Новый «КраСава» – про молодежь «Краснодара». Уткин переписывается с Уткиным, Шапи – с Хабибом

Сергей Галицкий видео Матвей Сафонов Даниил Уткин Мурад Мусаев Краснодар Евгений Савин Магомед-Шапи Сулейманов премьер-лига Россия Иван Игнатьев Футбол

Новый выпуск «КраСавы» посвящен воспитанникам «Краснодара»: Евгений Савин заскочил на базу клуба и пообщался с Уткиным, Сафоновым, Шапи, Игнатьевым и 35-летним главным тренером Мурадом Мусаевым.

Самое интересное – ниже.

Уткин: переписывается с однофамильцем, самый сильный соперник в РПЛ – Барриос

20-летний полузащитник Даниил Уткин дебютировал в РПЛ в прошлом году, а в этом сезоне уже забил 2 гола в 9 матчах. Он из Ростовской области и начинал в местной академии имени Понедельника. «Оттуда тренер ушел в «Краснодар», главный тренер тоже потом перешел. Мы узнали, что они там, приехали посмотреть – и я сказал родителям: «Все, хочу здесь играть», – рассказывает Уткин.

Футболист признается, что иногда переписывается с Василием Уткиным (они, разумеется, не родственники). Однофамилец поздравляет игрока с голами и победами.

Даниил показывает Савину раздевалку «Краснодара».

Массажные ванны.

Так выглядит план восстановительных процедур для игроков после матча.

Холодный бассейн. Дальше – горячий бассейн, а справа – финская баня.

Барокамеры. Савин в восторге от количества восстановительных комнат и говорит, что «Манчестер Сити» курит в сторонке.

Пафосный девиз в тренажерном зале.

На базе игроки живут в разных домах, а не в одном большом корпусе. Так выглядит гостиная в одном из домов.

А так – комната Уткина и голкипера Матвея Сафонова.

Уткин говорит, что самый сильный соперник, против которого он играл в РПЛ, – Вильмар Барриос из «Зенита». «Он в отборе очень цепкий. Я вроде принимаю [мяч], но раз – и он уже здесь, под ногой».

Мусаева Уткин описывает словами «справедливый» и «трудолюбивый» – тренер развивается и создает атмосферу в коллективе.

Шапи и Игнатьев: в той истории с контрактами им не понравилось отношение клуба, мечтают уехать в Европу

Шапи и Игнатьев – лучшие друзья. Они познакомились в «Одноклассниках» – Сулейманов после приглашения на просмотр в «Краснодар» написал Игнатьеву.

«Я думал, что он не ответит, что в «Краснодаре» в академии все такие [крутые]. Но оказалось, что нормальный пацан», – рассказывает Шапи.

С адаптацией в основной команде Сулейманову помогал Маурисио Перейра – Шапи говорит, что в футбольном плане он был для него как отец. Сулейманов расстроился, когда уругваец ушел из «Краснодара».

Кумиры Шапи – Месси и Хабиб. Савин спрашивает, кто из них значимее для мирового спорта. Сулейманов отвечает, что футбол – спорт номер один, поэтому Месси. «Но все равно Хабиб – очень большая фигура в спорте, поэтому я лучше буду на земляка равняться», – отмечает он.

Иногда Шапи переписывается с Хабибом в инстаграме. Савин предложил футболисту пригласить Нурмагомедова на матч «Краснодара», и Шапи написал кумиру.

Еще Жека спрашивает футболиста о скандале с его возрастом: «Шапи, посмотри в мои честные глаза и скажи: ты кошенный или нет?». «Нет», – уверенно отвечает Сулейманов (ему 19).

Летом Игнатьева якобы хотел купить «Зенит». «Официально ничего не слышал, на уровне слухов все, – комментирует Иван. – Я собираюсь продолжать играть за «Краснодар». Если бы Галицкий сказал, что не против, чтобы я перешел в «Зенит», что за меня дают хорошие деньги, то, скорее всего, я бы перешел. Но если только президент сказал бы, что не против».

Шапи тоже мог уйти – дортмундская «Боруссия» делала официальный запрос о трансфере. «Я с руководством этого не обсуждал, – отвечает Сулейманов. – Если бы было это предложение, может быть, сказали бы мне. Но ты же говоришь, что на 100% знаешь, а я не знаю».

Савин спрашивает про контракты: весной Сафонов сразу продлил соглашение с клубом, Шапи подумал и подписал, а Игнатьев отказался. Сулейманов говорит, что дело было не в деньгах, а в отношении. «Мы на тот момент думали, что мы свои воспитанники, в том сезоне доказывали, забивали важные голы. А нам приходят с таким предложением, и мы разговаривали и не могли понять, в чем прикол, почему именно так. Разговор был об отношении, а не о деньгах».

«Я подписал определенный контракт. Это была их инициатива продлить контракт», – добавляет Игнатьев. «У нас уже были контракты, нас все устраивало, мы ничего не говорили», – соглашается Шапи.

Парни говорят, что мечтают отдать максимум «Краснодару» и уехать в Европу.

Сафонов: попасть в академию помог рост папы (он баскетбольный тренер), пока не хочет никуда уходить

Самый бодрый герой выпуска после Шапи – Матвей Сафонов. Голкипер рассказывает, что после матчей засыпает в четыре-пять утра – надо покопаться в голове.

Отец Сафонова – тренер молодежной команды баскетбольного «Локомотива-Кубань». Матвей старается смотреть матчи команды в прямом эфире. И говорит, что выбор между баскетболом и футболом для него никогда не стоял – отец сказал ему, что он слишком маленький (191 см) для баскетбола.

«Я футболом вообще не увлекался, ходил на плавание, все дела, – рассказывает Сафонов о том, как попал в академию «Краснодара». – И просто на урок приходят люди в спортивных костюмах со значком клуба. Говорят, мол, ребята, у нас открывается секция, тренировки. Спросили, кто самый быстрый в классе и у кого самый высокий папа. Я по второму критерию прошел, ха-ха».

«Фиорентина» якобы предлагала «Краснодару» миллион евро за Сафонова. Но голкипер говорит, что отказался бы от перехода, если бы его спросили. «Зачем мне это? Сейчас это точно не то. Пока есть куда расти, думаю, стоит оставаться в более комфортных условиях. Я благодарен клубу и хочу отплатить ему тем же, что он для меня сделал».

«Если я буду играть лучше, стабильнее, больше, то мы без проблем подпишем новый контракт, – говорит Сафонов о будущем (он получает около 2 млн рублей в месяц). – Сейчас деньги не главное. Деньги главное, когда тебе 30, у тебя нет интереса к футболу и ты играешь, потому что это твоя работа. Тогда вопросов нет».

Мусаев: споры с Галицким, война с краснодарскими СМИ, о сборной не мечтает

С Мурадом Мусаевым Савин встречается на стадионе «Краснодара».

– Что молодому тренеру дается сложнее всего?

– Я бы не сказал, что есть какие-то сложности большие. Когда был тренером в академии, понимал, что могу работать не хуже предыдущих тренеров – я смотрел их тренировки. Были сомнения по поводу того, как выстрою отношения со старшими игроками. Но когда пришел, это все легко далось. Понял, что большой разницы в работе с основой и молодежкой нет, все принципы те же: играть стараемся в атаку, в комбинационный футбол.

Не вижу проблемы в возрасте, что у меня нет карьеры футболиста. Все равно все определяется на тренировках, люди видят, кто ты. А все остальные моменты не так важны.

– Есть мнение, что Галицкий тебя никогда не уволит. Что должно произойти, чтобы ты сам подал в отставку?

– Ни один тренер не может работать вечно. Какие бы у нас ни были отношения с Сергеем Николаевичем, все определяет результат. Если нет результата, нет качества – в этом виноват тренер. Сегодня ты самый лучший молодой тренер, а завтра проиграл несколько игр и все напишут, что мы ошиблись.

У меня всегда хватит смелости признать свои ошибки и сказать, если я где-то не справился.

– Было хоть раз, что вы с Галицким зарубились?

– Мы спорим постоянно, но он, наверное, чемпион мира в споре. Если он будет отстаивать свою точку зрения, его никто не переспорит.

Один из его любимых споров: кто круче – Месси или Марадона. Он считает, что Марадона играл с лохобоями, а у Месси лучшие партнеры в мире, поэтому Марадона на три головы сильнее Месси. И вот этот спор бесконечный.

Но я не любитель спора ради спора. Я говорю свои аргументы, он говорит свои аргументы, проходит какое-то время – и мы видим, кто прав. Если он не прав, он скажет: «Я не прав». Но если прав, то двадцать раз потом скажет: «Мурад, я же тебе говорил».

– Когда тебя назначили, краснодарские СМИ с первого дня начали писать, что Галицкий сошел с ума, это провал. Откуда такой негатив?

– Я сам из Краснодара, мои родители из Краснодара. Как юношеский тренер я достиг больших успехов: мои пацаны дебютировали в основе, играли в сборной, я сам был тренером сборной (юношеской сборной России U-18 – Sports.ru), мы в России выиграли чемпионат, Кубок, молодежное первенство.

И, конечно, когда меня поставил Сергей Николаевич, это было неоднозначное решение, мало кто бы на это пошел. Но тем не менее наши местные СМИ сразу же написали, что Галицкий сошел с ума, меня скоро уволят, ничего не получится. И когда был достаточно успешный прошлый сезон, они написали, что это на багаже прошлого тренера. А про прошлого тренера тоже год говорили, что он не может работать.

Я даже не знаю, кто это пишет. Я представляю такого пожилого неудачника, которого гоняли в детстве, а сейчас его гоняет жена, нет друзей, сидит, бедный, в своей газете.

Раньше что было? Слово сказал – получил по голове. А сейчас есть интернет, есть маленькие газеты, где ты можешь писать, что тебе в голову приходит, и за это ты не получишь. Но я стараюсь ничего не читать ни после побед, ни после поражений.

– Хочу спросить про Павла Мамаева. Галицкий хорошо к нему относился, но после того инцидента убрал по причине того, что он показывает плохой пример для молодых ребят.

– Случай с Пашей был не первым. Я тоже относился к нему с большим уважением, много разговаривали. Он такой уличный пацан – что думает, то и говорит.

Когда я пришел, он одним из первых подошел и сказал: «Олегович, на меня можете рассчитывать, я буду работать, доказывать». И он это действительно делал, провел удачный сезон. Сейчас он вышел и говорит, что у него нет обид на «Краснодар» – это правильно. Я очень расстроен, что так произошло.

– Летом «Зенит» хотел забрать Игнатьева. В клубе практически никто не против, кроме Галицкого – он хочет показать, что его игроков не могут разбирать. Ты слышал об этом?

– Слышал. И ты сам ответил на этот вопрос.

Шапи? В Швейцарии мы разговаривали с какими-то агентами, связанными с «Боруссией», они сказали, что смотрели Шапи, и спросили, готов ли клуб его продать. Но официального предложения и официальных чисел не было.

– Готов ли клуб его продать?

– Нет.

– Шапи и Игнатьева подписал агент Алан Агузаров. Это дико разозлило Галицкого.

– У наших футболистов не было агентов, только Игнатьев сотрудничал с Германом Ткаченко, но это было согласовано. Мы не хотим, чтобы ребятам кто-то пудрил голову. Зачем тебе агент, если клуб хочет, чтобы ты был здесь чуть ли не всю свою карьеру?

– О чем ты мечтаешь как тренер?

– Сейчас город живет футболом, даже на матчи из середины таблицы приходит практически полный стадион. Конечно, моя основная цель – чтобы «Краснодар» завоевывал трофеи и делал это благодаря красивой игре. То, что происходит в городе по поводу футбола, – это какая-то мечта. Я понимаю, что мы дарим людям счастье.

– Ты мечтаешь о сборной России?

– Нет. Если бы меня кто-то куда-то позвал, я бы всем отказал. Мои мечты связаны только с «Краснодаром».

Савин в академии «Краснодара» – сплошной восторг
«КраСава» в «Роторе»: узнал о лихих 90-х, оружии в машине и почему бывший президент ненавидит красный цвет
Чуть не перешел в «Спартак», отказал «Штутгарту», в детстве продавал запчасти: Дзагоев в новом выпуске «КраСавы»

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ