Обращение к журналисту Дмитрию Егорову

Наиль Измайлов Спартак Игорь Рабинер Сергей Родионов Футбол

Дмитрий Егоров сегодня негодовал по поводу моих текстов об Измайлове и Родионове. Его право. Я рад, что мои слова могут мотивировать на какие-либо действа, Дмитрий, например, решил тоже проанализировать пресс-конференцию, главное чтобы он помнил, что он, в отличии от меня, журналист.

Я не журналист, не блогер, я болельщик. Именно потому я имею право изливать желчь, делиться негативом, позитивом — эмоциями одним словом. Я имею право на собственное мнение. Все высказывают своё мнение: кто-то на трибуне, кто-то на диване, а кто-то, как я, пишет в блоговой сфере.

Удивительно, что Дмитрий Еговоров не знает отличие журналистики от того чем занимаюсь я. Может, если бы он понимал разницу, то взглянул бы на своё творчество иначе и не называл себя журналистом.

Артур Сульцбергер, владелец «The New York Times», однажды сказал: «Мы, журналисты, говорим публике, куда прыгнула кошка. Дальше публика уже сама занимается кошкой». Журналистика это констатация факта — кошка прыгнула. Дмитрий Егоров пишет, что кошка вот-вот прыгнет, а может и не прыгнет, описывает помыслы кошки, расписывает прыжок, изменение траектории полёта и куда она после этого пойдёт. Это шоу-бизнес, а не журналистика, отделяйте одно от другого и не вводите людей в заблуждение.

Я отделяю факты от собственных рассуждений. Все факты я подтверждаю ссылками, там где моё мнение — применяю словосочетания « как мне кажется», «по моему мнению». Я так делаю, а Дмитрий? Мы почему-то должны верить его словам, несмотря на то как часто он меняет собственное мнение, как часто ошибается. Это происходит  такой периодичностью, что многие стали сомневаться в его честности.

У меня всё иначе. Я рассуждаю только о том, что вижу и, повторюсь, отделяю факты от собственных рассуждений. Я не лгу, могу заблуждаться, но не лгу.

Ложь — это высказывание, заведомо не соответствующее истине и высказанное в таком виде сознательно. Я не владею какой-либо эксклюзивной информацией и потому я рассуждаю о том, что публикуют журналисты и говорят официальные лица.

Дмитрий Егоров упрекает меня в том, что я обвиняю Рабинера в сговоре с Родионовым, но я не обвиняю, я подозреваю. Обвинение — это деятельность на направленная на доказание виновности, я же подозреваю, то есть допускаю такую возможность. Дмитрий и сам бы это понял, если бы был хорошим журналистом. Журналист это не тот, что несёт в массы всё, что ему пришло в голову. Для начала нужно провести хоть какое-то расследование, вчитаться в текст. Этого Дмитрий не сделал, иначе он бы не подменял мои слова своими и посмотрел бы кто автор текста. А так он зря наехал на Макса Куна, руководителя проекта ПроСпартак, который предоставил мне возможность высказаться. В мире, где вся информация предоставляется однобоко, Макс делает проект дающим возможность каждому сформировать собственное мнение опираясь, порой, на противоположные точки зрения. Вы, как читатель, вправе сами решить какой информации верить, а какой нет. В мире не бывает ничего чёрно-белого, истина порой где-то посередине.

Но похоже Дмитрию это не знакомо. Две недели назад я обращался к Дмитрию через соцсети с просьбой более подробно осветить тему бойкота, активно мной продвигаемую. Дмитрий моё сообщение проигнорировал. Один из немногих.

Многие журналисты были со мной несогласны и со многими мы долго дискутировали о правильности тех или иных действий, но они не отгораживались. Дмитрий же писал свои статьи о том, что клубу необходимы изменения, но позицию народа ни разу полноценно не осветил. Ваши, Дмитрий, слова расходились с делом, в отличии от Макса, который ПРЕДОСТАВЛЯЕТ возможность услышать разные точки зрения.

Далее Дмитрий предлагает создать профсоюз чтобы защищать журналистов. Но я читатель, я ваша публика. Ни один профсоюз не создавался для защиты от «потребителя своего продукта». Если кому-то не нравится ВАЗ, то он говорит об этом кому хочет и сколько хочет. Так что, Дмитрий, будьте готовы к тому, что если Ваше творчество или творчество Рабинера кому-то не нравится, то люди об этом будут говорить.

Дмитрий сетует, что среда в которой он обитает трусливая и говорит, что некоторые его коллеги ангажированы — «Либо не желая запариваться, либо ожидая, что приголубит какой-то решала или мелкий руководитель, либо надеясь что от этого клопа какая-то выгода» (с).

Самое интересное, что Дмитрий не считает, что это плохо и думает, что таких людей нужно защищать. Защищать от нас — читателей.

Как-то вмиг Дмитрий перевоплотился из поборника правды и чести, в защитника  продажности. Как-то всё мерзко, Дмитрий.

 

 

 

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ