сыграл за сборную Люксембурга на юношеском чемпионате Европы 2006-го.

И Америка переплетена с Европой не только между Португалией и Бразилией. Когда Радамелю Фалькао было тринадцать лет, его отец пытался получить для сына британский паспорт, чтобы иметь больше шансов перейти в европейский топ-клуб. Но тогда не получилось, хоть его дед и переехал в Колумбию из Йоркшира ради работы в знаменитой корпорации «Юнайтед фрут компани». 

Играющий в Англии Деандре Йедлин один из тех немногих американских футболистов, которые решились покорять Европу. Мама его из Латвии, но в этой стране нет футбола, который попытался бы перехватить его.

Отец афроамериканец, а мама имеет венгерские корни. Тим Ховард родился в США, мог бы заставить просиживать штаны самого Габора Кирая, но стал одним из самых известных американских игроков в мире.

В США появился на свет и Джузеппе Росси, который в 2006-м даже был приглашен на сбор перед чемпионатом мира со сборной США, но отказался, заявив что его мечта — играть за Италию.

Но самое интересное – это белые парни в Африке. Росс Баркли мог бы быть нигерийцем! Впрочем, порадовать дедушку, выбрав Нигерию, не решился, ведь дорос до выступлений за сборную Англии.

Сомалийцем мог бы стать Леон Осман, который хоть и играл за Англию, но лишь два матча. А ведь был шанс брать на абордаж Кубок Африки в память о дедушке.

Мама Кевина Де Брюйне родилась в Бурунди, жила в Кот-д’Ивуаре и Англии. И он имеет полное право играть минимум за первых.

«Кения – мое любимое место на Земле. Хочу жить там, когда завершу карьеру. Мне говорят, что я сумасшедший, а я отвечаю: «Слушайте, это лучшее место на планете». Йон Гвидетти дважды за детство переезжал в Кению и влюбился в страну, где был единственным белым игроком в детской команде. Но в итоге пригодился сборной Швеции.

В смешную историю попал англичанин Тайрон Мерс. «Играть за Ямайку это фантастическая возможность», – сказал он после единственного матча за них. Все ограничилось 90 минутами, так как он просто не имел права за них играть. Мерс всю жизнь был уверен в ямайских корнях отца, но при проверке оказалось, что он из Западной Африки.  

Еще пару месяцев назад Ларс Велдвейк попал бы в этот список. Крепенький нападающий, но не тянет на сборную Нидерландов. В поисках вызова на национальном уровне воспользовался тем, что его отец из ЮАР, и осенью присоединился к «Бафана-Бафана». Пока это был лишь ничего необязывающий товарищеский матч, но для «голевой машины из Нидерландов», как про него пишут в Африке, все впереди.

И это лишь часть из множества весьма странных связей игроков и стран по всему миру. Учитывая, что на чемпионате мира с 2026 года будут играть куда больше непривычных для нас сборных, выбор Китая, Кении, Казахстана, Канады или Киргизии вместо шанса выступать за условную Швецию станет более частым для средних игроков. К привычным ниточкам, соединяющим Португалию с Бразилией или Казахстан с Германий, добавляются десятки других. Вы вот только представьте, насколько круче может стать через пару поколений сборная Сирии из-за сотен тысяч мигрантов? Размытость мира только увеличивается и окончательный крах турниров национальных сборных уже не остановить. Остается только наблюдать и удивляться.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ