НБА изобрела баскетбол заново. Как с этим жить?

Милуоки Бен Симмонс Сан-Антонио Юта Голден Стэйт Хьюстон Дрэймонд Грин Филадельфия Джеймс Харден Руди Гобер Брук Лопес Стефен Карри НБА Никола Йокич Джоэл Эмбиид Сакраменто Баскетбол

Тренды и те, кто их задает.

Тезис #1 НБА сошла с ума от скоростей

Главная цифра первого месяца нового сезона – 110,7. Это показатель средней результативности в НБА, и он примечателен тем, что располагается на 13-м месте в истории, это лучший результат для лиги с 89-го года.

У такой скорострельности три очевидных причины:

– изменение правил;

– бОльшая эффективность в связи с развитием трехочковых;

– а также увеличение количества владений за счет скорости.

Первые два пункта – нечто более-менее устойчивое. Насчет последнего остаются вопросы, но даже если тенденция на всеобщее ускорение не подтвердится абсолютными значениями, вряд ли можно будет от нее отмахиваться.

На данный момент клубы НБА показывают средний темп по палате (количество владений за 48 минут) в размере 100,3 (это 16-е место в истории и на 3 владения больше, чем в прошлом сезоне).

Самая быстрая команда прошлого года – это «Пеликанс» со 100,5 владения.

И прямо сейчас 15 команд показывают скорость выше, чем у самой быстрой команда прошлого сезона. Причем главные супережики лиги – «Атланта» и «Сакраменто» – превосходят этот показатель на 5 владений.

В целом уже понятно, что темп постепенно приходит в норму. На старте команды рванули к совсем уж неприличной аберрации и вскружили головы, но к середине ноября пошли травмы и задор поутих – значения прошлого года не кажутся такими уж далекими. И все же очевидно, что лига заботится о планомерном возвращении в благословенные времена зашкаливающих скоростей.

Скорости сейчас напрямую связывают со зрительским интересом. «Золотая эпоха НБА» – конец 80-х-начало 90-х – характеризовалась средним темпом в 100 с лишним владений. Затем последовало постепенное уменьшение к кошмарной отметке в 88,9, неслучайно выданной в проклятом локаутном сезоне-98/99.  Возвращение привычной стремительности совпало с возвращением лигой прежней привлекательности после ухода Джордана, драфта-2000 и суровых времен, когда «Пистонс» и «Сан-Антонио» играли в финале. С коротким спадом в проклятом локаутном сезоне-2011/12.

Звезды уже не первый сезон сбрасывают вес, снайперы стараются увеличивать радиус поражения, чтобы палить при первой возможности, чересчур габаритных «больших» сталкивают с корабля современности, плеймейкеры как никогда понимают, насколько ценна быстрая атака, тренеры все охотнее предпочитают мобильные нестандартные пятерки – все в лиге работают на темп. Так что этот фактор никуда не денется.

Сам по себе темп с результатом коррелирует лишь косвенно.

Самые медленные команды лиги: «Мемфис» (94,8), «Хьюстон»(96,7), «Индиана» (96,7) и «Денвер» (97,1).

Самые быстрые: «Хоукс» (105,9), «Сакраменто» (105,3), «Лейкерс» (104,4), «Новый Орлеан» (104,0) и «Милуоки» (103,8).

На старте сезона выделяются, прежде всего, «Кингс» – именно на них взвинченный темп оказал самое благотворное влияние. «Сакраменто» входит в пятерку команд с наибольшим процентом быстрых атак (лидеры тут «Лейкерс» – 23,2%, у «Кингс» – 21,4%), но при этом в тройку команд с наилучшей их реализацией (1,31 очка за владение, даже у «Голден Стэйт» – 1,2). Йоргер перестал мучить своих молодых (в прошлом году «Сакраменто» был самой медленной командой лиги) и просто дал им бежать: ДеАарон Фокс, спущенный с поводка, рванул так, что сразу же предстал лучшим разыгрывающим драфта-2017, Бадди Хилд не только показал лучшую среднюю скорость в НБА, но и увеличил количество бросков, хотя при этом остался одним из лучших снайперов – 43% из-за дуги (5,5 попытки), а Неманя Бьелица так рад, как будто сбежал от живущего в прошлом Тибодо (51% с дистанции). 

Темп с результатом коррелирует лишь косвенно, но то, что происходит, делается вовсе не в развлекательных целях. Команды стали легкими и быстрыми, а развивать контратаку могут не только разыгрывающие, но и все подряд, и потому скорости – естественное закрепление более глобальных процессов: выросшего уровня игры и всеобщей универсализации.

Тезис №2. Лига изменила правила, чтобы сделать атаки еще более совершенными

Летом НБА ужесточила правила, связанные со всем, что происходит на слабой стороне мяча: если в 2016-м несколько защитников «Тандер» висли на обеих руках Стефа Карри, то теперь все зацепы, захваты и всякие нестандартные моменты на заслонах арбитры стараются отслеживать и пресекать. Эти поправки уже считаются столь же революционными, как и запрет на хэндчекинг, введенный в сезоне-2004/05. Уход от хэндчекинга предоставил свободу игрокам с мячом и способствовал росту скоростей и результативности, уход от силовой борьбы без мяча дает больше свободы снайперам и тем, кто прорывается под щит, и способствует тому же.

Проблема в том, что это вызвало рост нарушений, штрафных и остановок.

Прошлый сезон был лучшим с точки зрения штрафных в истории. Всего лишь 21,7 в среднем попытки за матч.

Этот же показал цифры, сопоставимые с сезоном-2003/04. А это 24,0 попытки в среднем за матч. Разница кажется смехотворной (особенно если учесть, что это гораздо меньше, чем было в 90-х, хотя современный баскетбол включает гораздо больше владений). Но это не помогает: некоторые матчи стали не слишком смотрибельными. (Последнее, правда, скорее говорит об изменении сознания современных людей – в 90-х штрафных было в полтора раза больше, но это ни разу не напрягало).

Как и любые изменения, новые нормы вызывают негодование.

Самую радикальную точку зрения выразил Руди Гэй.

«Новые правила делают НБА мягкой. Что тут скажешь? Баскетбол – это контактный вид спорта. Контактный вид. Я понимаю, что происходит попытка изменить поведение игроков, но прямо сейчас в этом виден перебор. Да, это было приоритетным вопросом, но чего вы хотите добиться? Нельзя дотрагиваться до соперника? Игроки должны бежать, баскетбол состоит из борьбы. Для этого мы и поднимаем тяжести в тренажерном зале. Они могут свистеть в каждом владении – просто гребаный абсурд».

Ему ответил ответственный за все эти безобразия Монти Маккатчен.

«Думаю, что легче всего сказать, что лига становится мягкой. Но, если честно, мы обнаружили совсем другое: когда мы обратились к записям 90-х и нулевых, мы увидели, что игроки в «посте» – Карл Мэлоун, Чарльз Баркли, Грег Остертаг и Хаким Оладжувон – защищались с помощью ног. Никто никого не хватал, не цеплял, они просто шевелили ногами. И никто их не обвинял в том, что они слабаки.

Мне кажется, что здесь вопрос к стилю игры и желанию. Уверен, что игроки многое могут делать в рамках этих правил, даже не прибегая к запрещенным приемам».

В итоге противостояние придет к какому-то общему знаменателю: игроки будут стараться действовать иначе, а судьи перестанут так часто прибегать к свистку.

Рост нарушений просто отображает главный посыл: атаки получают еще больше свободы и становятся совершенно неотразимыми. Сразу же после отмена хэндчекинга Аллен Айверсон стал лидером лиги по штрафным броскам и утвердился в качестве лучшего бомбардира, а в следующем сезоне Кобе Брайан выходил на линию 819 раз и набирал в среднем 35,4 очка (рекорд XXI века). Канадский кроха Стив Нэш вообще оказался двукратным MVP. Этот сезон – уже лучший в истории баскетбола с точки зрения «эффективного процента попаданий», то есть процента попаданий, скорректированного с учетом ценности трехочковых. И постепенно будут появляться новые  герои, которые раскрываются благодаря ужесточению правил.

Тезис #3. Стеф Карри и новое пространство атаки

Раньше в НБА существовал элитный клуб 50-40-90, где тусовались самые эффективные снайперы в истории. Настолько элитный, что за почти сорок лет, прошедших со времени введения трехочковой дуги, в него вошли лишь семь человек. Лэрри Берд, Марк Прайс, Реджи Миллер, Дирк Новицки, Стив Нэш, Кевин Дюрэнт и Стеф Карри.

50-40-90 – это даже круче, чем 90-60-90, потому что никогда не выйдет из моды: это баскетбольный идеал, максимальное приближение к совершенству в игре, состоящей из несовершенства.

Маленькая проблемка.

Стеф Карри не только открыл дверь ногой в этот клуб, но и принес с собой легко воспламеняющиеся вещества. Он не просто один из 50-40-90, он один из 50-40-90 и при этом совершает больше трехочковых попыток, чем двухочковых.

Фантастика?

В этом сезоне он хочет создать новую организацию – клуб 50-50-90, куда, возможно, будет пускать только Стива Керра, но это не точно.

В прошлом году главный тренер «Голден Стэйт» сказал, что Карри пугает защиту больше, чем Майкл Джордан.

Карри лучше, чем кто-либо в современном баскетболе показывает, насколько изменилось представление о пространстве в атаке.  Карри – олицетворение того, что теперь называют «gravity» – одно его присутствие на паркете заставляет защитников отходить от привычного стиля и действовать более агрессивно, каждую секунду помня, что против них выходит игрок с уникальными умениями, меняющими баскетбол.

У него два определяющих умения.

Карри очень много бросает издали – он побил все рекорды по количеству трехочковых за последние годы. И его эффективность попаданий из центрального круга сопоставима с эффективностью попаданий лучших «больших» из поста.

Это меняет представление о том, как нужно защищаться – опекуны бросаются на Карри сразу же, едва тот переходит центральную линию, и растягивают защиту. (Особенно хорошо это видно вот здесь на 6:50 – Ирвинг стоит на дуге, но едва Карри получает мяч, он понимает, что облажался и пытается «восстановить позицию», то есть подняться на несколько шагов выше – Карри ловит его на противоходе).

Даже так называемый высокий пик-н-ролл в исполнении Карри получил новое прочтение – теперь это очень-очень высокий пик-н-ролл, так как его пытаются ловить едва ли не в центральном круге. Нужно также отметить, что такие ловушки – это единственный способ защиты против него, «Кливленд», например, даже не стеснялся бросать в одиночестве Кевина Дюрэнта, только чтобы не дать Карри себя забомбить с 9 метров.

Второе умение – это бросок с ведения.

Карри может бросать после получения, но еще он может бросать просто сходу – за последние три сезона он после дриблинга забил 40 процентов трехочковых, а без дриблинга 45,5. Против такого очень тяжело отзащищаться, особенно при пик-н-роллах, так как минимальную свободу Карри воспринимает как указание немедленно бросать. Против Карри нельзя оставлять «большого», против Карри нельзя отступать внутрь зоны и давать ему пространство. Опять же единственный вариант – это бросаться на него вдвоем и оставлять его напарника по пик-н-роллу в одиночестве. Когда в 2015-м этим напарником был еще не взявший себя в руки Дрэймонд Грин, у «Кливленда» получалось. В 2017-м и 2018-м «Кэвз» оставляли в одиночестве Кевина Дюрэнта, идеального баскетболиста, умеющего все. 

Дело не в том, насколько радикально Карри меняет атаку «Голден Стэйт», это и так очевидно. Важнее, что Карри вообще для этого может ничего не делать. Ему и мяч-то не нужен, чтобы оттягивать внимание на себя.

Карри – идеальный пример того, что зона защиты растянулась не только в ширь, но и дошла чуть ли не до центрального круга.

Вот так выглядело пространство в 80-х.

Вот так оно выглядит сейчас.

Вот так это выглядит, когда мяч в руках у Карри.

За это время лига прошла множество этапов эволюции.

В 2004-м «Финикс» Майка Д’Антони рванул с приходом Нэша: разыгрывающий ловчее всех воспользовался свободой, форсировал быстрые атаки, находил почти магическое решение при пик-н-ролле.

В 2005-м «Сперс» смогли подстроиться под изменения «хэндчекинга». Они закрывали «краску», стягивали защитников ближе к кольцу и приводили игроков с мячом к страхующим.

В 2012-м Эрик Споэльстра подсмотрел систему раскрывающую атаку в футболе у Чипа Келли из университета Орегона и использовал Леброна Джеймса в качестве тарана во главе маленькой пятерки.

В 2014-м «Сперс» одновременно остановили нападение, которое построено вокруг доминирующей с мячом фигуры, и представили альтернативную версию «драйв-н-кика», включающую растягивающих снайперов, бешеное движение мяча и полную несоответствие баскетбольных функций баскетбольным же амплуа.

В 2016-м и 2017-м обе версии были улучшены до максимальных мощностей: «Кливленд»-2016 добавил к доминирующему на мяче лидеру одного из лучших защитников с безукоризненным атакующим арсеналом, «Голден Стэйт»-2017 – воссоздал систему «Сперс» не с ролевиками, а со звездами.

Короче, атака давно оставила защиту позади.

Тезис #4. Вторая революция трехочковых

Количество трехочковых продолжает увеличиваться с каждым сезоном. В этом команды совершают в среднем 31,4 штуки.

Этим, правда, мало кого удивишь. Важнее другое: в этом году команды показывают один из лучших процентов реализации в среднем.

Самый показательный пример здесь – Брук Лопес.

Лопесу – 30 лет. Он центровой, семифутовый центровой. Весит за 120 килограммов, никогда не блистал в защите даже в более комфортные для «больших» времена.

В этом сезоне Лопес превратился в самого большого снайпера в истории.

Большого не только с точки зрения габаритов. Лопес совершает 9,6 броска за игру – 7,2 из них являются трехочковыми.

Лопес – олицетворение дарвиновской теории в НБА. Первые трехочковые он на сколько-нибудь заметном уровне начал выбрасывать в 27 лет (с точностью в 14%) и по идее должен был к этому моменту плотно засесть где-нибудь на «банке», где-нибудь в Китае. Вместо этого он полностью пересобрал себя и превратился в трехочкового специалиста, который нужен «Бакс» для того, чтобы растягивать защиту и создавать пространство для Янниса.

«Трехочковый специалист» в отношении центрового кажется странным термином. Но это так: больше Лопес ни черта не делает – в защите его прячут под щитом, впереди он просто стоит в углу. Он остался в НБА исключительно потому, что умеет делать то, о чем понятия не имел еще четыре года назад.

Тезис #5. Подборы в нападении умирают

Возросшие скорости удается потушить лишь с помощью одного приема – тренеры делают упор на возвращении на свою половину, а не на атаку чужого щита.

С 80-х показатели подборов в нападении продолжают снижаться и вроде бы достигли исторического дна. Последние три года – это неизменно 23,3%.

В этом году добавился еще один негативный фактор: правила изменили таким образом, что команда, забравшая подбор в атаке, получает на владение лишь 14 секунд, а значит, отскоки стали еще менее ценными.

На каком-то более-менее заметном уровне подборы в атаке поддерживают узкопрофильные специалисты. Им удается что-то урвать благодаря природным данным, хитростям или неравноценному размену, но вообще мяч на чужом щите – это мифический зверь. Пользоваться преимуществом в этом компоненте умеют единицы.

Тезис #6. Защищаться можно только с помощью разменов

Майк Д’Антони повторяет свою мантру даже в тяжелые времена: «Защищаться против «Голден Стэйт» и Стефа Карри можно лишь одним способом – через размены. Да и то не факт, что это помогает».

Раньше атакующие системы функционировали понятным образом – давили в «пост», опирались на энное число заученных комбинаций, отдавали мяч под «изоляции» суперзвезде. «Уорриорс» заправили треугольное нападение ракетным топливом: Карри, Томпсон и «большой» на слабой стороне просто устраивают хороводы и действуют по ситуации, отталкиваясь от скорости (скорости перемещения, движения мяча, скорости мысли) и соперника – если их ждут на периметре, они открываются внутри, если страхуют со стороны щита, выбегают под трехочковый. Каждый ставит заслон каждому, каждый может бросить издали и рвануть под кольцо, каждый имеет право на атаку. «Уорриорс» – повелители хаоса.

Единственный рецепт против хаоса – это размены.

В прошлом сезоне «Рокетс» готовились к встрече с «Голден Стэйт» на протяжении всего сезона и довели это до абсурда. За сезон они совершили 1406 размена. Благодаря универсальности Пи Джей Такера, Криса Пола, Тревора Аризы, Эрика Гордона и Люка Мба а Муте «Хьюстон» скакнул с 18-го места по защитной эффективности в сезоне-2016/17 на 7-е в сезоне-2017/18 и остановил атаку «Голден Стэйт» в финале Запада.

Проблема в том, что в этом году защита «Рокетс» – 20-я. А настойчивость Д’Антони в вопросе разменов не случайна – уже пошли разговоры, что от этой тактики нужно отказываться.

Почему случай «Хьюстона» так важен?

Пока у «Рокетс» есть множество оправданий. У них травмы, у них всегда медленно вползающий в сезон Пол, у них ушел координатор защиты, которого пришлось возвращать с пенсии, у них неопытные игроки, которым тяжело дается сложная тактика разменов, у них Кармело Энтони, наконец.

А еще изменились правила. И Такер уже говорил о том, что дело не только во внутренних проблемах, дело в том, что защищаться стало гораздо сложнее из-за ограничения физического контакта.

Прошлый сезон создал какую-то иллюзию, что защитные системы не совсем умерли: «Бостон» до сих пор непонятно каким образом был в шаге от финала, «Рокетс» сломали все лучшее в «Голден Стэйт».

Теперь без зацепов, пиханий, задержек и другого силового воздействия все это представляется немного другой эпохой. Защищаться можно только с помощью разменов, но даже это еще надо проверить.

Текущая атакующая эффективность – максимальная в истории лиги.

Тезис #7. Руди Гобер против Дрэймонда Грина

Руди Гобер и Дрэймонд Грин – два лучших защитника последних двух сезонов. «Юта» и «Голден Стэйт» располагаются на 15-м и 14-м местах по защитной эффективности в этом сезоне.

(Задумчивый смайлик)

Гобер и Грин – олицетворение старого и нового понимания защиты.

Француз – классический рим-протектор, 216 сантиметров роста, 236 сантиметров вингспана. Он заполняет «краску» и перекрывает воздух тем, кто пытается проникнуть под щит «Джаз», постоянно входит в число лидеров по «усложненным броскам», является фундаментом для всего, что делает «Юта». В этом сезоне у Гобера был классический матч – против «Рокетс»: защитники «Хьюстона», лучшей атакующей команды прошлого сезона, совершили 33 прохода под кольцо, но смогли набрать лишь 21 очко (в пересчете на сто владений это был бы худший показатель для атаки в лиге). Влияние центрового «Юты» не всегда можно описать, но главное, что он делает – пугает соперников и заставляет их выбрасывать сложные флотеры (это всегда бросок с плохим процентом, а в присутствии Гобера тем более). Благодаря своим габаритам и грамотной тренерской системе он остается элитным защитником даже в современном баскетболе – Гобер занимает пространство двух защитников и обороняется тоже за двоих.

Проблема заключается в том, что быть рим-протектором в современной НБА – недостаточно. И в этом смысле у Гобера тоже был в этом году классический матч: Марк Газоль вытаскивал его на периметр – попадал издали сам и отдавал мячи врывающимся малышам. «Мемфис» сенсационно победил в гостях, а защита «Джаз» лучше выглядела без Гобера, тяжеловесного и морально устаревшего.

Грин вроде бы примечателен лишь ослиной физиономией, но это совсем не так. С точки зрения современного баскетбола он едва ли не более уникален, чем семифутовый Гобер с еще недавно историческим вингспаном. У форварда «Голден Стэйт» – всего 201 сантиметр роста, но 217 сантиметров вингспана, мобильность маленького и низкий центр тяжести, благодаря которому его не могут продавить даже семифутеры (ну ок, даже корявые семифутеры). Грин может защищаться против любого амплуа и успевает и потолкаться в посте, и добежать до периметра и помешать бросающему, и в целом страхует партнеров, прикрывая самые уязвимые зоны. Благодаря всему этому «Голден Стэйт» пропускает на 9,8 очка меньше (на сто владений), когда он на площадке – в его присутствии соперники гораздо реже атакуют из-под кольца и из углов, то есть из самых эффективных зон.

Грин – везде. Он умудряется быть одним из лучших по количеству “deflections” (касаний мяча в защите), по числу «усложненных трехочковых» и по “box-out” (вытеснению соперника на подборе). Это универсальность нового типа.

Гобер и Грин определяют игру своих команд.

«Юта» старается держать центрового под щитом, направляет на него проходящих и крайне осторожно подходит к тактике разменов.

«Голден Стэйт» наоборот с помощью Грина научил всю лигу меняться и произвел революцию в защите, да и вообще отказался от традиционных пятерок.

Гобер и Грин – это старое и новое.

Каким бы защитным монстром регулярных сезонов ни была «Юта» в последние годы, «Голден Стэйт» и «Хьюстон» в плей-офф каждый раз демонстрировали, что сложно держаться за прошлое.

Curry just put Gobert in the blender 👀👀👀 pic.twitter.com/yz0oTFeLYr

— SLAM (@SLAMonline) May 3, 2017

Тезис#8. Эмбиид и мечта о возвращении доминирующих центровых

Контуры доминирующего центрового будущего вполне очевидны. Это должен быть кто-то, кто мог бы объявлять «краску» бесполетной зоной, но при этом легко переключаться на маленьких и не теряться на периметре – маленькие быстрые пятерки против него потеряли бы актуальность, так как он бы имел иммунитет на периметре и при этом уничтожал бы оппонента на противоположной стороне.

Если короче, то это контуры здорового и прибавляющего Эмбиида.

Центровой «Филадельфии» был бы главным претендентом на MVP, если бы «Процесс» был явлением векторным. А так «76-е» сначала искали хороших игроков, потом меняли тех, кто оказался недостаточно хорош, потом начали тренировать тех, кто недостаточно хорош, но никому больше не нужен, потом принялись устраивать эксперименты по тому, как уравновесить недостатки тех, кого тренируют. В общем, намечается интересный стих на основе «Дома, который построил Джек», но с построением собственно боеспособной команды не все так уж однозначно.

В этом сезоне Эмбиид принялся ставить галочки в анкете претендента на звание доминирующего центрового будущего.

Играет по 35 минут.

Лидирует по количеству пост-апов (8,4 владения за игру) и показывает лучшие цифры в карьере (1,01 очка за владение).

Лидирует в лиге по числу штрафных (в последний раз центровому такое удавалось в 2012-м).

Коллекционирует матчи с 30+ очками и 10+ подборами.

Стал немного умнее и сократил количество потерь.

Лучше пользуется уникальным сочетанием габаритов и скорости, чтобы занимать место в «краске».

До неприличия расширяет границы универсальности – имеет 5 проходов в среднем под щит и 4,2 трехочкового за матч.

Находится в лидерах по «усложнению бросков», в том числе трехочковых.

Меньше фолит.

Служит для «Филадельфии» адекватной версией Руди Гобера в «краске».

Но при этом показывает, что тактика использования центрового под щитом используется «76-ми» для того, чтобы поберечь центрового. Эмбиид вполне бодро временами смотрится против маленьких на периметре и показывает лучшую защиту против «изоляций» в карьере.

Все формальные признаки налицо.

Центровые обычно созревают медленнее остальных, так что здоровое межсезонье, 24 года, сравнительно небольшой опыт пребывания в НБА – все говорит о том, что шансы на оформление доминирующего центрового, который бы не выглядел атавизмом в современном баскетболе, вроде бы есть.

Но отмахиваться от «вроде бы» тяжело.

При всех красивых цифрах и развитии Эмбиид не может считаться доминирующим до тех пор, пока не будет показывать соответствующую эффективность. Его трехочковый с каждым годом деградирует. Его пост-апы занимают тонну владений, но остаются самым неэффективным типом атаки в баскетболе. Его универсальность не обретает формы швейцарского ножа а-ля Леброн Джеймс – да, он может все, но никого этим особенно не пугает.

В Эмбииде есть потенциал для революции, но этот же потенциал на данный момент заставляет считать его переоцененным. В возвращение доминирующих центровых по-прежнему верят только дети и блаженные.

Тезис #9. Никола Йокич – лучший пасующий центровой в истории

В прошлом сезоне «Денвер» преодолевал сложную дилемму. Сама дилемма была конкретной, но на глобальном уровне совершался выбор между прошлым и будущим.

Дилемма состояла в следующем.

Первую половину сезона «Наггетс» использовали то, что в Штатах называют «атакой, ориентированной на конкретное направление». Иными словами они использовали определенный список взаимодействий, применяемый в той или иной ситуации, чтобы доставить мяч в нужную точку. Игроки прибегали к пик-н-роллам, «изоляциям» и так далее и искали способы набирать очки за счет мисмэтчей, создания пространства и выведения партнера на удобную позицию.

Все вполне логично, если не считать того, что для тех, кто находился в обойме Майка Мэлоуна, это не совсем подходило. Зачастую атака глохла, «Наггетс» оказывались в ситуации, когда нужно было что-то резко придумывать на исходе владения, строго регламентированному нападению не хватало динамики и спонтанности.

Во второй половине «Денвер» сменил модус операнди. Ключевые признаки «нападения, отталкивающегося от системы» – у мяча нет какого-то конкретного адреса, комбинация включает многочисленные дополнительные опции и исход из того, что позволяет защита. «Наггетс» инициировали бесконечный водоворот из тел Джамала Мюррэя, Гэри Харриса и Уилла Бартона, добавили к этому Пола Миллсэпа, сильного не только умениями, но и пониманием игры, и поместили в центр воронки Николу Йокича, центрового-плеймейкера. Серб хорош в посте, умеет бросать с дистанции и имеет семь футов роста, которые открывают ему прекрасный обзор и устраняют лишние препятствия, но еще он направляет разрушительную силу урагана из маленьких в правильном направлении. Скрытые передачи, хэндоффы, забросы на рывки, переводы через зону, фэйки, неожиданные выдумки с пасами за спину или за голову, мэджиковские экспромты в быстрых атаках – у Йокича феноменальные данные, но даже на их фоне его периферийное зрение и умение предсказать действия защитников хочется выделить отдельно.

Уже сейчас на четвертый год  в лиге Йокич претендует на звание лучшего пасующего «большого» в истории.

И это только звучит противоречиво.

Да, Йокич управляет целой системой нападения. В таком масштабе этого раньше никто не делал.

Да, Йокич делает все это в одну из самых благотворных для атакующих команд эпоху.

Да, передачи Йокича еще ни разу не вывели его клуб хотя бы в плей-офф.

Но сами цифры беспрецедентны.

Лучший процент передач в карьере Сабониса – 19,3.

Лучший процент передач в карьере Чемберлена – 23,2.

Лучший процент передач в карьере Криса Уэббера – 24,6.

У Йокича?

В прошлом году – 29,6, в этом году – 36,9.

В новейшей истории НБА было 15 случаев, когда игроки выше 208 сантиметров набирали 20+ очков и 7+ передач на сто владений. Два из них – за авторством 23-летнего Николы Йокича.  

Тезис #10. Бен Симмонс: невозможно считаться суперзвездой и не иметь броска

Главный урок для брюзжащих зануд: пространство работает не потому, что лига стала мягкотелой и лишилась яиц; пространство работает, потому что уровень игры вырос и бросать научились практически все.

Те, кто не научились, остаются на второй год, какими бы физически одаренными они ни были.

Симмонс задрал планку мощным выступлением в первом сезоне. Новичок затащил команду на третье место спуртом, достигнутым благодаря легкому календарю и большей свободе на площадке в виду отсутствия Эмбиида.

Серия с «Бостоном» начала новый этап в его карьере и поставила вопрос: сможет ли он по-настоящему влиять на исход важных серий, не имея вообще никакого аппарата для поражения кольца даже с трех метров.

Лучший ответ нового сезона – это игра с «Торонто», игра, где Симмонс закончил с трипл-даблом, включившим 11 потерь.

Мало того, что против него вышел Кавай Ленард, обожающий закусывать такими вот двухметровыми суператлетами, так еще и «Рэпторс» показали Симмонсу, что пока ему надо работать, а не вспоминать, как он триумфально выносил «Нетс». «Рэпторс» так же, как и «Селтикс», останавливали набеги Симмонса большой стеной в «краске» и караулили дальнейшую попытку избавиться от мяча.

Все такие попытки оборачивались поиском паса, а не желанием бросить в кольцо. Хотя прошло целое лето, смелее в этом направлении Симмонс смотреть так и не стал.

Недостатки Симмонса разбирают даже на переменках. Так что встреча с каждой более-менее толковой защитной командой превращается для него в поиски себя.

Тезис #11. Харден и переупаковка героического баскетбола

Героический баскетбол – это классика. Крюки Джаббара, базеры Джордана через шесть рук и 81 очко Кобе. Украл, бросил – получай заслуженное. Романтика.

Героический баскетбол на поверку оказался крайне неэффективным, Кобе Брайанта до сих пор хейтят все цифровые задроты, и потому обоих вроде бы сдали в утиль. Современность – это прагматизм во всем.

И тут уже героический баскетбол вернулся в цифровом варианте. Джеймс Харден, борода Джеймса Хардена и математически обусловленная реабилитация классики.

Все вроде бы происходит по старинным лекалам: суперзвезда, мяч, «изоляция», доминирование.

И совершенно по-новому: площадка максимально расширена, проверенные снайперы ждут скидки и оттягивают внимание защитников, героизм суперзвезды нацелен на провоцирование нарушений и инициирует презрение скептиков.

Харден – самое совершенное оружие в современном баскетболе.

Харден – повелитель «изоляций»: он прибегает к ним часто и много и из года в год показывает самый высокий кпд вроде бы совсем неэффективного и крайне примитивного типа владения.

Харден – это мастер восточных единоборств, работающий в пьяном стиле: его дриблинг обманчиво несуразен, движения расслаблены настолько, что определяющий резкий шаг легко пропустить, тело вроде как само по себе натыкается на контакт, но в голове тем временем работает самый современный, напичканный продвинутой статистикой компьютер.

Удивительным образом получилось так, что критикующие «героический баскетбол» ботаники пошли за эффективным баскетболом, устроили революцию трехочковых, много шумели и кипятились, но в итоге вернулись с тем же самым «героическим баскетболом», только вписанным в новые реалии. По баскетбольным меркам «Рокетс» вроде бы находятся на обочине, но даже при отсутствии вообще каких-либо успехов умудряются быть одним из двигателей прогресса в НБА. Их трехочковая одержимость заразна, но и их акцент на роли личности в таком баскетболе берет свое: они даже «Голден Стэйт» заставили переключиться на такую игру в финале Запада.

Сам Харден вроде бы антипод того, что подразумевается под «героическим баскетболом». Скучный, обманчиво сонный, как будто тяжеловатый, всегда похожий на поднятого склочной женой и не совсем очнувшегося забулдыгу, пробивающий бесконечные штрафные, гарцующий как мохнатый пони…

И все же его влияние в вопросе «изоляций» более авторитетно, чем кого бы то ни было еще. Без надрыва, в темпе, приятно выглядящем только в доме престарелых, с движениями усыпляющего маятника он отстаивает состоятельность самого элементарного баскетбола, жизнеспособность классики в наше время.  

Тезис #12. «Сперс» как что-то совсем другое

НБА – это лига, где все копируют успешный пример. В данном случае пример «Голден Стэйт».

Это делают везде, кроме мест, где уже всем давным-давно на все наплевать, а также в «Сан-Антонио».

«Сан-Антонио» существует на своей волне.

Здесь не фанатеют от трехочковых (последнее место в лиге). Здесь никуда не торопятся – один из самых медленных темпов в лиге. Здесь уважают ветеранов, игру в «посте» и вообще все, что уже давно не в моде.

Главная характеристика «Сперс» – это километраж в атаке. «Сан-Антонио» является лидером в лиге по движению в позиционном нападении при том, что остается на дне по числу владений. Техасцы очень много бегают на слабой стороне, заставляют Демара Дерозана подниматься наверх, а затем играть пик-н-ролл с Олдриджем (Дерозан в итоге лидирует по пробегу), не ограничивают Олдриджа конкретным действием, а эксплуатируют его и в заслонах, и в движении мяча по полной. И продолжают поддерживать любую комбинацию суетой в стороне от мяча, которая отвлекает внимание страхующих. При этом «Сперс» настолько ценят каждое владение, что являются лучшими в НБА с точки зрения потерь.

via Gfycat

Нападение «Сперс» не столь динамично, как по всей лиге, но оно очень артистично, привлекательно своей нетипичностью и все еще дееспособно (на данный момент 13-е в лиге). Хотя ее основы всем слишком хорошо известны.

(Правда, соперникам это не всегда помогает).

Gregg Popovich drew up a classic Tony-Tim-Manu play for Mills-Aldridge-DeRozan to beat the Lakers in OT last nighthttps://t.co/RpWZvUhwX6 pic.twitter.com/PbKeCe7OhN

— William Lou (@william_lou) October 23, 2018

С потерей суперзвезды «Сперс» окончательно перестали восприниматься как претендент, но сложно перестать думать, что там происходит что-то действительно важное. Уж слишком упрямо нарушаются все современные тенденции.

Тезис #13. НБА продает веселье

В бородатые годы перед НБА стоял вопрос позиционирования.

Америку определяли два вида спорта: бейсбол и футбол.

Бейсбол ассоциировался с неспешным препровождением и летним умиротворением. Бейсбол был миром.

Футбол символизировал стремительное завоевание пространства, военную точность и гладиаторские ценности. Футбол был войной.

Баскетбол долго искал себя и только с появлением Берда и Мэджика завершил процесс самопознания: НБА – это лига, которая определяется равными возможностями для каждого и вознаграждением игроков в соответствие с их талантами. Баскетбол – это командный вид спорта, где как нигде заявляется роль личности и неограниченное влияние суперзвезд на обеих сторонах площадки. Это такое необычное для Штатов (с искусственными построениями в футболе и непонятными ограничениями бейсбола) место, где всегда побеждают более талантливые и сильные суперзвезды и наиболее сплоченные и научившиеся уживаться со своей инаковостью коллективы. 

Но не только.

НБА – это еще и лига самых совершенных атлетов, которые ежесекундно доказывают свою сверхчеловечность полетами в двух метрах над паркетом, цирковой ловкостью рук и попаданиями в маленькую дырку на десятиметровом расстоянии.

Все это лига и продает.

НБА планомерно уничтожила лазейку для «Бэд Бойз» и «Никс», выжгла драки и сделала все, чтобы уйти от своего главного кошмара – серии «Сперс» – «Пистонс». НБА продолжает ускоряться, чтобы идти в ногу со временем, в котором внимание аудитории удержать все сложнее. НБА продает не войну и не расслабленность, а высококонцентрированную версию шоу Бенни Хилла, где даже неудачные шутки получаются удачными благодаря ритму и настроению. НБА продает конкурентную версию Глоубтроттерс – спорт, подчеркивающий не только состязательную природу, но и сами неординарные навыки, уникальность каждого. НБА продает все больше веселья за тот же промежуток времени.

Важно понимать, что это происходит не совсем искусственно. Лига лишь подчеркивает то, что давно очевидно: НБА переживает золотые времена с точки зрения качества и глубины таланта. На площадке больше не осталось места для чарльзов оукли и грегов остертагов, теперь даже «Сакраменто» принимает верные решения на сумасшедших скоростях, растягивает площадку за счет снайперов, вызывает иллюзию позитива за счет молодости участников. Там, где раньше плохие команды старались сбивать темп и превращали баскетбол в возню и мясорубку, теперь приветствуется прямо противоположный подход.

Лига демонстрирует не пик атакующей эффективности, лига показывает пик развития баскетбольных навыков и умений. И вот в таком формате это продается лучше всего – даже если это умение пробивать штрафные от Деандре Джордана.

Фото: REUTERS/Brad Penner/USA TODAY Sports

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ