Руди Гутендорф и его невероятная полувековая карьера

Люцерн Герта Гамбург Дуйсбург история Токио Верди сборная Чили по футболу сборная Непала сборная Руанды Футбол

Дружба с южноамериканским президентом, убийство любовницы-шпионки, тренерский пост в сборной страны с населением 69 тысяч человек, каннибалы, геноцид, взятка в полмиллиона долларов и работа на пяти континентах.

Немец  Руди Гутендорф, работавший повсюду, от Тринидад и Тобаго до Непала, не зря стал героем пяти документальных фильмов и попал в Книгу рекордов Гиннеса. Он никогда не тренировал топ-команды, не завоевывал громких трофеев, но его удивительная жизнь – это пример истинной любви к футболу и готовности передавать эту любовь в самых отдаленных уголках нашей планеты. 

Гутендорф тренировал в странах, население которых было меньше населения его родного городка Кобленц на западе Германии. Он работал в местах, где велись войны, с ужасом осознавались последствия жесточайшего геноцида, где футбол не просто не был национальным видом спорта, а едва существовал. Но он продолжал менять команду за командой, упорствуя в своем желании обучить основам великой игры как можно большее количество людей. Пусть его тренерский багаж кажется анахроничным, а достижения – очень скромными, карьера Руди Гутендорфа важна для мирового футбола не меньше, чем блестящая тренерская работа сэра Алекса Фергюсона или Пепа Гвардиолы.

***

Руди начал тренировать в далеком 1955-м, после того как повесил бутсы на гвоздь в 27 лет и прошел тренерский курс великого Зеппа Хербергера, чемпиона мира 1954 со сборной Германии. Первой командой в послужном списке Гутендорфа стал швейцарский клуб "Блю Старс Цюрих", но в том же году он перешел в "Люцерн", в котором проработал до 1961-го и выиграл Кубок Швейцарии. Здесь тренер окончательно определился со своим игровым стилем, который без преувеличения можно назвать супер-оборонительным, а также сформулировал для себя правило никогда больше не оставаться надолго ни в одной команде, совсем как Бела Гуттманн в свое время. Любовь к экзотике заставила 36-летнего специалиста покинуть благополучную Швейцарию и перебраться в тунисский "ЮС Монастир".

В 1963-м немецкая бундеслига была реорганизована и приняла современный вид. Гутендорфа пригласили возглавить "Дуйсбург", с которым он в своем дебютном сезоне занял второе место в чемпионате Германии, пропустив при этом меньше всех мячей. Оборонительная тактика Руди принесла свои плоды, и после этого сезона к нему приклеилось прозвище "Ригель-Руди" (ригель – это часть замочного механизма, которая отвечает непосредственно за сам запор, от немецкого  "ригель" – задвижка).

Но непоседливая натура тренера не дала ему развить свой успех в следующем году, и уже в 1965-м он перебрался в "Штутгарт", откуда отправился в свое первое далекое путешествие в клуб "Сент-Луис Старс" в США.

Отсюда, через сборную Бермудских островов, которая стала первой национальной командой в послужном списке молодого тренера, Гутендорф вновь вернулся в Германию, где тренировал "Шальке 04", с которым дошел до финала Кубка Германии. В 1970-м он возглавил клуб "Киккерс Оффенбах", президент которого Хорст-Грегорио Канеллас по окончанию сезона раскрыл подробности грандиозного мошенничества с договорными матчами.

Сам Руди не был замешан в этом скандале, но он, судя по всему, лишь подтолкнул его к очередному путешествию.

***

С 1971-го по 1974-й Гутендорф находился в Южной Америке, успев побывать, помимо всего остального, тренером сборных Чили, Боливии и Венесуэлы. В первую из них он попал после победы с перуанским "Спортинг Кристал" в кубке страны, и, неплохо зная испанский язык, даже не раздумывал над лестным предложением возглавить национальную команду в отборочном цикле к чемпионату мира 1974-го. Сам Руди с большой теплотой вспоминает время, проведенное в Чили, и не скрывает, что подружился с президентом страны Сальвадором Альенде.

"Я проводил много времени с президентом в его загородном имении. Мы часто пили там виски, а потом возвращались в Сантьяго на вертолете".

Но футбольный тренер, помимо распития спиртных напитков с президентом Альенде, занимался и множеством других дел, не слишком связанных с игрой. Он открывал мосты, школы, произносил речи на правительственных мероприятиях, водрузил корону на очаровательную головку Мисс Чили и тайно встречался с женщиной на 18 лет младше его, работавшей по слухам на ЦРУ. Однажды ночью, когда Гутендорф мирно спал в постели своей любовницы, в комнату ворвался мужчина в маске, который несколько раз выстрелил в изголовье кровати и сбежал. Женщина была убита на месте, а Руди отделался поврежденной челюстью.

Сборная Чили, несмотря на драматические события, развернувшиеся вокруг ее главного тренера, выиграла право сыграть в международном стыковом матче со сборной СССР, сражаясь за путевку на чемпионат мира.

Тем временем, Аугусто Пиночет со своими сторонниками провели в стране военный переворот, захватив власть и в первый же день объявив о заключении в тюрьму нескольких тысяч сторонников президента Альенде. Немецкий посол в Чили посоветовал Гутендорфу бежать из страны, доходчиво объяснив тренеру, что он может быть убит из-за своей дружбы с опальным президентом.

Несмотря на популярность Альенде в народных массах, ему всегда противостояли чилийский конгресс, судебная система и военные, которым не слишком нравилась социалистическая политика президента. После переворота президент обратился к своим сторонникам по радио с прощальной речью, где выразил свою любовь к стране, а затем совершил самоубийство, чтобы не стать оружием пропаганды в руках Пиночета, который мог сломать волю любого, даже самого сильного человека.

Гутендорф тяжело переживал все случившееся, поскольку он потерял не только работу, но и страну, в которой успел жениться и планировал остаться на долгий срок, своих футболистов, оставшихся в опасности в стране, охваченной насилием, а также близкого  друга, с которым проводил так много времени. Его амбициям был нанесен тяжелый удар, поскольку уже через год он мог поехать со сборной Чили на чемпионат мира по футболу – а ведь это мечта любого тренера. Однако Руди понимал, что оставаясь, он никому не поможет, и лишь подвергнет свою жизнь опасности.

Но несмотря на ту боль, которую Гутендорф испытывает, вспоминая время проведенное в Чили, его никогда не надо упрашивать рассказать  о том хорошем, что успел испытать и почувствовать в этой стране. Руди говорил, насколько популярным был футбол в Сантьяго, где на матчи приходили до 100 тысяч человек, которые создавали непередаваемую атмосферу праздника на каждой игре. Он вспоминал, что одним из самых любимых упражнений его футболистов на тренировках была "стена" – когда игроки пытались попадать мячом в различные цели, которые были нарисованы на разной высоте на специально возведенной для этого стене. Во время переворота сторонники Пиночета использовали это сооружение по-другому. Они выстраивали вдоль стены заключенных перед расстрелом.

Сборная СССР, после первого матча в Москве, который завершился со счетом 0:0, отказалась ехать в Чили на ответную игру. В официальном сообщении МИД говорилось, что советские футболисты не будут играть на стадионе, окрашенном кровью. В результате СССР было засчитано техническое поражение, а чилийцы отправились на чемпионат мира в Германию.

Гутендорф рассказывал, что он продолжал следить за событиями в Чили и был потрясен, узнав, что Национальный стадион в Сантьяго используется в качестве концлагеря. Для тренера и его футболистов это была счастливая арена, на которой они играли против сборной Перу в отборочном цикле к чемпионату мира, но всего через несколько месяцев безмолвные трибуны стали свидетелями людских страданий, пыток, насилия и крови.

"Самым большим скандалом в ситуации с стыковым матчем против сборной СССР было то, что игра должна была проходить на стадионе, где люди были заключены в тюрьму. Они взяли главный стадион страны, мою мастерскую, и превратили его в тюрьму и пыточную, в концентрационный лагерь".

***

После своего южноамериканского периода Руди вновь ненадолго вернулся в Германию, а в промежутке между работой в "Мюнхен 1860" и кельнской "Фортуной" успел потренировать испанский "Вальядолид". После ряда национальных сборных, среди которых были Гренада, Тринидад и Тобаго, Ботсвана, Антигуа и Барбуда, а также короткого возвращения в Германию для работы в "Гамбурге", Гутендорф по приглашению сэра Артура Джорджа, президента футбольной ассоциации Австралии, отправился на Зеленый континент, чтобы помочь местной национальной команде преодолеть кризис, вызванный отсутствием условий для подготовки молодежи.

Тренер рьяно взялся за дело, пытаясь сократить поток иностранцев, исправно вливавшихся в сборную Австралии, и неоднократно подчеркивал, что только воспитание собственных футболистов поможет справиться с кризисом в местном футболе. Гутендорф готовился к квалификации на чемпионат мира 1982, но после результативной гостевой ничьей 3:3 со сборной Новой Зеландии австралийцы были подбиты "киви" на своем поле со счетом 2:0 и остались за бортом соревнования. Руди вновь начал колесить по миру, поработав в начале 80-х со сборными Тонги, Танзании, Фиджи, но самой запоминающейся каденцией того периода стала недолгая работа с национальной командой Непала.

Перед матчем Азиатских игр с заведомо более сильной сборной Кувейта шейх Фахд предложил Гутендорфу 500.000 долларов, чтобы его команда проиграла со счетом 8:0 – таким образом, арабы решали свои турнирные задачи. Тренер отказался. Самое интересное, что кувейтцы по ходу игры вели 4:0, вполне честно выигрывая у довольно слабой сборной Непала, но во втором тайме между игроками вспыхнула драка, и арбитр принял решение прекратить встречу. Позже, уже будучи тренером сборной Сан-Томе и Принсипи, Руди вспоминал, что его привлекли такие огромные деньги, а поражение национальной команды Непала с каким угодно счетом никого бы особенно не удивило, но на первом месте для него стояла любовь к игре, которую он пытался привить в каждом месте, куда его забрасывала судьба – и он не мог предать футбол, принципы тренерской работы, доверие своих игроков и уважение жены.

В 1982-м Гутендорф возглавил японский клуб "Ёмиури" (сейчас "Токио Верди"), с которым дважды подряд выиграл чемпионат страны (и стал первым тренером-иностранцем, которому это удалось). Затем неугомонный немец вновь вернулся в Непал и Фиджи, в предпоследний раз в своей карьере стал наставником команды из Германии (это была "Герта"), поработал со сборной Ганы, а затем возглавил олимпийские сборные Китая (в 1988-м) и Ирана (в 1992-м).

***

Семидесятилетие Руди встретил на посту тренера сборной Зимбабве, после чего ненадого осел на Маврикии, а в 1999-м стал одним из немногих западных специалистов, которые согласились работать в Руанде, которая еще не пришла в себя после страшного геноцида, когда народность хуту вырезала около 800.000 человек народности тутси.

Гутендорф считал своим долгом вернуть спорт, который он считал одним из лучших способов примирения, на эту залитую кровью землю.

"Технически эти футболисты были также хороши, как немецкие игроки, но они ничего не знали об организации, тактике или командной работе. Мы помогли им прийти к пониманию, что футбол – это не только техника, это еще и игра, где на поле сосуществуют 11 человек. В моей команде было примерно одинаковое количество тутси и хуту, и моей самой важной работой было научить их прощать. Мы зажигали большой костер вечером после тренировки и садились вокруг него, тутси напротив хуту. Я говорил о том, что месть никогда ни к чему не приведет, и что величайшим умением является умение прощать. Им было нелегко принять это, поскольку они своими глазами видели, как одни убивают других, просто за то, что те другой национальности. Я говорил, что теперь все они футболисты, и их прошлое уже не имеет смысла, также как и их происхождение. Я сказал, что приехал в Руанду, чтобы работать с игроками, а не с тутси или хуту – и это произвело на них большое впечатление".

Руди рассказывал, что испытал настоящий восторг, когда во время матча сборной Руанды, когда его подопечные забили гол, он увидел как хуту и тутси обнимаются на трибунах. Для немецкого тренера, который потратил всю жизнь на то, чтобы учить играть в футбол даже самые далекие от этого спорта нации, этот момент стал одним из лучших в его карьере. Гутендорф заставил разделенную на два непримиримых лагеря нацию сплотиться и забыть, пусть и ненадолго, о своем недавнем кровавом прошлом – и говорил, что это стало его самой удачной миссионерской работой.

Последним местом работы тренера-бродяги стала сборная Самоа, которую он возглавил в 77 лет.

"Они отличные ребята, с ними очень приятно общаться, несмотря на то, что я знал, что их дедушки и бабушки были каннибалами".

***

Гутендорф сменил за свою полувековую карьеру 54 места работы и попал в Книгу рекордов Гиннеса как тренер, который возглавлял наибольшее число национальных сборных – 19. Руди был награжден Офицерским крестом и орденом "За Заслуги" за "работу на благо развития спорта и содействия репутации Германии за рубежом", а также за "значительный вклад в международное взаимопонимание". Он живет в своем родном Кобленце, дает редкие интервью и даже в свои 92 года иногда пишет заметки в местную газету.

Руди Гутендорф никогда не тренировал топ-команды, у него довольно скромный список трофеев и он ни разу не выводил свою сборную на чемпионат мира. Но иногда любовь к своему ремеслу, верность игре и желание разделить ее с другими не менее ценны, чем полка, или даже целый шкаф, уставленные металлическими вазами.

Не забудьте зайти на телеграм канал блога — ещё больше архивных фото и футбольной истории

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ