«Тренер, иди в жопу!» Неизвестные факты из книги о главном спортсмене современности

Кливленд ЛеБрон Джеймс НБА

Подробности возвращения Леброна в «Кливленд».

Оригинал: Брайан Уиндхорст, Дэйв Макменамин. Возвращение Короля: Леброн, «Кливленд» и величайший камбэк в истории НБА

Об авторе: «C 2013-го не читаю, что пишут обо мне в твиттере». Самый ненавидимый спортивный журналист мира

1. Возвращение Леброна в «Кливленд» оставалось тайной до самого объявления, даже для руководства «Кэвз»

После тяжелого разрыва в 2010-м «Кэвз» и Леброн медленно двигались навстречу друг другу. Определяющей стала церемония увековечивания майки Жидрунаса Илгаускаса – Джеймс арендовал чартер, чтобы приехать в Кливленд из выездного турне «Майами» и отдать должное другу и партнеру.

Но даже несмотря на то, что между сторонами не было той взаимной ожесточенности, «Кливленд» не особенно рассчитывал на переход. 1 июля 2014-го генеральный менеджер «Кэвз» Дэвид Гриффин позвонил сначала Гордону Хэйворду, затем Чендлеру Парсонсу и только потом на всякий случай сообщил Ричу Полу, что «Кэвз» теоретически заинтересованы в Леброне.

Рич Пол изначально просто поблагодарил за интерес. Но все изменилось, когда он перезвонил через два дня и рассказал, что представители Джеймса проведут встречи с шестью командами и «Кливленд» попал в их число. Остальными были «Даллас», «Лейкерс», «Финикс», «Чикаго» и «Майами».

Сам Леброн в переговорах не участвовал и отправился отдыхать на Карибское море.

Его представители донесли до клубов два его требования:

Во-первых, Джеймс подпишет только максимальный контракт и больше не будет идти на уступки.

Во-вторых, представители Джеймса спрашивали всех, насколько они готовы платить налог на роскошь и превышать потолок на протяжении нескольких сезонов.

То же самое услышал и Дэвид Гриффин.

Готовность тратиться для «Кэвз» не являлась проблемой: во время первого пребывания в «Кливленде» Дэн Гилберт заплатил 43 миллиона долларов в качестве налога на роскошь. Он был известен на всю лигу тем, что разбрасывался деньгами на игроков, тренеров и даже на бонусы к сделкам. Инфраструктура «Кэвз» – одна из лучших в лиге. Их тренировочная база считается пятизвездочной даже по высочайшим стандартам НБА. Гилберт изощряется в разнообразных способах удовлетворить все запросы игроков: элитные шеф-повары готовы приготовить им любое блюдо в течение дня, а специальный персонал прогревает их машины ночами, когда они приезжают с выездных матчей.

Сложность была в максимальном контракте – на тот момент у «Кэвз» не было достаточно места в платежной ведомости, чтобы заплатить Джеймсу такие деньги. «Кливленд» был настолько не готов к тому, что Леброн может захотеть переехать, что не успел разгрузить «платежку» до драфта. Гриффин сказал, что если Леброн согласится на переход, то он сделает несколько трейдов для того, чтобы найти для него место. Это было воспринято без энтузиазма. Гриффину дали понять, что если он хочет, чтобы «Кэвз» оставались в игре, то ему нужно озаботиться свободным местом. Это напоминало покер.

Также Пол попросил организовать встречу между Гилбертом и Леброном один на один. Они обидели друг друга и не разговаривали четыре года.

6 июля Гилберт сел в самолет в аэропорту Детройта и взлетел в сторону Форт-Лодердейл, чтобы увидеться с Джеймсом в Майами. Уже в воздухе он обнаружил, что ведущий кливлендского радио написал в твиттере, что владелец «Кэвз» летит на юг Флориды. Через несколько минут журналисты и болельщики зафиксировали положение самолета и начали обсуждать, что же это означает. Гилберт понял, что секрет выплыл наружу, и первым делом постарался  развеять слухи и разместил ложное сообщение в соцсетях, сказав, что на самом деле он находится у себя во дворе. Затем велел пилотам изменить пункт назначения с Fort Lauderdale-Hollywood International Airport на более закрытый Fort Lauderdale Executive Airport, расположенный в тринадцати милях к северу. 

Никаких слез и извинений не последовало. Встреча была частью процесса, который Пол и Джеймс считали необходимым. Не прозвучало никаких обещаний. Не было предложения контракта. Это была просто возможность прояснить ситуацию и посмотреть друг другу в глаза. 

«Мы проговорили два-три часа, и все. Я подумал, что у нас есть шанс за него побороться, но не знал, какие у него планы и какие у него есть альтернативные предложения. В такой ситуации ты всегда беспокоишься о том, чего не знаешь».

7 июля Джеймс участвовал в съемках рекламного ролика в Корал-Гейблсе, где он жил с момента перехода в «Майами». Далее он полетел в Лас-Вегас, где планировал посетить ежегодный лагерь LeBron James Skills Academy, организованный Nike для лучших игроков из числа школьников и студентов колледжей. Там к нему присоединился Дуэйн Уэйд.

Рич Пол оставался в контакте с «Хит», но не приглашал их в Кливленд, где он встречался с представителями других клубов. Вместо этого «Хит» позвали приехать в Вегас и поговорить с Джеймсом лицом к лицу. Мероприятие запланировали на 9 июля.

«Хит» чувствовали себя неуютно, потому что время шло, а их звёзды оставались на рынке, но при этом Райли был уверен, что ему удастся добиться своего. На выходных «Хьюстон» нацелился на Боша, уроженца Техаса, предложив ему 88 миллионов на 4 года. Сам Бош все это время ездил на верблюдах в Дубае, расслаблялся на Мальдивах и позировал со слонами в Шри-Ланке, после чего улетел в Гану для участия в организованном лигой лагере NBA Africa. Он ждал решения Джеймса, прежде чем принимать свое. Как и остальные, он мог только строить догадки, но никакой достоверной информации от самого Леброна не было, и поэтому надо было ждать. 

В «Майами» почувствовали облегчение, когда Джеймс начал проводить время с Уэйдом, который намеревался переподписаться с «Хит». Леброн и Дуэйн тренировались вместе на следующий день после обеда в тренировочном лагере Джеймса. Леброн по обыкновению занимался рядом со школьниками и студентами и иногда привлекал звездных товарищей, чтобы поучаствовать в товарищеских играх. Уэйд продолжал лечить больные колени, но был в состоянии проводить время вместе с Джеймсом. Как и другие, он был вынужден гадать насчет будущего, поскольку Леброн держал мысли по поводу нового контракта при себе. Несмотря на то, что Уэйд, по сути, стал частью его семьи, решение принималось без его участия. Для себя Дуэйн решил, что он не будет уговаривать его остаться с ним в Майами. К тому времени они уже хорошо знали друг друга, и Джеймс понимал, что чувствовал Уэйд. 

9 июля «Кливленд» провернул сделку с «Бостоном» и «Бруклином». «Кэвз» избавились от Джарретта Джэка, у которого оставалось три года по действующему контракту. Чтобы сбагрить разыгрывающего, «Кэвз» пришлось отдать пик первого раунда драфта-2016, Сергея Карасев и Тайлера Зеллера. Гриффин разгрузил платежку на 9,5 миллиона и подготовил место, чтобы подписать игрока на максимальный контракт.

Никакой реакции со стороны штаба Джеймса не было. «Кливленд» верил в мечту, отдавал не бесполезных игроков и перестал бороться за свободных агентов. Хэйворд и Парсонс договорились с другими командами.

В тот же день Джеймс встретился с Пэтом Райли и генеральным менеджером «Хит» Энди Элисбургом. Это была возможность для Райли донести свое мнение до Джеймса один на один. Он говорил о стабильности «Хит», о том, что в спорте нет ничего подобного: Райли занимал свой пост уже 20-й сезон, Элисбург – 26-й, Эрик Споэльстра проработал в «Майами» 19 лет. У «Кэвз» же за три года сменилось 3 тренера и 3 генменеджера за шесть лет. Также он говорил о новых приобретениях «Майами» – о МакРобертсе и Грэйнджере, а также о новичке Шабаззе Напьере, которые должны были идеально дополнить команду.

Когда встреча завершилась, Джеймс и Пол никак не намекнули представителям «Хит» о том, что собираются делать дальше. Это вывело Райли из себя – он собирался поставить точку именно тогда. Но стороны еще больше отдалились. Райли чувствовал, что потратил время на поездку в Вегас – оказалось, что Джеймс приезжал в Майами на несколько дней по делам, но не удосужился выделить время для встречи. Также у него сложилось мнение, что решение уже принято, и что все это было затеяно для того, чтобы Райли выступал в роли просящего. Райли не понравилось, что во время встречи Джеймс не стал выключать телевизор, по которому шел матч чемпионата мира по футболу, и ему не удалось добиться полного внимания у игрока. Через год на пресс-конференции Райли туманным образом выразал свое отношение к поведению Джеймса и его команды в тот период, сказав, что «за улыбающимися лицами скрывались тайные намерения».

Главный итог: Райли почувствовал, что его унизили.

10 июля Рич Пол встретился с владельцами «Кливленда» Дэном Гилбертом и Нэйтом Форбсом и провел с ними 4-часовую встречу. Среди прочего он сообщил им, что Леброн собирается подписать двухлетний контракт с опцией выхода после первого сезона. Никаких обсуждений. От этих слов обоим владельцам поплохело: Джеймс получал все инструменты для влияния и максимальный простор для маневра. Но таковы были условия. Оба бизнесмена понимали, что в такой ситуации они не могут ничего сделать и с готовностью дали добро на сделку. В тот момент Гилберт почувствовал, что он близок к тому, чтобы вернуть Леброна. Но на все его прямые вопросы Пол отмалчивался. Гилберт так и не знал наверняка.

11 июля Пол позвонил «Кэвз» и уведомил их, что Джеймс возвращается. Гилберта захлестнули эмоции. В конце разговора он спросил Пола о том, как Леброн собирается сообщить об этом событии.

«Не беспокойся, Дэн. Все уже знают».

Секретный процесс королевского суда. Как Леброн возвращался в Кливленд

2. Журналист Sports Illustrated жил в гостинице в Вегасе инкогнито

«После провала «Решения» команда Джеймса много времени уделила вопросу о том, как именно рассказать о переходе. Помощник Леброна по связям с общественностью Адам Мендельсон договорился  с журналистом Sports Illustrated Ли Дженкинсом, что это произойдет в форме открытого письма от первого лица.

Дженкинса попросили приехать в Лас-Вегас и поселиться в том же отеле. При этом ему не сказали, с какой целью он это делает, и не обещали, что интервью с Леброном вообще состоится. Если Джеймс решил бы остаться в Майами, то никакого объяснения бы и не потребовалось. В случае возвращения в Кливленд Джеймс чувствовал, что нужно будет подробно рассказать о своих эмоциях. Дженкинс прилетел из Лос-Анджелеса, так и не понимая, зачем он это делает.

Решение о переходе было принято 10 июля.

Сразу после этого Мендельсон позвонил в номер Дженкинса и пригласил его прийти к Джеймсу, в сюит на 58-м этаже.

Пока Леброн завтракал, Дженкинс сделал с ним интервью, которое должно было стать основой для обращения к болельщикам от первого лица на Sports Illustrated.

Дженкинс быстро все записал и спустился в свой номер, чтобы расшифровать интервью и готовить его к публикации.

Дженкинс закончил первую версию через 4 часа работы, отправил ее команде Леброна и стал ждать отзывов и комментариев. Он спустился в лобби гостиницы, чтобы купить что-нибудь поесть, и внезапно ощутил себя героем шпионского фильма. Беспокоясь, как бы не попасть на глаза знакомому журналисту, он опустил на глаза козырёк своей кепки с логотипом «Сан-Диего Падрес». 

По пути обратно в номер его остановила привлекательная девушка. Она спросила, не желает ли он, чтобы она уложила его в постель. Дженкинс замер на месте, его мысли скакали, он начал думать, что кто-то хочет украсть его секрет. Может, его хотят усыпить и выкрасть ноутбук. Пришлось встряхнуться, дабы вернуться в реальность: это же обычная проститутка, в Лас-Вегасе такое происходит постоянно.

В номер он взял только еду, но не ее». 

3. Дуэйн Уэйд не знал о решении Леброна до последнего

«После тренировок в лагере Джеймс приехал в международный аэропорт Маккарран и сел в самолет, принадлежащий Nike. Самолет направлялся в Майами, так что он пригласил Уэйда присоединиться к нему. Через два дня Леброн собирался лететь в Рио-де-Жанейро на концовку чемпионата мира по футболу в рамках проумошен-кампании Nike. В самолете находились сотрудники Nike, несколько человек из команды Джеймса и Уэйд. В полете Джеймс читал первую версию текста Дженкинса и внес несколько поправок. Уэйду по-прежнему ничего не говорили. 

«Не нужно ничего сообщать Уэйду и просить его оставить это в секрете, – объяснил Пол. – Он не сможет. И это поставит его в ужасное положение». 

Поздно ночью они приземлились в Майами. Уэйд и Джеймс обнялись и сели в разные машины. Местный телеканал заснял их возвращение в город, и болельщики тут же принялись разбирать съемку по кадрам, словно знаменитый фильм Запрудера.

Уэйд чувствовал, что Леброн несколько дистанцировался от него, а потому начал думать, что он действительно возвращается в Кливленд. Но так же, как Гилберт, Гриффин, Райли и все остальные, он пошел спать, не зная ничего наверняка». 

4. Агент Кевина Лава послал Дэвида Гриффина до перехода Джеймса, но начал преследовать его после

«Кливленд» интересовался Лавом еще до перехода Джеймса, но Джефф Шварц дал ему понять, что это не произойдет никогда в жизни. Приличные свободные агенты старались избегать «Кэвз» любой ценой. Майк Миллер за год до этого заявил, что ему потребуется операция на спине (что было неправдой), только чтобы к нему не лезли представители «Кливленда». После этого он подписался с «Мемфисом».

Когда о решении Джеймса стало известно, Шварц сам позвонил Гриффину и выразил настойчивое желание, чтобы тот сделал все, чтобы заполучить Лава.

Перемена в таком отношении была достигнута с помощью единственного звонка Леброна. Джеймс считал, что ему нужен будет подбирающий и путем отбора кандидатур (в числе которых значился ЛаМаркус Олдридж) выбрал Лава и уговорил его присоединиться к себе.

(Майк Миллер тоже тогда охотно заключил соглашение с «Кливлендом»).

«Кливленд» еще и заставил Лава отказаться от обещания выступить за сборную США. Форвард сделал загадочное заявление, где аргументировал неприезд «своим текущим статусом». Что это за статус, никто так и не понял.

Сама сделка официально состоялась лишь в августе, но все участники были в курсе еще в середине июля.

Эндрю Уиггинс сначала поразил всех своей злостью в матчах летней лиге, где он еще в форме «Кливленда» нехарактерно агрессивно шел под щит и играл с дополнительным настроем. Это произошло после того, как агент ему объяснил, что происходит.

А затем попал в странную ситуацию на программе для новичков, которая проходит в Нью-Йорке. Он понимал, что не будет выступать за «Кливленд», но ему пришлось фотографироваться в форме «Кэвз» и отвечать на неудобные вопросы. Характерной для этой поездки стала фраза «Я хочу играть за ту команду, которая хочет меня», которую он повторял на разные лады.

5. Дэвид Гриффин изначально отказался от поста генерального менеджера «Кливленда»

Гриффин проработал в системе «Санс» 17 лет. За это время он прошел путь от стажера до вице-президента по баскетбольным операциям.

При этом Гриффин никогда стремился к тому, чтобы становиться главным человеком в руководстве. У него было несколько предложений, в том числе от «Денвера» и «Кливленда», и он всегда отказывался и требовал от владельцев дополнительных условий.

Генеральным менеджером «Кливленда» Гриффин стал после долгих переговоров с боссами клуба, которые предоставили ему последнее слово в большинстве решений.

6. Кандидатуру Дэвида Блатта поддерживал владелец клуба Дэн Гилберт, Дэвид Гриффин хотел видеть тренером Тайрона Лю

В итоге они пришли к компромиссу, когда Лю стал помощником Блатта в «Кливленде».

7. Перед первым сезоном Джеймс провел собрание с игроками и рассказал, кто будет играть какую роль

В первый день тренировочного лагеря в 2014-м Джеймс попросил у Дэвида Блатта возможность пообщаться с игроками наедине. В расписании это не было прописано, но тренер согласился – в течение получаса Блатт и его штаб болтались по паркету, пока Леброн разговаривал с командой и объяснял каждому, что именно он хочет от каждого конкретно.

8. Дион Уэйтерс объяснил всем, что не будет подстраиваться ни под кого, даже под Джеймса

Изначально Джеймс надеялся, что может изменить подход Уэйтерса к игре – тот был одним из первых, с кем Леброн связался после перехода в «Кливленд».

Уэйтерс не реагировал и оставался столь же невыносимым.

Джеймс быстро сдался.

Затем с Уэйтерсом поговорил Дэвид Гриффин. Зная, что защитник претендует на новый контракт летом, он пытался убедить его пересмотреть свою роль  и больше помогать команде. Это не помогло.

Блатт быстро вывел Уэйтерса из стартового состава.

Наконец, на Уэйтерса хотели воздействовать ветераны команды – Джеймс Джонс, Майк Миллер и Брендан Хэйвуд. Они его убеждали играть иначе с Джеймсом, не требовать мяч, больше открываться, активнее бежать в быстрые прорывы.

Уэйтерс сказал, что у него другой стиль игры и это все ему не подходит.

9. Дэвид Блатт был близок к отставке еще в первый год работы с «Кэвз»

В середине первого сезона, когда «Кливленд» попал в пике, а Джеймс уехал в Майами на лечение, отставка Блатта была вполне реальной.

Во время игры с «Лейкерс» в Лос-Анджелесе игроки «Кэвз» даже открыто обсуждали ее с некоторыми коллегами из команды соперника.

В конце матча произошел очень важный момент в тайм-ауте. Кобе Брайант провел большую часть второй половины на скамейке, но затем разыгрался и набрал семь очков – «Лейкерс» сократили отставание с 9 до 4.

Блатт хотел, чтобы Джеймс переключился на защиту против Брайанта, который слишком легко забивал через Шона Мэриона.

Джеймс отказался.

Блатт промолчал.

Но тут его поддержал помощник Тайрон Лю, который накричал на Джеймса: «Брон, а ну возьми его. Закрой эту дыру!»

Джеймс передумал и согласился.

«Кливленд» закончил игру победой и не дал Брайанту больше ничего сделать.

Дальше начались победы, и разговоры об отставке на время прекратились.

10. Перед отставкой Блатта генменеджер «Кливленда» Дэвид Гриффин устроил разнос Джеймсу

Ключевым для решения уволить Блатта оказался матч с «Финиксом». Дэвид Гриффин пересматривал игру несколько раз и заметил, что Леброн вообще не старался – он насчитал, что тот девять раз не возвращался в защиту. Именно тогда он понял, что единственный вариант – это расстаться с тренером.

Команда завершила турне игрой в «Денвере», и на Новый год генеральный менеджер сам пришел на видео-разбор и раскритиковал Джеймса и за то, что тот халтурит в обороне, и в целом за его отношение.

 Этот момент стал определяющим для понимания главной причины ухода Блатта: тренер избегал любой конфронтации с Джеймсом, побаивался звезду и отыгрывался на остальных.

Джеймс не доверял Блатту, Блатт не смог поставить себя таким образом, чтобы игроки увидели в нем лидера.

11. Комментарии Лю о судействе после четвертой игры финальной серии были согласованы с руководством

После поражения в четвертом матче Тайрон Лю и Леброн Джеймс раскритиковали работу арбитров, которые якобы не дают нарушения на лидере «Кэвз». Тренера после этого оштрафовали на 25 тысяч, Джеймса – нет.

Перед тем как выступить на послематчевой пресс-конференции Лю долго обсуждал этот вопрос с генеральным менеджером Дэвидом Гриффином. Они решили, что им уже нечего терять.

Жалобы Лю были услышаны – все помнят, как судили Стефа Карри в шестом матче.

12. Генменеджер Дэвид Гриффин написал письмо всей команде при счете 1-3

Поражение в четвертом матче финальной серии оказалось деморализующим.

«Чем больше Гриффин обдумывал ситуацию, тем больше происходящее начинало его забавлять. Дошло до того, что про себя он даже начал смеяться. Естественно, мы летим 1-3, думал он, а как могло быть иначе? Его команда никогда не искала легких путей. Всегда требовалось подойти к краю пропасти. Гриффин решил, что это не кризис. Наоборот – команда играет в традиционную для себя игру. 

Не исключено, что от давления и стресса у Гриффина возникло помутнение рассудка. Он собрал чертовски дорогой состав, и, если они опять потерпят неудачу, то винить будут его. Именно он уволил Дэвида Блатта, который годом ранее смог побороться с «Уорриорс» составом, уступающим тому, что был у них сейчас.

Но Гриффин думал совсем иначе. За двадцать с лишним сезонов в НБА редко он понимал все настолько кристально ясно, и он почувствовал, что необходимо поделиться этим чувством с остальными. Гриффин излил свои эмоции в электронном письме, которое отправил не только игрокам и тренерам, а всем причастным к клубу, включая отдел продаж, маркетологов, вице-президентов, секретарей и охранников. 

«Грифф позвонил мне и спросил, как разослать и-мэйл всем сотрудникам организации. Я спросил: «Что ты делаешь вообще?» – вспоминает Тэд Карпер, старший вице-президент «Кэвс» по коммуникациям. – Он в тот момент был настолько не в себе, словно пробудился после долгого сна.

Гриффин отправил письмо всем, кому хотел. Вот что в нем говорилось:

«Семья!

Если вы похожи на меня – а, к вашему сожалению, многие из вас похожи на меня больше, чем хотели бы это признать, – вчера вечером и, наверное, этим утром вас посетило такое чувство, словно поблизости взорвалась бомба. Излишне говорить, что мы разочарованы и у нас не получилось достойно выступить дома. И всё же у меня есть несколько мыслей, которыми хочется поделиться и которые, на мой взгляд, помогут превратить ожидание победы в пятой игре в Окленде и итоговый триумф в седьмом матче из мечты в реальность.

Вспомните те два сезона, что мы провели вместе, и все то, что позволило нам войти в историю.

Итак, о чем же все это говорит? Это значит даже больше, чем вы когда-либо могли себе представить, но не больше, чем то, чего мы уже смогли добиться. Ни одна команда в истории НБА не отыгрывалась в финале с 1-3. И вместо стандартного вопроса «Почему бы и нет?» я хочу сказать следующее:

 Ежедневно мы все видим, как здесь переписывается история. Вопрос должен звучать не «Почему не мы?», а «На что [непечатное] еще мы с вами способны?». Мы любим, когда нам нелегко. Мы обожаем переписывать рекорды. В глубине души вы все понимаете, что короли драмы в НБА – это мы. С тех самых пор, как мы все стали работать вместе. Бьюсь об заклад, мы можем это сделать, и я хочу, чтобы вы добавили еще одну строчку в списке рекордов. 

Я стану первым, кто скажет: нас ждет история. Подобного никто не совершал просто потому, что в таком положении не было нас. Мы будем первыми, потому что как добиться подобного – это все, что нам известно. 

Мы избраны историей НБА. Не нужно бояться, не нужно прятаться. Не теряйте духа. Мы впишем себя в историю, заберем место, принадлежащее нам по праву!»

Гриффин распечатал текст и положил по одному экземпляру в шкафчик каждого игрока, чтобы каждый прочёл его перед тренировкой. 

Полный текст письма здесь:

Леброн, Дэвид Гриффин и письмо, вдохновившее «Кливленд» на камбэк

13. После победы в 5-м матче Лю собрал с каждого больше 100 долларов и спрятал на арене Оракл

 После того как «Кливленд» выиграл в 5-м матче, Тайрон Лю заставил каждого представителя команды – игроков, тренеров, персонал, руководство и даже присутствующих владельцев – сдать больше 100 долларов. Все скинулись – у кого не было с самой наличных, взяли в долг у других.

Лю собрал сумму размером в 5300 долларов и положил ее в конверт.

«Они меня спросили: «И что будет с этими деньгами?»

Лю взял конверт, пошел в тренерскую, влез на стол, отодвинул панель с потолка и спрятал туда деньги.

«Мы вернемся, заберем наши деньги и возьмем наш трофей».

14. Тайрон Лю настраивался на седьмой матч в тюрьме Сан-Квентин

Накануне последнего матча финальной серии Тайрон Лю организовал ознакомительную поездку в тюрьму Сан-Квентин, старейшее исправительное учреждение в Калифорнии и место, лидирующее по количеству приговоренных к смертной казни. Вместе с главным тренером посмотреть «достопримечательность» отправили его помощники Джеймс Поузи и Майк Лонгобарди, комментатор ESPN Чонси Биллапс, а также агент Джеймса Рич Пол. 

Лю хотел выбраться из города и отдохнуть от журналистов.

Когда группа зашла внутрь, кто-то из них обратил внимание на надпись «периметр» и спросил надзирателя о том, что это означает.

– Теперь вы официально стали частью тюрьмы.

Когда они вошли на двор, то были поражены тишиной, плохо сочетающейся с местом, где содержатся 4 тысячи заключенных.

– А где все?

– Прямо сейчас идет перекличка.

– А что будет, когда их пересчитают?

– Они придут сюда.

– Сюда – куда?

– К нам.

Стало неприятно. Их было семь или восемь, плюс один надзиратель. К ним двигались тысячи заключенных, осужденных за похищения, изнасилования и убийства. А они-то думали, что самое опасное, что их ждет – это защита против Стефа Карри на площадке.

Но ощущение опасности быстро исчезло. Когда заключенные их узнали, то сразу же начались разговоры: болельщики «Голден Стэйт» стали над ними подшучивать, болельщики «Кэвз» – поддерживали, болельщики «Лейкерс» приветствовали бывшего разыгрывающего команды и, конечно, вспоминали, как через него переступил Аллен Айверсон

Свою предматчевую речь перед седьмой игрой Лю начал так:

«На их месте мог оказаться любой из нас. Надзиратель сказал нам, что 80 процентов из этих парней никогда не делали ничего плохого и лишь один раз оказались не в том месте – неудачная ночь, неудачная поездка на машине, неудачная драка… Мы пришли оттуда же, откуда большинство из них… Поэтому надо пользоваться теми возможностями, которые дает вам жизнь. Мы в особенном месте, которое объединяет людей. Не надо воспринимать это как само собой разумеющееся».

15. Леброн поругался с Тайроном Лю по ходу седьмого матча финальной серии

«Тренер Лю заметил нечто, что обеспокоило его гораздо больше, чем нереализованные свободные броски. В конце второй четверти Джеймс подошел к скамейке, и Лю набросился на него.

– Мне не нравятся твои жесты. Ты должен взбодриться и следить за собой.

– Все нормально. Я в порядке.

– Но со стороны этого не заметно.

– Тренер, все в порядке.

Лю был готов удовлетвориться этим ответом, но Джеймс продолжал играть нестабильно. Лю было наплевать, что Джеймс был лучшим в команде по результативности, подборам, передачам, перехватам и блокам на тот момент. Лю, бывший партнер Майкла Джордана и Кобе Брайанта, понимал, что он может дать гораздо больше.

В последнем тайм-аутом перед перерывом Лю снова пошел в атаку на Джеймса, только теперь уже перед всей командой.

– Брон, ты должен играть лучше. Если мы хотим победить, ты должен быть лучше.

– О чем ты вообще? Ты что говоришь?

– Ты обязан играть лучше!

– Что я еще должен сделать? Тренер, ты че до меня до****ся?!

– Хочу, чтобы ты закрыл Дрэймонда. Хочу, чтобы ты попадал открытые броски. Хочу, чтобы ты играл агрессивно и перестал терять мяч. Что же еще?

Его слова опять не дошли. По крайней мере, изначально. Джеймс в четвертый раз потерял мяч за половину – «Голден Стэйт» всей командой совершили 5 потерь – после чего Леандро Барбоза забил трехочковый, и «Уорриорс» получили самое большое преимущество в матче, 47:40 за 2 минуты до конца.

Когда команда пришла в раздевалку, Лю снова набросился на Джеймса. Именно Джеймс, который в среднем набирал 41 очко, 12 подборов, 9 передач, 3,5 перехвата и 3 блока в 5-м и 6-м матчах, дотащил «Кэвз» сюда. Именно он должен спасти их.

– Брон, ты должен играть лучше. Можешь злиться сколько угодно. Можешь поджимать губы сколько угодно, но ты обязан играть лучше. Ты лидер этой команды, и ты должен быть лучше.

Затем он повернулся к Кайри Ирвингу, у которого было 9 очков, сколько же, сколько у Стефена Карри.

– Кайри, я хочу, чтобы ты играл агрессивнее, но ты должен лучше выбирать возможности для атаки. Ты должен атаковать больше, но не так суматошно. Играй агрессивнее!

Лю ушел в тренерскую и дал игрокам возможность все обсудить.

Джеймс был вне себя. Один из охранников, который работал с ним и в «Майами», и в «Кливленде» позже сказал Лю, что он никогда не видел, что кто-нибудь так разговаривал с Леброном.

Сначала Джеймс пошел к Дэймону Джонсу, бывшему партнеру, который присоединился к тренерскому штабу на время плей-офф. Джонс работает с командой «Кливленда» в D-лиге, «Кэнтон Чардж».

– ДиДжонс, твой кореш порет хрень!

– Ты о чем? Что случилось?

– ТиЛю, он не должен сомневаться во мне. Я же отдаю всего себя?

Джонс не просто партнер Джеймса. Он его друг. Но он не слепо принимает его сторону.

– Слушай, я не был с командой весь год, но я только и читал, и смотрел по телеку, как ты говорил о том, что «Тренер Лю – наш лидер, он дает нам уверенность, мы верим в него». Весь год я только и слышал, что ты ему очень сильно доверяешь. Так почему не поверить ему и сейчас?

Джеймс был в оцепенении.

– Да пошел ты в жопу… Он прав, ты прав… В жопу вас.

И все равно ему нужно было еще одно подтверждение, так что он подошел к другому Джонсу – Джеймсу Джонсу, который сопровождал его на протяжении всей карьеры и шесть раз играл в ним в финалах и в «Майами», и в «Кливленде».

– Не могу поверить, чтобы ТиЛю сказал подобное.

– Леброн, разве он врет?

– Нет, дружище… но.

– Значит, ты знаешь ответ.

Леброн услышал достаточно.

– Да пошли вы все в жопу.

Леброн хлопнул дверью раздевалки и пошел на площадку для главной половины в своей жизни».

16. После победы в финале Леброн признался, что обида на Пэта Райли была его «тайной мотивацией»

«Когда я решил уйти из «Майами» – не буду называть имен, не могу этого делать – некоторые люди, которым я доверял и с которыми за все эти четыре года построил отношения, сказали мне, что я совершаю самую большую ошибку в карьере. И это обидело меня. Я знаю, что они сказали это на эмоциях, потому что я уходил. Просто сказали, что это станет огромной ошибкой. И именно тогда я понял, что это дало мне дополнительную мотивацию».

Джеймс намекал на «тайную мотивацию» еще до победы, но всегда отказывался объяснять что-либо подробнее. После седьмой игры он дал понять, что говорил о президенте «Хит» Пэте Райли, который призывал его не сбегать при первой же неудаче, когда «Хит» проиграли в финале 2014-го.

«Я знал, что я делал. Сегодняшний день – результат этого».

Фото: REUTERS/David Richard/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Streeter Lecka; si.com; twitter.com/KingJames; Gettyimages.ru/David Maxwell, Jason Miller; REUTERS/David Richard/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Justin Sullivan, Jason Miller, Ezra Shaw

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ