«Предложил судье свои очки, но он и этого не увидел». В Европе новый супертренер

Аустрия трансферы высшая лига Австрия Петер Штегер Лига Европы Кельн бундеслига Германия

Денис Романцов – о Петере Штегере

Прошлогодний чемпионат Европы он смотрел в своем доме на окраине Вены, но девятнадцатого июня его попросили на пару дней вернуться в Германию – сняться в шоу Рейнольда Бекманна «Спортшкола» на канале ARD. Во время эфира Россия проиграла Уэльсу 0:3, и Леонид Слуцкий объявил об отставке. Зачитав эту новость, ведущий подмигнул Штегеру: «Петер, пост свободен. Езжай в Россию!» – «Нет-нет, я останусь в «Кельне». Через три месяца, разгромив «Фрайбург», «Кельн» поднялся на первое место. После матча Штегер, как обычно, встретился с болельщиками на западной трибуне стадиона «Рейн Энерги»: «Это всего на сутки. Завтра «Бавария» вернет себе лидерство». Затем Штегер надел розовые кожаные штаны и поехал на кельнский пивной фестиваль, который вела его девушка. Там он в 00:19 прочитал твит канцлера Австрии Кристиана Керна: «Какая радость! Австрийский тренер – номер один в бундеслиге».

Петер Штегер и его подруга Ульрике на кельнском карнавале 2017 года

Сегодня команда венского района Фаворитен болтается в четвертой лиге, но в середине восьмидесятых ее спонсировал бизнесмен Леопольд Бем, владелец сети магазинов Schöps, так что клуб играл в элите, а его тренер Адольф Блуч охотно доверял местным ребятам – например, Петеру Штегеру, жившему в трех трамвайных остановках от стадиончика на аллее Фридриха фон Кеннера. «У него же ноги, как спички», – говорили помощники Блуча про Штегера, весившего всего пятьдесят шесть килограммов. – «Да, зато эти ноги могут играть в футбол», – отвечал тренер. 12 апреля 1985 года он выпустил Штегера в Инсбруке, и Петер помог добыть нулевую ничью с одним из лидеров чемпионата. Штегер провел все восемь оставшихся матчей, работая параллельно клерком в банке (он заканчивал торговую школу), но его команда проиграла половину из них и вылетела во вторую лигу. Через год Штегера, работавшего уже в магазине спорттоваров, за четверть миллиона шиллингов (около восемнадцати тысяч евро) купил «Форвертс» из Штайра. Такие космические траты – заслуга спонсора клуба, директора мебельного магазина Leiner / Kika Ханса-Йорга Шеллинга (сегодня он министр финансов Австрии). Штегер оставался самой дорогой покупкой «Форвертса» до прихода в 1988 году Олега Блохина.

За сезон в «Форвертсе» Штегер подорожал почти в десять раз. Тренер венского «Ферста» с характерной фамилией Докупил поссорился с лидером команды, стареющей аргентинской звездой Марио Кемпесом и призвал президента клуба Вальтера Неттинга взять на его место Штегера. Неттинг, владелец сети магазинов фототехники, заплатил за Петера сто десять тысяч евро, а вице-президент «Ферста», директор автосалона Хайнц Хавелка осчастливил новичка новой хондой. Уже в двадцать один год Штегер стал капитаном «Ферста» и дебютировал в сборной, а венский топ-клуб «Аустрия» увидел в нем идеальную замену своему лидеру Херберту Прохазке, завершавшему карьеру. С «Аустрией» Штегер трижды стал чемпионом, но после смерти от сердечного приступа президента клуба Йоши Вальтера успехи иссякли. Штегер переметнулся в «Тироль», чей 33-летний президент Клаус Майр, называвший себя финансовым гуру, собирал чемпионский состав (купил, кроме Штегера, много игроков из Германии – например, отца Лероя Сане Сулеймана). Штегер переехал в Тироль в июле, а уже 16 августа Клауса Майра арестовали за финансовые махинации. Оказалось, что Сане, Штегера и других он покупал, используя клиентские депозиты банка GiroCredit. Отмучившись год с «Тиролем», Штегер воссоединился с тренером Докупилом в венском «Рапиде», главном конкуренте «Аустрии», которой Петер отдал шесть лет. Трансфер вызвал скандал, Штегеру стали угрожать, и по совету полиции он пропустил предсезонную встречу с болельщиками «Рапида».

Весной Штегер забил Андрею Сметанину, и «Рапид», пройдя московское «Динамо» Адамаса Голодца, вышел в полуфинал Кубка Кубков, где наткнулся на «Фейенорд» с Куманом, Ларссоном и ван Бронкхорстом. В Роттердаме у Штегера обострилась астма, которой он страдал с детства. Аэрозоль не помогал, но врач «Рапида» Роберт Люгшайдер сделал болезненную инъекцию, и Петер вышел на поле стадиона «де Кюйп», а в середине второго тайма отдал голевой пас Карстену Янкеру. В финале «Рапид» уступил «ПСЖ», зато через несколько недель выиграл чемпионат Австрии. Вскоре после этого лидеры команды разбежались. Янкер рванул в «Баварию», вратарь Михаэль Консель – в «Рому», защитник Трифон Иванов – в «Аустрию», а хавбек Дитмар Кюбауэр, потеряв беременную жену, насмерть сбитую машиной, попросил отпустить его в «Реал Сосьедад». Штегер же поссорился с тренером Докупилом, заменившим его в матче Кубка УЕФА с командой из Брно, плюнул на скамейку и стал выбирать новую команду. Звали «Мюнхен-1860», «Кельн» и новый чемпион Австрии «Штурм», но к тому моменту Штегер уже встречался с Ульрике Криглер, актрисой и бывшей гимнасткой, которая сопровождала его на переговорах – она посоветовала перед чемпионатом мира-1998 выбрать клуб с гарантированной игровой практикой – ЛАСК Линц (кстати, годом ранее я видел эту команду на волгоградском стадионе в матче Кубка УЕФА, и не сразу понял, почему взрослых так взбудоражила фамилия австрийского вратаря – Шикльгрубера).

Штегер забил за новый клуб шесть голов (один из первых – Станиславу Черчесову в четвертьфинале Кубка Австрии против «Тироля»), мелькнул в двух матчах чемпионата мира, но потом владелец ЛАСКа, банкир Вольфганг Ригер сбежал во Францию и признался в интервью Zeitschrift News: «Я десять лет подделывал бухгалтерский баланс и теперь просто разорился».

Штегер на чемпионате мира во Франции

Штегер вернулся в «Аустрию», а в середине нулевых стал ее спортивным директором. Петер привел десять новых футболистов, «Аустрия» выиграла чемпионство, но летом 2006-го владелец клуба Фрэнк Стронах сильно сократил расходы. Команду покинули почти все опытные игроки, и она провалила старт сезона (вылет из Лиги чемпионов и ни одной победы в восьми первых турах). Журналисты закричали о том, что «Аустрии» нужен тренер-пожарный (Диди Константини), и на пресс-конференцию перед игрой Кубка УЕФА с «Легией» действующий тренер Франк Шинкельс пришел в теплоотражательном костюме и защитной каске: «В последние два года мы с Петером Штегером каждый день тушили маленькие пожары. Тот, кто считает, что мы не умеем справляться с кризисами, ничего не смыслит в футболе».

Эффектная акция не спасла Шинкеля и Штегера от увольнения, и летом 2007-го Петер неожиданно возглавил венский «Ферст», за который сыграл один сезон на излете восьмидесятых. Правда, за двадцать прошедших лет команда докатилась до третьей лиги и стала наполовину любительской – на тренировки Штегера игроки приезжали после рабочего дня, не зная при этом, будет ли свет на стадионе и горячая вода в раздевалке. Да и для самого Штегера работа в «Ферсте» не была единственной: он писал колонки в газете Kurier и разбирал матчи австрийской бундеслиги на радиостанции ORF. В 2009 году Штегер вывел «Ферст» во вторую лигу, но потерял работу на радио – шеф ORF решил, что после возвращения в профессиональный футбол Петер будет пристрастен. После этого Штегер легко устроился на платный канал Sky.

Сменив еще пару клубов, ГАК (третья лига) и «Винер-Нойштадт» (бундеслига), Штегер в третий раз пришел в «Аустрию» – теперь уж главным тренером, вместо Ивицы Вастича. Штегера устраивал состав, хотелось только быстрого форварда – Филиппа Хозинера из «Адмиры Ваккер». Он был слишком дорог для «Аустрии», но Штегер все равно умудрился провернуть этот трансфер. Началось все с поражения от «Штурма» во втором туре. На последней минуте красную карточку получил центральный защитник «Аустрии» Георг Марграйттер. Вместо него через неделю вышел хорват Кая Рогуль, и «Аустрия» разгромила в венском дерби «Рапид» 3:0. Штегер вывел тот же состав – с Рогулем в защите – на четвертый тур, и снова победил, но перед следующим матчем Георг Марграйттер признался, что его зовут в Англию, это его мечта, но тренер «Вулверхэмптона» Столе Сольбаккен хочет еще раз увидеть его в игре. До закрытия трансферного окна оставалось меньше двух недель, и Марграйттер, потерявший место в составе после удаления, попросил выпустить его в ближайшем матче с «Ридом». Штегер пошел на это, пообещав Рогулю: что бы ни случилось в игре с «Ридом», он вернется в центр защиты через неделю. В итоге «Аустрия» победила 1:0, Марграйттер впечатлил тренера «Вулверхэмптона», его купили за два с половиной миллиона евро, и на четверть этих денег Штегер купил нападающего Хозинера, которого ему так не хватало. Тот забил двадцать семь мячей в тридцати играх, и помог «Аустрии» выиграть чемпионство – впервые с тех пор, как Штегер работал в клубе спортивным директором, и несмотря на то, что конкурентом был «Ред Булл Зальцбург» с Кевином Камплем и Садьо Мане. После этого директор австрийских железных дорог (сегодня он – федеральный канцлер) Кристиан Керн попросил Штегера прочесть его сотрудникам лекцию о мотивации, лидерстве и командном духе, а мэр Вены и болельщик «Аустрии» Михаэль Хейпль устроил в честь чемпионства праздник на Ратушной площади. Там собралось пятнадцать тысяч человек, и подруга Штегера Ульрике исполнила песню «Ты моя звезда».

Чемпионский сезон Штегер отработал в очках с фиолетово-белой оправой (цвета «Аустрии»), которые ему сделал знакомый оптик Ханс Окс. Через две недели после праздника на Ратушной площади Петер заказал Оксу красно-белую оправу – цветов «Кельна», который застрял во второй бундеслиге, уволил эпатажного тренера Хольгера Станиславски и, не договорившись с Роджером Шмидтом из «Ред Булл Зальцбург» и Михаэлем Бюскенсом из «Шальке», обратился с Штегеру. В ходе переговоров, длившихся два с половиной часа, Петер очаровал вице-президента «Кельна» Тони Шумахера своим энтузиазмом и готовностью променять Лигу чемпионов на вторую бундеслигу. Проблема была только в том, что у Штегера оставался год контракта с «Аустрией». Ее директор Михаэль Кречмер пылко отговаривал Петера от ухода, напоминая, что «Кельн» уволил десять тренеров за десять лет, но натыкался на упертое: «Я хотя бы попытаюсь». – «Тогда пусть платят компенсацию». «Аустрия» отвергла два предложения «Кельна» и отпустила Штегера только за семьсот тысяч евро (с условием, что эта сумма достигнет миллиона, если Петер выведет «Кельн» в первую бундеслигу). «Штегер отказался от части своих денег, чтобы мы смогли заплатить «Аустрии за его переход», – признался Тони Шумахер биографу Штегера Петеру Линдену.

Штегер поразил Германию открытостью. Он общался с болельщиками в фейсбуке, приветствовал рукопожатием всех журналистов, приходивших на предматчевые пресс-конференции, давал каждому из них свой номер, предупреждая только о времени, когда он недоступен, сделал почти все тренировки открытыми (на первую из них пришла тысяча человек), а однажды в полуобнаженном виде дал интервью в сауне, где рассказал о своей гражданской жене Ульрике: «Она безумная: любит необычные вечеринки, горные лыжи и американские горки». Петер признался, что Ульрике репетирует на нем свой текст для шоу с утонченным названием «Небо, задница и сиськи», и ответил, почему не женится на ней спустя пятнадцать лет совместной жизни: «Зачем менять то, что хорошо работает?»

Штегер восхитил болельщиков своей доступностью. Он часто ездил на трамвае, хотя в гараже стоял служебный Ford Kuga, и пропускал с болельщиками по кружке Кельша в кельнских трактирах, не отказывая никому в селфи. «Боже мой, это отнимает у меня не больше десяти секунд, а болельщик потом счастлив целый день», – говорил Штегер в интервью Neuen Kronen Zeitung. Сначала спортивный директор «Кельна» Йорг Шмадтке не был сторонником приглашения Штегера, но уже вскоре Йорг и Петер убедились, что их роднит специфическое чувство юмора, и стали близкими друзьями. Когда в январе прошлого года спортивный суд оштрафовал Шмадтке на шесть тысяч евро за то, что тот обозвал четвертого судью матча с «Вердером» яйцеголовым, Штегер искренне удивился: «А что такого? Мы называем так друг друга каждый день».

Летом 2013-го «Кельн» продал «Шальке» своего лучшего полузащитника Кристиана Клеменса (семь мячей и пять голевых пасов в предыдущем сезоне) и потерял еще пятерых игроков, поэтому Штегер и его ассистент по тактике Манфред Шмид вложились в развитие молодежи – защитников Йонаса Хектора, поднявшегося годом ранее из четвертой лиги, и Кевина Виммера, купленного в ЛАСКе за четверть миллиона евро, а также полузащитника Янника Герхардта из юниорского «Кельна». В итоге Хектор через год стал основным левым защитником сборной Германии, Виммера продали в «Тоттенхэм» за шесть миллионов, а Герхардта – в «Вольфсбург» за тринадцать. В отношениях с игроками Штегер особо ценит честность: «Когда я сам играл, слово тренера считалось законом, – говорил он Петеру Линдену. – Сегодня же все, что вы говорите, можно проверить в интернете. Если вы дважды сказали игрокам неправду, вы как тренер теряете свой авторитет».

Стартовав с трех ничьих, «Кельн» к середине октября поднялся на первое место и за четыре тура до конца оформил возвращение в бундеслигу. Отпраздновать это событие прилетел из Лондона даже Лукас Подольски, игравший за «Кельн» с десяти лет. Фанаты ждали, что Подольски вернется в «Кельн», но Штегер решил, что появление такой звезды слишком сильно потрясет команду и нарушит психологический баланс: «Не забывайте, что «Кельн» за последние пятнадцать лет вылетал пять раз. Поэтому сейчас нам нужно не поддаваться эйфории, привычной для этого карнавального города, а хранить спокойствие и двигаться вперед маленькими шагами». Ни остужающее сообщение тренера, ни тяжелая травма бедра лучшего бомбардира «Кельна» Патрика Хельмеса, досрочно завершившего карьеру, не помешали болельщикам клуба за час раскупить все билеты на матч первого тура с «Гамбургом». И она, и две из трех следующих игр закончились нулевой ничьей, потому что Штегер куда больше, чем во второй лиге, ориентировал игроков на оборонительную работу. Это злило фанатов, критиковавших тренера в фейсбуке после поражения от «Аугсбурга» (Штегер в итоге удалил свой аккаунт), но позволило «Кельну» уютно устроиться в середине таблицы. Сам Петер к вынужденной контратакующей тактике относился c иронией. После того, как на десятой минуте дерби с «Байером» судья Кинхефер пожалел леверкузенского вратаря Лено и не дал ему вторую желтую карточку, Штегер сказал: «Возможно, судья слишком удивился тому, что мы второй раз за десять минут вошли в чужую штрафную».

Зимой он попытался усилить атаку, вспомнив про Филиппа Хозинера, который помог ему выиграть чемпионство с «Аустрией». Спортивный директор Шмадтке договорился с французским «Ренном» об аренде Филиппа, но медосмотр выявил двухкилограммовую опухоль в его левой почке. После операции по удалению почки, Хозинер пропустил полгода и перешел в «Кельн» летом 2015-го. Филипп забил в первой же игре, но тот гол «Гамбургу» так и остался его единственным в бундеслиге. Куда полезнее выступил французский нападающий Антони Модест, купленный в «Хоффенхайме» и забивший восемнадцать голов в чемпионате и кубке. «Вся команда играла на Модеста, – вспоминал Штегер в интервью Kölnische Rundschau, – Мы ориентировали нашу тактику на его потребности». Правда, приз немецкой академии футбольной культуры Штегер получил за другие слова. После того, как судья Бастиан Данкерт проглядел явную игру рукой защитника «Ганновера» Андеасена, Штегер сказал: «Я предложил судье свои очки, но он и этого не увидел».

Девятое место в сезоне-15/16 команда отметила путешествием в Лас-Вегас, оставив дома только капитана Матиаса Леманна, страдающего аэрофобией. Когда же начались летние сборы, каждый игрок побеседовал с клубным социологом Вернером Цехлингом, которого Штегер попросил выявить слабые места футболистов. Например, вратарь Тимо Хорн, серебряный призер бразильской Олимпиады, признался, что хотел бы стать агрессивнее и решительнее. Цехлинг посоветовал ему заняться карате. После этого Хорн стал куда уверенне чувствовать себя в штрафной, и по оценкам Kicker стал лучшим вратарем бундеслиги-16/17.

К середине октября «Кельн» всего на два очка отставал от «Баварии», а Антони Модест лидировал среди бомбардиров. Тогда-то Модест придумал новое празднование гола: сам делал вид, что играет на пианино, Марко Хегер – на трубе, Леонардо Битенкур – на скрипке, Симон Цоллер – на контрабасе, а Константин Рауш – на барабане. Штегер нашел занятие посерьезней: снялся в клипе группы Kaiserschmorrn на песню Die Düsseldorferin. Через месяц он слег с гриппом после волевой победы над «Боруссией» в Менхенгладбахе, добытой благодаря голу Марселя Риссе на последней минуте (Риссе оставался фанатом «Кельна», даже играя за «Байер», вытатуировал на бицепсе герб города и вернулся в него одновременно с назначением Штегера). Свой грипп Штегер объяснил так: «Двадцать одно очко – это слишком много для моего тела, поэтому оно не справилось».

Из-за травм Биттенкура, Хорна и Леманна «Кельн» к зимней паузе откатился на седьмое место. В традиционном ироничном рождественском ролике Штегер поблагодарил команду за игру в первом круге, пожелал удачных каникул и озвучил план: «Весной будем штурмовать еврокубковые места». После этого тренера обнял вратарь Кесслер, а потом и остальные игроки. Проводив ребят, Штегер сказал двум помощникам: «Какие же они молодцы». – «Думаешь, они верят в Европу?» – спросил второй тренер Шмид. – «Они верят даже в Санта Клауса», – предположил тренер вратарей Алекс Баде. – «В Европу? – переспросил Штегер, – С этой карнавальной труппой? Ха-ха-ха-ха-ха».

Штегер провел Сочельник со своим братом Гюнтером, изнурительно борющимся с раком, потом десять дней катался на лыжах в Заальбахе, а второго января вернулся в команду, которая пополнилась Кристианом Клеменсом, не заигравшим в «Шальке», и Невеном Суботичем из «Боруссии», пережившим за несколько лет разрыв крестообразной связки, тяжелую травму локтя и удаление части ребра.

После мартовской победы над «Гертой» случился перерыв на матчи сборных, и Штегер устроил всем своим помощникам и сотрудникам клуба (всего – сорок человек) короткие венские каникулы: накормил шницелями, сводил в греческий ресторан «Орфей» и пригородное кабаре. Через два месяца «Кельн» перестрелял «Вердер» (4:3), в последнем туре уложил «Майнц» (2:0), поднялся на пятое место (до прихода Штегера клуб финишировал пятым во второй лиге) и спустя четверть века вернулся в еврокубки. «Это как Рождество, как день рожденья, как новый год! Это сказка», – кричали в камеру Тимо Хорн и Леонардо Битенкур, родившиеся на следующий год после того, как «Кельн» последний раз сыграл в еврокубках – с Бодо Илгнером в воротах и Пьером Литбарски в полузащите.

Хлынувшие на поле болельщики несли на руках, как рок-звезду, Антони Модеста, а Марко Хегер брил голову фитнес-тренера Бенни Кугеля, проигравшего пари. Шестью годами ранее Петер тренировал ГАК в третьей австрийской лиге, а двадцатого мая 2017-го игроки «Кельна» обливали его пивом на пресс-конференции в честь выхода в Лигу Европы. Через четыре месяца двадцать тысяч болельщиков «Кельна» прошлись маршем по Лондону, а их клуб во главе со Штегером сорок минут обыгрывал «Арсенал».

«Кажется, он с другой планеты». Футболист, которого считали ненормальным

Фото: ksta.de; REUTERS/Michael Leckel, Matthias Rietschel; Gettyimages.ru/Dennis Grombkowski/Bongarts, Mika Volkmann/Bongarts

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ