Рууд Гуллит. «Как смотреть футбол». Одиннадцатая глава. «Все для победы»

сборная Нидерландов по футболу высшая лига Нидерланды серия А Италия премьер-лига Англия ПСВ Челси Фейеноорд Сампдория Милан Руд Гуллит Футбол

В данной рубрике автор в моем лице, каждый день будет опубликовывать по одной главе книги Рууда Гуллита под названием: «Как смотреть футбол. Руководство диванного эксперта». Книга была издана в 2016-ом году. Я считаю этот материал крайне полезным и интересным, а также обязательным к изучению. Также от себя буду добавлять иллюстрации по теме в каждой главе. Приятного чтения!

Глава 11 — «Все для победы»

Меня никогда не учили тому, как отбиться в последние пятнадцать минут игры или как из кожи вон лезть, чтобы добыть победу или ничью.

Часто спасение — это вопрос импровизации, так что особо рассуждать здесь не о чем. Результат обычно достигается так: отрядить как можно больше высоких и физически мощных игроков в штрафную площадь соперника, непрерывно навешивать туда мяч и надеяться, что кто-то сможет сыграть там головой, ногой, коленом, животом… Только бы не руками.

Когда во времена сэра Алекса Фергюсона в «Манчестер Юнайтед» хотели добиться результата, они не играли забросами, а ужесточали прессинг. Иногда он становился таким интенсивным, что вратарю оставалось только выбить мяч вперед. В результате нападающие соперника вынуждены были спешить назад на свои места. В этот момент прессингующая команда наиболее уязвима.

Оно и понятно: все игроки нацелены на то, чтобы помочь забить ничейный или победный гол, и в результате многие забывают все, чему их учили, свою позицию и игровое задание — из наилучших побуждений. Поэтому чаще команда не сравнивает счет, а пропускает еще. С другой стороны, нападающие, которые отходят помогать в защиту, могут оказать товарищам по команде плохую услугу. Тем более что чем больше игроков в штрафной площадке, тем выше риск пропустить.

(Не)спортивные решения

Эффективный способ сбить порыв команды, на полном ходу несущейся забивать, — симуляция. Каким бы незначительным ни было нарушение, падайте на траву и катайтесь вовсю, как будто вам оторвали ногу.

Лежите на газоне. Пусть на поле выбегут врач и массажист. На последних минутах особенно важно сбить настрой соперника. Это требует хитроумия. Иного способа нет. В других видах спорта есть иные возможности сбить соперника с темпа — например, взять тайм-аут.

Так и слышу, как футбольные пуристы ворчат: «Да, но это несправедливо». Но почему? Ничего запрещенного в этом нет, правила вы не нарушаете. Если вас бьют, вы можете упасть и получить повреждение. Ломаете вы комедию или это настоящая трагедия — должен проверить врач. Чтобы побеждать на высшем уровне, придется применять уловки. Задача судьи — держать игру в рамках. В этом я вижу свою прелесть.

В Англии очень ценят «фэйр-плей», и такое театральное поведение англичане считают возмутительным. Британцы чуют в этом мошенничество. Им проще простить грубый фол, чем катающегося по траве футболиста. В Италии и Испании принято и то и другое, но аргентинцы возвели это искусство в абсолют. Симуляции постоянно случаются в Лиге чемпионов и Лиге Европы, где играют многие аргентинцы. Если вы не присоединитесь к их попыткам сбить темп игры и отстоять победу, не удивляйтесь, когда они набросятся на вас, как сумасшедшие.

Таким образом «Манчестер Юнайтед» Луи ван Гала упустил победу над «Челси» и ничью с «Сандерлендом» в сезоне-2015/16. Команда попала под серьезное давление, но не сделала ничего, чтобы сбить атакующий настрой соперников. Ни Де Хеа, ни Руни, ни Блинд, ни Каррик, ни Смоллинг, ни кто-либо из голландско-британского тренерского штаба и пальцем для этого не шевельнул. «Челси» и «Сандерленд» беспрепятственно развивали давление — в результате игроки «Юнайтед» пропустили два гола, которые дорого им обошлись. И это в ту неделю, когда команда как раз и потеряла возможность претендовать на четвертую позицию в премьер-лиге и тем самым утратила шансы попасть в предварительный раунд Лиги чемпионов.

Если вы на последних минутах пытаетесь удержать преимущество и зарабатываете штрафной удар, не направляйте мяч в штрафную. Конечно, там вы получите шанс забить, но гол сейчас — не основная цель: прежде всего надо гарантировать себе три очка. Эффективнее всего защищаться, отправляя мяч в углы поля на половине соперников. Поэтому туда и посылайте мяч со штрафного. Так гораздо проще тянуть время: толкайтесь в углу и рассчитывайте на то, что мяч уйдет за лицевую линию от соперника.

Владея мячом, можно попытаться добиться аута, свободного или штрафного удара. Кроме того, можно завести мяч в угол — что угодно, чтобы потянуть время перед финальным свистком. Часто из-за этого соперник приходит в отчаяние и совершает поступки, которые могут привести к желтым и даже красным карточкам. Тем временем секунды неумолимо бегут, а желанные три очка все ближе. Каким бы противным, неприятным, неспортивным ни казалось такое поведение, это часть игры, которая разрешена правилами вот уже больше сотни лет.

Тренера просто бесит, если игроки отказываются следовать этим принципам и вы пропускаете гол в самом конце из-за того, что кто-то в команде решил вести себя иначе. Тренер мало что может сделать на скамейке или в технической зоне — разве что поменять игроков. Или предложить какие-то решения, пока игра остановлена. Во время же самой игры обычно стоит такой шум, что никто вас не слышит.

Едва ли не самый яркий пример наивности в ключевые моменты игры имел место 17 ноября 1993 года. Давид Жинола, одаренный французский форвард, вышел на замену в игре последнего тура отборочного турнира чемпионата мира против Болгарии. Счет был 1:1, шла девяностая минута: Франция уже одной ногой стояла в самолете, отбывавшем на финальный турнир чемпионата мира.

Вместо того чтобы сохранять мяч где-то у углового флажка, Жинола отправил его в штрафную, чтобы забить совершенно необязательный второй гол. Пас оказался слишком сильным, и мяч перехватил болгарский защитник. Тот быстро отдал пас Любославу Пеневу, а он длинным забросом переадресовал мяч Эмилу Костадинову, который оказался на ударной позиции. Пушечным ударом с невероятного угла бомбардир и капитан сборной Болгарии вывел ее на чемпионат мира в США за десять секунд до финального свистка. В результате такие игроки, как Марсель Десайи и Эрик Кантона, на чемпионат мира не поехали.

Оказание помощи при травмах

Тренер — это рупор клуба. Тренеру нужно пару раз в неделю появляться на публике, чтобы сказать несколько слов журналистам. Тренеры контролируют все процессы в клубе и несут полную ответственность. Вот почему иногда нужны решительные действия, чтобы удержать ситуацию в рамках. Это относится и к медицинскому штабу — врачам и массажистам.

Внутренние противоречия редко проявляются на публике. Но недавно все изменилось. В сезоне-2015/16 в игре против «Суонси» произошла широко обсуждавшаяся стычка между Жозе Моуринью и доктором Евой Карнейро, которая, на ее взгляд, была грубо обругана за то, что оказала травмированному Эдену Азару помощь на поле. Карнейро следовала инструкциям судьи, который предложил ей выйти на поле к Азару, что по правилам означало: после этого ему нужно было выйти за пределы поля и потом вернуться в паузе. Моуринью был в ярости. Из-за вмешательства Карнейро его команда вынуждена была играть вдевятером против одиннадцати — ранее в этой встрече вратарю Тибо Куртуа показали красную карточку.

Я не пытаюсь оправдать поведение Жозе Моуринью, но могу понять его позицию. В конце концов, одно дело — затормозить порыв соперника, облегчить давление или сбить настрой, симулировав травму при равном числе игроков на поле. Если игроков остается десять, играть все еще можно, но если при этом с поля приходится уйти еще одному из них, так что на поле остается всего девять, это уже серьезная тактическая проблема. Именно так тут и произошло.

В итоге «Челси» отбился от «Суонси», голов забито не было и счет остался прежним — 2:2. Но самое важное — это момент, и Моуринью понимал требования момента. Однако винить Карнейро не следовало. К сожалению, реакция тренера не произвела приятного впечатления. «Челси» выступал неудачно, из раздевалки утекали разные слухи, а Моуринью продемонстрировал свой гнев на публике. Его поведение во время инцидента сыграло важную роль в последующем его увольнении из «Челси».

Однажды из-за монетки я с «Миланом» упустил чемпионство. Так какая-то мелочь может повлиять на результат всего соревнования. В сезоне-1989/90 борьба за скудетто шла между нами и «Наполи». За четыре тура до финиша «Наполи» играл с «Аталантой» из Бергамо и никак не мог вскрыть оборону этой команды: счет оставался нулевым. За пятнадцать минут до конца бразильский полузащитник Алемао упал на газон. Ему вроде бы прилетела в голову монета. На поле выбежал массажист и, дико жестикулируя, предупредил его: «Лежи, лежи, оставайся на месте. Не вставай». Потом он вызвал носилки, и Алемао унесли.

Итоговый счет 0:0 в итоге превратился в техническую победу «Наполи» 2:0, после того как Итальянская федерация футбола установила, что ответственность за инцидент несет группа фанатов «Аталанты». В результате мы отстали от «Наполи» на два очка незадолго до финиша, и чемпионами стали они.

Тайны и шпионы

В отличие от Англии и Италии тренировочные поля ведущих голландских клубов доступны для посещения болельщиков и прессы. Почти все тренировки открыты для публики. В Нидерландах проповедуется прозрачность, и всех возмущают тренировки за закрытыми дверями. Даже если это национальная сборная: «А как насчет зевак, которые стоят за боковой линией? Вы хотите лишить их утренней прогулки и чашки кофе?»

Все это очень мило, но отдает любительством, потому что профессиональный футбол — это давно не просто игра; он предполагает, что некоторые вещи нужно держать в тайне. Нет смысла рассказывать соперникам и всему миру больше, чем они уже знают. В современной игре велика роль анализа: тренеры почти все знают о своих оппонентах, об их тактике, линиях атаки, выходе из обороны, любимом угле при пробитии пенальти, разных вариациях розыгрышей штрафных и угловых и еще о многом другом.

Чтобы удивить соперника новой тактикой или расстановкой, ее нужно отрабатывать за закрытыми дверями. А тренер не должен выкладывать все свои новинки на пресс-конференции перед игрой. Оппоненты следят за всеми вашими движениями.

В «Милане» мы знали о соперниках почти все, и им почти не удавалось нас удивлять. Клуб посылал шпионов просматривать не только матчи, но и тренировки. Если на тренировки не допускались зрители, нужно было найти какой-то иной способ узнать, что же планирует клуб. И я предпочитаю не думать о том, как им это удавалось.

Закрытые тренировочные центры — адекватный ответ на подобного рода шпионаж. Это дает тренерам возможность спокойно отрабатывать новинки без того, чтобы каждый инцидент на тренировке был изложен в прессе, да еще и в преувеличенном виде. Однажды я разругался с Фабио Капелло, тренером «Милана». Я был в ярости и уже готов был его ударить; к счастью, меня удержал Франк Райкаард. А ведь настолько разозлить меня не так-то просто. Но Капелло, на мой взгляд, зашел слишком далеко. Однако тот конфликт не стал достоянием общественности, потому что, как мы все понимали, это противоречило интересам клуба.

Через несколько лет меня спросил о том случае Кларенс Зеедорф: он тогда играл в «Реале», и Капелло сам рассказал о том инциденте игрокам в раздевалке. Он использовал этот пример, чтобы показать, что интересы клуба должны всегда цениться выше личных, так что не следует передавать подобные истории в прессу.

Ссоры между игроками неизбежны в любом клубе. Часто они не видны и не слышны, но если бы на тренировки допускались посторонние, то информация о стычках немедленно появлялась бы сначала в твиттере, а потом на новостных сайтах, после чего предстояло бы как-то тушить этот огонь. Все это отвлекает от самого важного для профессиональных клубов — мешает добиться результата в следующей игре.

Вот почему крупнейшие клубы со всего мира — «Барселона», «Реал», «Челси», «Манчестер Юнайтед», «Бавария», «Милан», «Ювентус» — регулярно приглашают на тренировки прессу, но лишь раз в неделю. В день перед игрой журналисты могут свободно снимать пинающих мячик футболистов в течение примерно пятнадцати минут.

Забавно видеть, как пресса пытается просочиться на закрытые тренировочные сессии национальных сборных с камерами, особенно в Нидерландах. В Англии и Италии к запрету относятся с большим пониманием. Патриотизм журналистов в этих странах возрастает по мере приближения к международному матчу, но если что-то пойдет не так, то критика будет яростной и безжалостной.

Конечно, работа СМИ в том и состоит, чтобы информировать людей, а все секреты так и просятся, чтобы их раскрыли. Но у тренеров национальных сборных совершенно иные заботы. Они не хотят, чтобы соперники узнали больше того, что и так знают. Им нужно удивить оппонентов. Это может стать решающим фактором, определяющим результат игры.

Я часто разговариваю с тренерами, но они никогда не говорят о тактике и о подходе к следующему матчу или о том, какой состав выпустят на поле. Зачем раскрывать карты? Этим знанием должны обладать исключительно сами тренеры и игроки. Но даже если одиннадцать человек стартового состава известны, все равно остается возможность удивить визави позиционными перестановками и тактическими решениями.

Например, однажды ПСВ потерпел ужасное домашнее поражение 1:3 от «Утрехта» в четвертьфинале Кубка Голландии. Через три дня Филлип Коку повез свою команду в Утрехт уже на матч чемпионата. После поражения он внес изменения: вместо правого защитника Джошуа Бренета на поле вышел другой игрок — колумбиец Сантьяго Ариас. Каким-то образом пресса узнала об этом решении раньше и сочла его вполне логичным: одного правого защитника выпускают вместо другого. Так и подумал тренер «Утрехта» Эрик тен Хаг.

Коку держал рот на замке. Ариасу он отвел совершенно иную роль — не правого защитника, а атакующего правого полузащитника. Через двадцать минут после начала игра была, по сути, решена — 2:0 после гола и результативной передачи Ариаса. Тен Хаг и «Утрехт» были поражены и так и не смогли оправиться. Короче говоря, если вы собираетесь внести изменения в тактику, нужно сделать это так, чтобы они быстро себя оправдали и дали результат до того, как тренер соперников найдет способ борьбы с вашим сюрпризом, произведя замену или позиционную перестановку.

В идеале тренер должен иметь возможность спокойно поработать между играми. Однако в моем прежнем клубе «Фейеноорд» все не так. Там тренеру Джованни ван Бронкхорсту в первую очередь приходится надеяться на то, что его игроков не переедет машина. Чтобы попасть на тренировочное поле, футболисты «Фейеноорда» должны пересечь четырехполосную автомагистраль. Оно лежит в великолепно укрытом месте, за рвом, и защищено от ветра, однако из-за рва кто угодно может наблюдать за тем, что происходит на поле. И так дела уже давно не делаются.

В Миланелло, тренировочный комплекс «Милана», попасть было труднее, чем в Форт-Нокс. Даже члены семьи игроков не смогли бы пройти мимо пункта пропуска. Гости принимались всем скопом, в отдельном месте, и только в исключительных случаях им представлялась возможность немного посмотреть на тренировку. В день тактических тренировок в Миланелло не пускали никого.

Тренер вмешивается в игру

Тренер постоянно должен пытаться удивить своих оппонентов, использовать их слабости и подчеркивать свои сильные стороны. Если у вас есть нападающий, который хорошо играет головой, нужно придумать, как снабжать его забросами по максимуму. Если левый защитник соперников не знает, как начинать атаку, то вы должны сделать так, чтобы из обороны соперники выходили как раз через него, и приставить опекунов к правому и центральным защитникам. В этом случае левому защитнику придется получать мяч и что-то с ним делать — вам остается только дождаться ошибки, которая непременно произойдет. Все эти тактические решения нужно обсудить заранее, как и те ходы, которые сделает ваша команда сразу после отбора мяча у этого левого защитника. Именно так тренер контролирует игру. Часто эффективность вашей тактики зависит от реакции тренера соперников.

Если оппонентам удалось вас удивить, нужно постараться молниеносно оценить возникшую ситуацию. Велика ли опасность, если не изменить расстановку? Можно ли выправить положение незначительными изменениями или позиционными перестановками? Не создает ли тактический ход соперника преимуществ для моей команды на других позициях? Сколько мне ждать, прежде чем принимать меры?

Порой минута — это слишком много, а иногда и получаса мало. Иными словами, не всегда решение должно быть рациональным — иногда оно чисто инстинктивное. В то же время на кону стоит уверенность вашей команды в себе, а также в вас как тренере и в вашей тактике. Нужно принимать во внимание комплексное сочетание факторов.

Так что выждите время. Иногда думаешь: ладно, пока все довольно прочно, можно продолжать в том же духе. Но я всегда был готов вносить изменения, если считал, что без них мы можем пропустить гол: иногда так и напрашивается быстрая замена неудачно играющего футболиста.

Однако большинство быстрых замен связаны с травмой или красной карточкой.

Красная карточка

Красная карточка — это проверка способностей тренера как к импровизации, так и к предварительной подготовке. Есть ли у вас жизнеспособный сценарий на такой случай? Если у вас осталось десять игроков, необходимо внести тактические изменения. Многие тренеры убирают с поля нападающего или атакующего защитника и выпускают защитника или полузащитника оборонительного плана, чтобы насытить заднюю линию.

В январе 2016 года защитник «Арсенала» Пер Мертезакер получил красную карточку на восемнадцатой минуте матча с «Челси». Через четыре минуты нападающего Оливье Жиру заменили, вышел защитник Габриэл Паулиста. На позицию нападающего выдвинулся Тео Уолкотт, так что «Арсенал» продолжил игру без одного вингера. Венгер посчитал, что первым делом необходимо организовать оборону. И это было важнее, чем тот факт, что центрфорвард Жиру проводил хороший матч. Впереди Венгер положился на скорость Уолкотта, рассудив, что если «Челси» будет играть в более атакующем ключе, то откроется больше пространства сзади. Однако в данном случае так не произошло.

Решение Венгера было довольно стандартным, но в этой ситуации меня больше всего удивляет то, что тренеры редко пытаются решить проблему отсутствия одного игрока простой позиционной перестановкой. Обычно просто выпускают защитника. «Арсенал» начинал игру с четырьмя полузащитниками, а «Челси» — с тремя. Так почему было не отрядить одного из хавбеков, например Фламини, в оборону, сохраняя свои козыри, в данном случае связку Жиру — Уолкотт.

Через неделю с похожей дилеммой столкнулся Рональд Куман. Его «Саутгемптон» играл с «Вест Хэмом», и на пятьдесят пятой минуте с поля удалили опорного полузащитника Виктора Ваньяму. Куман решил сохранить нападающего Грациано Пелле на поле, а убрал Садио Мане. Счет к тому времени был 1:0 в пользу «Саутгемптона». Пелле умеет сохранять мяч впереди, что позволяло ослабить давление на оборону и создать пространство, несмотря на безостановочные атаки «Вест Хэма».

Одного универсального решения не существует, потому что и перспективы, и качества игроков отличаются. Если вашего игрока удаляют, вы принимаете решение и надеетесь, что оно окажется верным. При этом о неправильном решении говорить не приходится, поскольку у вас всегда есть идеальное оправдание: имея численное меньшинство, вы все равно с большей вероятностью проиграете, чем выиграете.

Но и вдесятером против полного состава соперников шансы остаются: порой своего рода первобытная сила овладевает оставшимися на поле игроками, и они могут добиться невозможного, а соперник предпочитает скорее жать на тормоза.

Звезда команды

Когда Эден Азар был в своей лучшей форме, опекуны ни на секунду не могли выпустить его из виду, так что ему не было нужды стараться держаться рядом с ними. Обычно он занимал свою позицию в обороне, когда мячом владел соперник, поскольку для этого нужно было всего-то отойти метров на десять назад. Если соперник проходил его, он пользовался образовавшимся пространством и подсказывал игроку сзади: «Смотри, он идет. Прими меры».

Однако затем в ходе сезона Азар потерял форму, так что защитники легко его проходили. Поскольку он не вписывался в расстановку и уже не был так опасен в нападении, Моуринью со временем заменил его на поле. Такая ситуация для тренера часто бывает сложной: если бы Азар не понимал, почему его заменяют или оставляют на скамейке, тренер мог бы потерять его навсегда.

И Лионель Месси, и Неймар, безусловно, великолепные футболисты. Тут и спорить не о чем. Мне всегда интересно посмотреть на то, как команды, играющие с «Барселоной», пытаются их закрыть, — так, чтобы у них с головы не упало ни волоска и не произошло физического контакта.

Дело в том, что это практически невозможно. Когда у этих двоих нет мяча, они отходят на свои позиции. Если вы хотите выключить их из игры, нужно оказывать давление на партнеров, снабжающих их мячами. И здесь советую обратить внимание на Иньесту и Бускетса как на главных распасовщиков. Их необходимо связать по рукам и ногам. И все равно нужно надеяться и молиться, что все сработает. И если один из футболистов вас подводит, тренер должен сразу же вмешаться в игру.

В Италии я однажды видел, как команда играла с «Барселоной», так же как в свое время с нею успешно играл «Челси»: блок из четырех-пяти защитников сзади и второй защитный блок в середине поля, а впереди этих двух оборонительных укреплений только нападающий и ложный форвард. «Давайте, покажите, на что вы способны!» — дразнили они соперников. Они даже позволяли совершать навесы в штрафную. Крайние защитники вообще не препятствовали форвардам проходить по флангам.

При такой стратегии — два оборонительных блока без крайних защитников — нужны высокий вратарь и мощные центральные защитники, которые хорошо играют в воздухе и умеют бороться с навесами. Если каждый игрок в блоке знает свое место, пройти его практически невозможно. Итальянский тренер не беспокоился по поводу постоянных навесов в штрафную его команды.

В силу голландского происхождения меня бы очень заботила необходимость защищаться против огромного количества навесов. Я постоянно думал бы о том, как нужно вынести мяч. Я как тренер посчитал бы риск подвергнуться подобной угрозе слишком большим.

Выключение из игры лидера

Лучший способ нейтрализовать конкретного игрока соперника — лишить его мяча, оставив без передач. Если это не работает, стоит попробовать физическое воздействие. Если все ваши футболисты выигрывают единоборства, вы выиграете и матч. Только что-то я не слышал о тренерах, которые делали бы ставку на борьбу один на один по всему полю. Иногда игроки действительно разбиваются на пары, но сейчас чаще всего применяется зонная защита.

Это и делало таким опасным Фрэнка Лэмпарда. Он нередко слонялся по полю без дела, создавая у соперника ложное чувство безопасности, а потом внезапно оказывался прямо перед вратарем. Он никогда не двигался по прямой. И вы никогда не видели рывков Лэмпарда. Несмотря на исходящую от него угрозу, приставить к нему опекуна было не так-то просто.

Роль Месси в «Барселоне» до прихода Суареса: Месси отходит с позиции нападающего, создавая зоны другим игрокам и получая мяч, что дает ему различные возможности для паса вперед

Особенно неприятно было то, что на самом деле Лэмпард был нападающим, только оттянутым в центр поля.

Как тренер должен противодействовать такому игроку в команде соперника? Проанализируйте его игру, встряхните своих футболистов, заставьте их быть внимательнее.

«Барселона» играет так: Месси отходит в полузащиту. Левые и правые вингеры и полузащитники идут за ним, а защитники отдают ему передачу и ждут от Месси разрезающего обратного паса. Защищаться в такой ситуации очень трудно. Любой защитник, идущий за Месси в середину поля, оставляет за собой огромную свободную зону, куда могут врываться другие игроки соперника. Таким образом, вы постоянно сталкиваетесь с дилеммами.

Если соперники не могут забежать за вашу линию обороны, они не так опасны. Однако часто заметно, что защитники используют не все возможные способы блокирования набегающих игроков. Нужно в прямом смысле собственным телом встречать рвущихся к воротам нападающих. Выставьте плечо — и рывок сразу прекратится. Не то чтобы это должно быть особенно грязно или грубо. Просто — бум: «Ой, прости».

Хитрый игрок после такого приема немедленно рухнет на траву и начнет агонизировать. Иногда это приводит к штрафному удару, а порой даже и к желтой карточке. Но если вы хотите именно победить, нужно проявлять хитрость. Сначала меня, молодого голландского футболиста, такие вещи поражали, но потом я привык.

(Не)спортивная защита

В футбол в разных местах играют по-разному: что хорошо в Италии, в Англии посчитают жульничеством. Хитрую защиту англичане часто считают нечестной. Им нравятся Рой Кин и Брайан Робсон — футболисты, которые несутся в бой с открытым забралом, прямо, без околичностей: ты борешься как можешь, а потом судья решает, правильно это или нет.

Играть жестко — нормально, играть грязно — нет. Агрессивные стыки, которые так часто встречаются в премьер-лиге, не терпят на континенте, хотя, кажется, даже в Англии Грэм Сунесс больше времени провел не на поле, а отбывая дисквалификацию. Но с Сунессом на поле все играли честно. И я точно взял бы его в свою команду.

В Испании подобной репутацией обладал Андони Гойкоэчеа, когда Диего Марадона выступал за «Барселону». Этот баск играл очень жестко: он сломал Марадоне ногу в неигровом эпизоде, выведя Диего из строя на год.

Гари Паллистер и Стив Брюс были в числе лучших защитников, но играли в совершенно другом стиле — более открытом, со склонностью к зональной опеке. В единоборствах при угловых или штрафных они играли жестко, но честно, как типичные представители британского футбола.

Клаудио Джентиле — итальянец, опекавший Марадону на чемпионате мира 1982 года в Испании, — был тоже жестким игроком и имел в своем арсенале множество уловок, хотя его нельзя было назвать слишком грубым. Он был защитником высочайшего класса: приклеивался к оппоненту, держал его руками, подталкивал так, что тот терял равновесие; подтолкнуть здесь, стукнуть там, чуть выше нужного выставить локоть — он был мастер на такие вещи, и все служило одной цели: выключить соперника из игры. Ему это удавалось поразительно успешно, и при этом он редко получал карточки. Такого игрока хотел бы иметь в своей команде любой. Джентиле никогда не терял контроля.

Похожим стилем игры обладал Пьетро Верховод. В области персональной опеки Джентиле и Верховод были одинаково хороши. Я никогда не считал, что итальянцы играют грязно. Я очень уважаю итальянских защитников, потому что понимаю их культуру, а следовательно, и причины того, что итальянцы так защищаются. Победа — это цель игры, а если не пропускать, то и не проиграешь. Дело в укоренившемся инстинкте выживания, который в некоторых случаях производит даже комичное впечатление. Вспомните, как в 2006 году Зинедин Зидан в Берлине в финале чемпионата мира попался на удочку Марко Матерацци. Зидан пришел в ярость, боднул Матерацци, получил красную карточку и покинул поле.

Никто не знает, что именно сказал Матерацци. Однако он в любом случае добился желаемого результата. Хотя Зидан всегда казался на поле спокойным и редко открывал рот, Матерацци помнил о его несдержанности еще с тех времен, когда француз выступал за «Ювентус»: там он выходил из себя несколько раз. Так итальянцы относятся к игре в футбол.

У аргентинцев инстинкт выживания выражен еще более отчетливо. Добавьте сюда технику и тактическое мастерство — и вы получите практически совершенного футболиста. Аргентинцы не замечают преград и не боятся быть жесткими и грязными. Они без колебаний выходят за грань дозволенного.

Возьмем, например, Даниэля Пассареллу. Он носил капитанскую повязку в сборной Аргентины, ставшей чемпионом мира в 1978 году, а затем уехал играть в Италию — сначала за «Фиорентину» (1982–1986), потом за «Интернационале» (1986–1988). Однажды он срубил меня мощным и намеренным ударом локтем после того, как его сокомандник Джузеппе Бергоми дважды подряд не смог остановить мое смещение из угла поля в центр.

Хавьер Маскерано из «Барселоны» — еще один аргентинец — тоже большой мастер подобных фокусов. При этом часто он заходит слишком далеко, но всем своим видом показывает, что не виноват. На повторе часто видно, как он шипами въезжает в ногу соперника. Это больно. Мелкие, противные уловки. Иногда они нужны даже такой команде, как «Барселона». Нужен кто-то, кто сможет дать сдачи. Мне это даже нравится: всегда полезно иметь такого игрока в своей команде. Он пугает соперников, которые пугают тебя. И иногда очень смешно смотреть на то, как такой футболист изображает святую невинность.

После матча

В зависимости от важности встречи и ее результата настроение футболистов может быть самым разным, и это даже никак не связано собственно с их игрой. После обычного матча вы поднимаете руки, благодарите зрителей и идете в душ. Работа сделана, впереди следующая игра.

После победы в финале Лиги чемпионов вы в эйфории — порой только потом по телевизору вы узнаете о том, что именно делали. Уровень экстаза зависит от того, как забивались голы. В прошлом сезоне футболисты «Ливерпуля» были без ума от радости после победы над дортмундской «Боруссией» со счетом 4:3. Казалось, что команда вылетает: на «Энфилд Роуд» гости вели 3:1. Если вы забиваете победный гол в компенсированное время, да еще более сильному сопернику, да еще выходите в полуфинал, то игроки, разумеется, будут в экстазе: это естественная реакция.

Спасибо за прочтение! Ждите продолжения уже завтра, на очереди 12 Глава под названием – «Психология». Подписывайтесь на блог чтобы не пропустить следующую главу и ставьте плюсы, если нравится данная рубрика!

 

Подписывайтесь на мой основной блог!

1. Аннотация и Введение

2. Глава 1 — «Путь наверх»

3. Глава 2 — «В Италию»

4. Глава 3 — «В Англию»

5. Глава 4 — « Тренер»

6. Глава 5 — «Почему все пошло не так?»

7. Глава 6 — «Стандартное положение»

8. Глава 7 — «Системы»

9. Глава 8 — «Сценарии игры»

10. Глава 9 — «Амплуа»

11. Глава 10 — «Футбольные культуры»

12. Глава 11 — «Все для победы»

13. Глава 12 — «Психология»

14. Глава 13 — «Национальные сборные»

15. Глава 14 — «Новые горизонты»

Автор: Рууд Гуллит / Издательство: Манн, Иванов и Фербер / Перевод: Коробейников А.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ