Проклятье «Клипперс» существует! 50 лет они не могут выйти в финал Запада из-за травм, промахов на драфте и ошибок на последних секундах

Док Риверс Элджин Бэйлор Клипперс НБА Дональд Стерлинг Баскетбол

Вы не поверите, но…

Поражение «Клипперс» во втором раунде кажется нелепым. В пятом, шестом и седьмом матчах они вели 19, 16 и 10 очков соответственно, но уступили.

Поражение «Клипперс» во втором раунде кажется забавным. Их лидеры на двоих реализовали 10 бросков из 38 и лишь 1 раз встали на линию.

Поражение «Клипперс» во втором раунде кажется закономерным. Половина команды пропустила подготовку к рестарту.

Но, на самом деле, поражение «Клипперс» во втором раунде должно вызывать мистический ужас. Потому что все, что случилось, перекликается с паранормальной динамикой, всегда сопутствующей официально «худшему клубу в истории».

«Клипперс» – сказочные неудачники. Над коллапсом главного фаворита открыто смеются по всей НБА (даже игроки)

Никто не верит в проклятья, но сложно рационально объяснить все те неудачи, что преследуют клуб последние 50 лет.

Как появилось проклятье

Любому уважающему себя триллеру необходимо индейское кладбище. Здесь оно, безусловно, есть.

«Клипперс» появляются на свет в 1970-м под именем «Баффало Брэйвс». С самого начала они соотносят себя с коренным населением Америки – на первом логотипе можно увидеть бизона и нечто, напоминающее традиционный головной убор. Название «Брэйвс» соответственно так же обозначает храбрых индейских воинов.  

Да вот беда. Через несколько лет клуб приходит к философии, которая вроде бы противоречит самому смыслу существования баскетбольных команд, но которая тем не менее навсегда пристает к франшизе. Философия эта очень простая: «Брэйвс» намеренно делают команду хуже и специально отпугивают от себя болельщиков.

Получается так вот почему.

В Баффало у «Брэйвс» очень жесткая конкуренция. Помимо «Сэйбрс», они конфликтуют с университетской командой по баскетболу «Канисиус Голден Гриффинс» – те специально занимают арену в удобные дни, из-за чего «Брэйвс» даже иногда приходится играть в Торонто на арене «Мэйпл Лифс».

Но перебраться в другое место «Брэйвс» не могут: когда они пытаются, город подает против них иск на 10 миллионов долларов. И все, чего они добиваются – это условие, в соответствие с которым переезд становится возможным, только если средняя посещаемость упадет ниже 4,5 тысячи зрителей.

После этого «Брэйвс» берут курс на саморазрушение. Расстаются с легендарным тренером Джеком Рэмси (через несколько лет стал чемпионом в «Портленде») и меняют за несколько лет четырех тренеров. Отдают MVP Боба Макаду в «Нью-Йорк» в обмен на деньги. Избавляются от Мозеса Мэлоуна (в будущем обладателя трех MVP, чемпиона и одного из лучших игроков в истории). Выгоняют одного из лучших снайперов 80-х Эдриана Дэнтли сразу после того, как тот получил звание «Лучший новичок»… В общем, делают все, чтобы все шарахались от них, как от чумы. Их посыл улавливает даже вселенная: когда «Брэйвс» меняют два пика первого раунда (четвертый на драфте-78 – Майкл Рэй Ричардсон, 11-й на драфте-79 – Клифф Робинсон) на звездного защитника Тайни Арчибальда, то уже спустя месяц тот рвет ахилл и вылетает на год…

К 78-му им удается понизить посещаемость до приемлемых показателей, после чего  владелец «Брэйвс» Джон Браун обменивается клубами с коллегой из «Бостона» Ирвом Левиным. Последний – бизнесмен из Голливуда, который мечтает перевезти команду в родную Калифорнию.

Правда, он не учитывает, что если вы отождествляете клуб с индейцами, а потом делаете все, чтобы его опозорить, то все призраки жаждущих мщения вождей будут беспощадно гнаться за вами, куда бы вы ни переехали.

Лучшая иллюстрация этого – массовый трейд игроками между «Баффало» и «Бостоном», сопутствующий обмену клубами. По его условиям «Селтикс» отдают одного из двух игроков, которых получили на драфте-78. Ирв Левин изучает биографии Лэрри Берда и Фримэна Уильямса и решает, что ему больше подходит последний, так как по атлетизму Берда тогда была куча сомнений, к тому же он намеревается провести еще один год в университете.

Стремление все радикально улучшить делает ситуацию гораздо хуже

Клуб перебирается в Сан-Диего и открещивается от индейского прошлого. Теперь они «Клипперс», восхитительные суда, которые не просто несут к цели, но еще и поражают всех на берегу безупречной грацией линий.

Левин понимает проблему Сан-Диего: еще недавно здесь не смогли прижиться «Рокетс», поэтому он требует, чтобы клуб сразу же вышел в лидеры НБА. Команда раздает пики и активы направо и налево с целью собрать боеспособный состав прямо сейчас.

И сразу же становится понятно, что происходит что-то не то.

В 1979-м «Клипперс» заполучают центрового Билла Уолтона. Мало того, что он подписывает огромный шестилетний контракт, так еще и в результате обмена клуб расстается с двумя игроками стартовой пятерки (Рэнди Смитом и Кермитом Вашингтоном), запасным центровым (Кевином Куннертом), первым пиком драфта-80 (под ним выбрали Майка Гмински) и 350 тысячами долларов.

Уолтон более следующие пять лет и в итоге из-за бесконечных стрессовых переломов ступни проводит за «Сан-Диего» 14 матчей в первом сезоне и в общей сложности 169 матчей.

Доходит до беспрецедентного: хотя Уолтон лечился и в течение нескольких лет до перехода, «Клипперс» все равно подают в суд на «Портленд» – пытаются вернуть себе хотя бы часть компенсации, которую отдали за увечного гиганта. (Им в итоге даже присуждают 350 тысяч и пик первого раунда на драфте-82).

Все это усугубляется тем, что еще до разрушения Уолтона «Клипперс» совершают еще два катастрофических обмена.

В 1979-м они отдают пик первого раунда драфта-86 за форварда «Филадельфии» Джо Брайанта. То, что папаша Кобе уже к тому времени  известен на всю лигу, мягко говоря, не самой впечатляющей работоспособностью (25-летний форвард набирал 6,4 очка и 3,3 подбора и получил прозвище Jellybean, то есть «Мармелад» или «Женоподобный мужчина»), это еще полбеды. Спустя семь лет выясняется, что этот пик превращается в общий первый пик – под ним «Кливленд» берет Брэда Догерти.

В 1978-м «Клипперс» отдают пик первого раунда драфта-84 за защитника Уорлда Би Фри. Здесь выходит еще более красиво: под этим пиком (пятым) уходит Чарльз Баркли. А вот сам Уорлд Би Фри, хотя и набивает по 30 очков за «Сан-Диего», через два года отправляется в «Голден Стэйт» – за пик первого раунда драфта-84 (но только восьмой – и это Ланкастер Гордон, который вылетает из лиги после четырех невзрачных сезонов).  

К 81-му Ирв Левин начинает о чем-то догадываться. Он избавляется от клуба и продает его за 12,5 миллиона Дональду Стерлингу.

Теперь к странной цепочке несчастных случаев добавляется еще и жадность

Первые шесть лет Стерлинга – это время бесконечных махинаций: новый владелец делает все, чтобы перетащить клуб из Сан-Диего в Лос-Анджелес. И так как лига, владельцы абонементов, «Лейкерс» и прочие угрожают ему огромными исками, а НБА даже пытается отнять команду, то он коварно выжидает своего часа. Ну, как коварно – естественно, коварно для Дональда Стерлинга, ведь при этом он становится первым в истории владельцем, который во всеуслышание объявляет, что клуб будет сливать сезон, чтобы заполучить Ральфа Сэмпсона. Что вызывает соответствующую реакцию не только у боссов НБА, но и у игроков.

Тем временем основная логика владельца в отношении команды сводится к тому, чтобы на всем экономить. Со всеми: со звездами, ролевыми игроками, тренерами – руководство «Клипперс» вступает в утомительные переговоры, которые год за годом убивают репутацию клуба. Одновременно «Клипперс»: 1) покупают игрокам билеты второго класса (те отказываются лететь на матч), 2) выплачивают зрителю тысячу долларов, которую он выиграл во время матча, лишь после того, как тот подает на них в суд, 3) урезают расходы на скаутинг до нуля, буквально до нуля.

Кстати, о Сэмпсоне. Помимо «Клипперс», на первый пик драфта-82 претендуют «Лейкерс» (им переходил от «Кливленда»). В те времена все решалось подбрасыванием монеты. И вот за неделю до процедуры босс «Лейкерс» Джерри Басс организовывает встречу со Стерлингом – на ней он предлагает 6 миллионов, чтобы тот уступил первый пик (и забрал второй) без всякого подбрасывания.

Стерлинг отказывается: узнав об этом, Ральф Сэмпсон снимает свою кандидатуру с драфта и возвращается в университет, так как очень сильно не хочет попасть в «Клипперс».

Ральф Сэмпсон

Подбрасывание монеты опять же выигрывают «Лейкерс». 

Собственно, даже там, где «Клипперс» побеждают, они, на самом деле, проигрывают.

В 82-м «Клипперс» выбирают Терри Каммингса под 2-м пиком и Тома Чамберса под 8-м. У обоих форвардов сложатся вполне интересные биографии: первый проведет 18 лет в лиге, два раза станет участником Матча всех звезд, попадает в две символические сборные, будет набирать в среднем 16,4 очка на протяжении карьеры, второй – 14 лет в лиге, четыре Матча всех звезд, две символические сборные и 18,1 очка за карьеру. 

Вот только все это, как вы можете догадаться, произойдет вне «Клипперс».

В 83-м под предлогом того, что два форварда мешают друг другу, «Клипперс» избавятся от Чамберса. Его отправят в Сиэтл в обмен на центрового Джеймса Дональдсона (7,5 очка и 5,6 подбора) и пик первого раунда драфта-84: под ним клуб выберет Майкла Кэйджа, который будет лучшим подбирающим лиги в одном сезоне, но в целом запомнится по большей части своими кудряшками.

Параллельно у Каммингса диагностируют нарушение сердечного ритма. В 84-м «Клипперс» приходят к тому, что им нужно привлечь болельщиков на трибуны: они решат, что им во что бы то ни стало необходим Маркиз Джонсон, который когда-то блистал за UCLA. За него (28-летнего форварда, набирающего 20 очков и 6 подборов) они отдают не только Каммингса (23-летнего форварда, набирающего 23 очка и 10 подборов), но еще и фееричную зажигалку со скамейки Рикки Пирса и снайпера Крэйга Ходжеса.

Вселенная не может разобраться с логикой происходящего и со злости психует. В 1986-м, через два года после перехода, Джонсон сталкивается с партнером и сильно повреждает шейный диск – на площадку он больше никогда не выйдет.

Если вам кажется, что это укладывается в рамки естественного развития событий, то как вы объясните то, что, помимо Джонсона, два лучших игрока «Клипперс» в те же годы получают травмы, которые убивают их карьеры.

Обмененный из «Лейкерс» на Байрона Скотта звездный защитник Норм Никсон показывает хорошую статистику на протяжении трех сезонов – но затем рвет кресты, наступив в яму во время игры софтбол в Центральном парке Нью-Йорка. Пропускает сезон, после чего сразу рвет еще и ахилл.

Защитник Дерек Смит, выбранный под 35-м пиком, неожиданно превращается в одного из лидеров – набирает в среднем по 22 очка при 54% попаданий с игры. Как только он начинает восприниматься в качестве одного из системообразующих игроков, то получает страшную травму колена, на которую накладывается мононуклеоз. Больше он никогда не напоминает себя до повреждения и отправляется в «Сакраменто».

Минимальный профессионализм мог бы компенсировать даже гнев судьбы. Но и с этим у «Клипперс» было проблематично.

Они экзотичны в области управления.

Помощницей генерального менеджера становится Патрисиа Симмонс. Бывшая модель, с которой Стерлинг познакомился в клубе Playboy.

Они находят не просто негодных игроков, а просто ходячие юмористические казусы.

«Клипперс» связывают серьезные надежды, например, с Куинтином Дэйли, тем самым чуваком, вокруг которого и крутился «кокаиновый цирк» доджордановского «Чикаго». До НБА Дэйли был известен тем, что пытался изнасиловать девушку в университете: он все отрицал  и выразил готовность ответить на полиграфе; когда полиграф показал, что он врет, Дэйли заявил, что «зато никогда ничего подобного раньше не делал». 

Они регулярно садятся в лужу на драфте.

В 84-м проходят мимо Кевина Уиллиса, Отиса Торпа и Джона Стоктона. Их выбор: Ланкастер Гордон (четыре сезона, 5,6 очка за карьеры) и Майкл Кэйдж (7,3 очка, 7,6 подбора за карьеру).

В 85-м под третьим пиком выбирают Бенуа Бенджамина, а не Ксавьера Макдэниэла, Криса Маллина или Детлефа Шремпфа (не говоря о Карле Мэлоуне). Центровой запомнится в истории клуба лишь тем, что ленью и расслабленностью настолько доводит тренера, что тот делает попытку придушить его прямо на тренировке (ему помешал Седрик Масквелл).

В 86-м меняют 24-й пик (Арвидас Сабонис, а за ним Марк Прайс, Деннис Родман, Нэйт Макмиллан, Кевин Дакворт) на защитника Дарнелла Валентайна, который проведет два ничем не примечательных сезона, а потом убудет сначала в «Кливленд», а потом в Италию.

«Клипперс» умудряются косячить даже там, где им как будто сопутствует удача. Перед драфтом-83 им становится известно о существовании Манута Бола, самого высокого игрока в истории НБА, мастера блоков и трехочковых. Они жутко нервничают, что им помешают, но все же выбирают его под общим 97-м номером. Пик окружает всеобщая эйфория: никто и не подозревал, что такой баскетболист вообще живет на свете, а тут о нем узнали «Клипперс». Вот только тут же вскрывается, что Болу на тот момент 19 лет, а для того чтобы быть выбранным, игрок моложе 21 года должен сначала выставиться на драфт. Пик «Клипперс» аннулируют – через два года Бола возьмет к себе «Вашингтон».

В общем, все это безобразие требовало радикальной смены курса: «Клипперс» приглашают для исправления ситуации Элджина Бэйлора, одного из худших генеральных менеджеров в истории НБА.

Что может быть логичнее?

Бэйлор впервые выводит «Клипперс» вперед. Ура?!

Бэйлор привносит совершенно новую стратегию: объясняет Стерлингу, что для того чтобы чего-то добиться, нужно не разбрасываться активами, а строить новую команду через драфт. Звучит гениально и просто?

Так и есть. Если бы процессом не руководил сам Бэйлор.

Его метод сводится к тому, чтобы избегать любых рисков, а брать исключительно «проверенных людей» (то есть тех, кто просидел по четыре года в университете).

В 87-м у «Клипперс» 4-й, 13-й и 19-й пики, а сам драфт напичкан будущими звездами: Пиппен, Кевин Джонсон, Хорас Грант, Реджи Миллер, Марк Джексон, Реджи Льюис… Элджин Бэйлор забирает Реджи Уильямса, Джо Вульфа и Кенни Нормана, то есть тех людей, что на троих ни разу не съездят на Матч всех звезд.

В 89-м экс-звезда Дьюка Дэнни Ферри засылает к Стерлингу своего агента, а потом публично просит «Клипперс» его не выбирать. «Клипперс» все равно тратят на центрового второй пик, после чего все лето ведут с ним мучительные переговоры и под угрозой того, что тот переберется в Италию, меняют его (и выбранного за два года до того под 4-м номером Реджи Уильямса) на Рона Харпера и два нелотерейных пика. Что говорит Рон Харпер, когда узнает об обмене? «Я погиб».

Наконец, в 91-м Бэйлор отдает выбранного под 9-м пиком Стэйси Огмона в «Атланту» и заполучает оттуда Дока Риверса, который сразу же заявляет, что не хочет выступать за «Клипперс». Все было бы не так грустно, если бы еще не то обстоятельство, что «Клипперс» могли бы закрыть позицию разыгрывающего, взяв тут же на драфте Террелла Брэндона, будущего двукратного участника Матча всех звезд.

Но деньги сильнее любых непостижимых кар.

С «Клипперс» все по-прежнему нехорошо: выбранный под первым номером суперфорвард Дэнни Мэннинг рвет кресты уже в свой первый сезон, Рон Харпер набирает 23 очка в среднем на протяжении первых 28 матчей, после чего также рвет кресты, Дока Риверса приходится долго уговаривать…

И все же.

В феврале 92-го «Клипперс» вновь не дружат с логикой, но в хорошем смысле – они дают огромный 5-миллионный контракт Лэрри Брауну, тренеру, только что уволенному из «Сан-Антонио».

И тот все мгновенно меняет: команда Мэннинга, Харпера, Риверса, Смита, Полинайса накатывает на финише, выходит в плей-офф и – на фоне волнений в Лос-Анджелесе – на арене в Анахайме вырывает два матча в серии с «Ютой».

Все решается в пятой встрече, где удача, так сказать, сопутствует «Джаз».

В начале четвертой четверти «Клипперс» еще держатся – 73:77. Но в последующие 12 минут они совершают 21 бросок, из которых в кольцо попадают лишь два. Ровно 9,5% реализации с игры.

Но, наконец, достигнут плей-офф: значит, проклятье бессильно?

Как бы не так. Элджин Бэйлор сразу включается – радикально тасует весь состав: берет под 16-м пиком Рэнди Вудса (даже не спрашивайте), избавляется от Риверса и Полинайса, отдает игроков, ранее выбранных под лотерейными пиками, и все только для того, чтобы добавить команде веса. Веса в прямом смысле – он приобретает Стэнли Робертса и Джона Уильямса, претендентов на звание самого толстого игрока в истории баскетбола.

К 94-му все возвращается к нормальности.

«Клипперс» не выходят в плей-офф.

Лэрри Браун увольняется (чтобы в дальнейшем не с одной командой показать себя в качестве одного из лучших тренеров эпохи).

Рон Харпер уезжает в «Чикаго» (три-пит сам себя не завоюет).

Стэнли Робертс рвет оба ахилла (даже клиническое лечение от ожирения не помогает).

Единственная звезда Дэнни Мэннинг отказывается подписывать новый контракт с «Клипперс» и соглашается только на квалификационное предложение, чтобы уйти из клуба бесплатно через год. В итоге его меняют по ходу сезона на Доминика Уилкинса. Зачем? Это до сих пор загадка – Уилкинс тоже получал летом статус свободного агента и оставаться в «Клипперс» не собирался.

Тот сезон проходит при непрерывных выступлениях Рона Харпера, который уничтожает остатки репутации «Клипперс». Защитник получает в клубе 4 миллиона в год, но продолжает твердить, что никакие деньги не могут улучшить «существование в тюремном заключении».

Если долго мучиться, то даже «Клипперс» могут оказаться во втором раунде. Теперь-то ура?!

К 2000-му Sports Illustrated объявляет всем, что «Клипперс» – это официально «худшая команда в истории спорта».

Элджин Бэйлор – идеальный менеджер с точки зрения Дональда Стерлинга: его зарплата гораздо ниже средней по НБА. Понимая собственную неуязвимость, он на протяжении пятнадцати лет драфтов упорно бросает вызов теории вероятности. Каждый сезон «Клипперс» претендует на лотерейный пик, каждый сезон генеральный менеджер выдумывает новую замануху, чтобы показать свою оригинальность.

95-й. У «Клипперс» второй пик, но Антонио Макдайесс, Джерри Стэкхауз, Рашид Уоллес и Кевин Гарнетт им не нравятся. Кто им нравится? Свингмен Брент Бэрри, в котором они видят будущую суперзвезду (а также разыгрывающего). Бэйлор выбирает Макдайесса, после чего меняет его на Бэрри (выбран под 15-м номером), Родни Роджера и Байзона Деле.

96-й. На драфте шесть будущих звезд, но у «Клипперс» седьмой пик, под которым они берут Лоренцена Райта.

98-й. «Клипперс» получают первый пик, и выбрать есть из кого: на драфте Винс Картер, Дирк Новицки, Антуан Джемисон, Пол Пирс, Майк Бибби, Раф Лафренц… Бэйлор почему-то влюбляется в 23-летнего центрового Майкла Оловоканди, который захотел стать баскетболистом в 20 лет, после чего самолично обзванивал американские колледжи и предлагал им услуги настоящего семифутера. Когда в Тихоокеанском университете откликнулись, то обнаружили, что настоящий семифутер не знает, где находятся хай- и лоу-пост, слабо разбирается в баскетбольных правилах и терминах и совсем не готов физически.

99-й. «Клипперс» выбирают под 4-м номером Ламара Одома. Несмотря на несколько дисквалификаций за употребление марихуаны, «Клипперс» держатся за форварда, но через пять лет тот сам сбегает из Лос-Анджелеса.

2000-й. Гарнетт и Кобе Брайант для «Клипперс» были не очень, но мода на школьников их все же настигла. С опозданием. На драфте-2000 под третьим номером они выбирают Дариуса Майлза – никогда до этого школьника не брали так высоко. Феноменальный атлетизм некоторое время позволяет форварду скрывать полный пофигизм, но даже «Клипперс» его раскусывают через два сезона и выставляют за дверь.

2003-й. На драфте четыре звезды (и раскрученный Дарко Миличич), но «Клипперс» достается шестой пик, под которым они выбирают Криса Камана.

2005-й. «Клипперс» снова видят то, что не видит больше никто: в Ярославе Королеве им мерещится будущая звезда, поэтому они тратят на него 12-й пик. Уважаемые скауты пред драфтом говорят Майку Данливи, что даже не слышали о таком баскетболисте – ввиду того, что ни на каком уровне он не показывал чего-то, хоть отдаленно похожего на надежду. В итоге россиянин без вариантов обеспечивает себе статус худшего игрока, выбранного под лотерейным пиком.

Несмотря на все это (а также чрезвычайные для других и вполне обычные для «Клипперс» происшествия вроде травмы Лоя Вота, лучшего игрока клуба в середине 90-х, сломавшего позвоночник), у «Клипперс» слишком много активов, чтобы за столько лет не собрать хоть что-то, напоминающее команду. Для этого разочаровавшемуся, наконец, в своих способностях выбирать Бэйлору нужно выдумать трейд Элтона Брэнда на второй пик драфт, обменять пик на Кори Мэггетти и еще один – на Сэма Кэсселла.

Эта команда берет 47 матчей в сезоне-2006, выигрывает серию плей-офф впервые за 31 год и подходит вплотную к тому, чтобы попасть в финал конференции. Естественно, такая близость к заветной цели заведомо чревата эпической катастрофой: каким-то непостижимым образом «Клипперс» упускают победу в пятом матче, который Раджа Белл за секунды до конца переводит во второй овертайм броском через Даниэла Юинга (рубрика «Химки» драфта). Этот самый Юинг (новичок в том сезоне!) просидел почти весь матч на скамейке и был брошен в бой как раз на финальные 3,5 секунды.

После семиматчевой серии с «Финиксом» проклятье как будто ощущает некий вызов для себя. И ураганом сметает тех, кто решил пойти против высших сил.

Лидер той команды Элтон Брэнд вскоре рвет ахилл.

Шон Ливингстон, позиционируемый в качестве нового Мэджика Джонсона, едва не теряет ногу и на этом завершает выступления за «Клипперс».

«Клипперс» вываливают кучу денег, чтобы подписать Бэрона Дэвиса и создать тандем с Элтоном Брэндом. Но сам Брэнд видит в этом лишь возможность побыстрее ушмыгнуть подальше – принимает 84-миллионное предложение «Филадельфии».

Дальше «Клипперс» паникуют и выменивают себе зачем-то Зака Рэндолфа и Маркуса Кэмби.

На этом фоне Дэвис не только не превращается в новую звезду, но и совершенно теряет интерес к баскетболу, регулярно конфликтует с главным тренером, создает фирменный коктейль из ужасных трехочковых и бесконечных потерь и становится единственным баскетболистом в истории, которого чморит с трибуны собственный владелец (пусть это и был Дональд Стерлинг).

«Клипперс» завершают очередной цикл ужасов и безграмотных решений и подходят к следующему.

Завершают так: пытаясь скинуть контракт Бэрона Дэвиса, отдают «Кливленду» в придачу пик первого раунда – через пару лет тот материализуется в виде первого пика драфта-2011, то есть Кайри Ирвинга.

Начинают так: на драфте-2009 под первым номером они берут Блэйка Гриффина (и тот, естественно, пропускает первый сезон из-за перелома левого колена, который получает в предсезонном матче). На драфте-2010 – выбирая между Гордоном Хэйвордом и Полом Джорджем, предпочитают им Аль-Фарука Амину.

«Клипперс» как первая команда Лос-Анджелеса. Как будто

Комиссионер НБА Дэвид Стерн, несмотря ни на что (даже на откровенно наплевательское отношение Стерлинга к правилам лиге и коллегам), всегда поддерживает «Клипперс» – например, устраивает в клуб юристов, которые разрешали финансовые неприятности. При его непосредственном участии клуб обретает надежду на нечто принципиально новое.

В 2011-м Стерн блокирует обмен Криса Пола в «Лейкерс» и вместо этого направляет разыгрывающего в «Клипперс».

Еще через несколько лет в клуб через обмен переходит и уважаемый среди игроков лиги тренер – чемпион НБА с «Бостоном» Док Риверс.

«Клипперс» строят костяк вокруг Пола, снайпера Джей Джей Редика, Блэйка Гриффина, гиператлетичного и гипердружелюбного Деандре Джордана и бесчисленных людей, которые понравились Риверсу в бытность тренером «Бостона» и которые всплывали в Лос-Анджелеса совсем в другом возрасте, совсем в другой форме, совсем в другом статусе.

Дальнейшие годы – типичное для «Клипперс» сочетание паранормальности и некомпетентности.

Да, Док Риверс наваливает не хуже Бэйлора.

– зачем-то меняет Эрика Бледсоу, хотя мог подписать Редика отдельно и использовать этот актив как-то иначе;

– упускает Даррена Коллисона, так как жалеет на него пару миллионов;

– не воспринимает Джо Инглса в качестве игрока НБА;

– регулярно плохо драфтует – предпочитает возрастных форвардов под конкретную позицию, а не лучших в наличии игроков;

– загоняет команду под жесткий потолок, когда подписывает Спенсера Ховса на мидлевел и Джордана Фармара на бай-энньюал;

– верит в воскрешение Глена Дэвиса, Хидо Туркоглу, Джордана Фармар, Дэнни Грэйнджера, Саши Вуячича и Антуана Джемисона…

– уничтожает «химию», когда выменивает Остина Риверса и выдает ему контракт, на который он в тот момент не наиграл.

Но еще в дело неизменно вмешиваются и характерные для «Клипперс» «случайности».

Плей-офф-2013: «Клипперс» ведут в серии с «Мемфисом» 2-0 после того, как Крис Пол кладет победный мяч во втором матче. В четвертой игре Гриффин получает травму, а его команда проигрывает четыре раза подряд.

Плей-офф-2014: проходит на фоне обсуждения скандальной записи Дональда Стерлинга и едва не оборачивается вылетом от обескровленных травмами «больших» «Уорриорс» уже в первом раунде. Владелец «Клипперс» окончательно и бесповоротно признается расистом, из-за чего команда чуть не устраивает бойкот матчей. Когда «Клипперс» все же проходят во второй раунд, то их лидер Крис Пол (играющий с повреждением) теряет мяч в решающие моменты ключевого пятого матча серии с «Оклахомой». Тогда «Клипперс» ведут 7 очков за 49 секунд до конца, но, само собой, даже такой отрыв ничего им не гарантирует.

Плей-офф-2015: «Клипперс» обыгрывают «Сперс» в первом раунде, но Крис Пол в седьмом матче получает надрыв мышцы. В серии с «Рокетс» во втором раунде команда лидирует 3-1, но в итоге теряют преимущество. Кульминация – шестой матч, в котором «Клипперс» отрываются на 17 очков, но ценящий трехочковые сами по себе, без сопутствующих попаданий Джош Смит и примкнувший к нему из обиды за всех криворуких Кори Брюэр неожиданно начинают попадать из-за дуги.

Плей-офф-2016: Крис Пол, Блэйк Гриффин и Остин Риверс получают травмы по ходу серии с «Портлендом».

Плей-офф-2017: «Клипперс» проигрывают седьмой матч серии с «Ютой». Блэйк Гриффин вылетает по ходу серии, а в решающей игре «король клатча» Крис Пол выбрасывает 6 из 19.

За последующие два года «Клипперс» тотально перестраиваются: привлекают Джерри Уэста и удаляют Риверса от управления, уходят от травматичной пары Пол-Гриффин, планируют строительство новой арены, уговаривают на переезд Кавая Ленарда, отдают пять пиков первого раунда за Пола Джорджа.

«Клипперс» Стива Балмера – это вроде бы радикальный ребрендинг, полная смена парадигмы, новая культурная идентификация.

По ходу сезона-2020 клуб называется основным фаворитом. Но вновь происходят странные вещи: у двух основных игроков скамейки (Лу Уильямса и Монтреза Харрелла) одновременно умирают родственники, и они пропускают большую часть подготовки к рестарту. Лучший маленький защитник Патрик Беверли получает травму и пропускает часть матчей регулярки и первый раунд плей-офф. Док Риверс открывает целую сокровищницу парадоксальных шагов. «Клипперс» вновь ведут 3-1 (в серии с «Денвером»), но упускают победы в пятом и шестом матчах, в которых их преимущество достигало 19 и 16 очков. В седьмом матче Кавай Ленард и Пол Джордж выбрасывают 10 из 38.

Еще страшнее то, что, как все помнят, в предыдущие разы за попытку попасть в финал «Клипперс» жестоко расплачивались.

Одним ребрендингом тут, похоже, не обойтись.

Загадочная смерть в горах США: 4 баскетболиста погибли, еще один – пропал навсегда (и его подозревают)

Фото: East News/AP Photo/LENNY IGNELZI, AP/East News; Gettyimages.ru/Stephen Dunn/NBAE, Tom Hauck /Allsport, Todd Warshaw /Allsport, Lisa Blumenfeld, Otto Greule Jr, Douglas P. DeFelice; REUTERS/Kim Klement-USA TODAY Sports

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ