Три секунды, с которых началась легенда Майкла Джордана

Майкл Джордан Кливленд Чикаго Баскетбол

Или просто «Бросок».

3 секунды до сирены: Мяч вводит Бред Селлерс, «Кливленд» прекрасно понимает, что передача будет на Джордана, поэтому его держат вдвоем, но он все равно умудряется оторваться от защитников и открыться для получения.

Никто и не предполагал, что в серии между третьей («Кливленд») и шестой («Чикаго») командами дойдет до пятого матча.

Молодые, но уже выходящие на пик «Кэвз» – в 89-м любимчики всей лиги. Сам Мэджик Джонсон называет их «командой будущего, командой 90-х». Именно их больше всего опасаются «Пистонс», будущие чемпионы. Они имеют глубокий звездный состав (связку защитников Марк Прайс и Рон Харпер, ушедшего под первым номером на драфте центрового Брэда Догерти и суператлетичных Лэрри Нэнса и Джона «Хотрод» Уильямса) и преимущество своей площадки. Они обыграли «Буллс» 6 раз на протяжении всего сезона, более того, в последнем матче регулярного сезона выставили против основы «Чикаго» резервистов и всего равно добились победы. Даже репортеры из Чикаго поголовно пишут о том, что для их команды все завершится в трех матчах.

Все, что могут противопоставить «Буллс» – мнение Майкла Джордана. Тот не просто вслух говорит о том, что его команда будет бороться за титул. Лидер «Буллс» бросает вызов себе и, по мнению окружающих, здравому смыслу.

Его самоуверенность – самый обсуждаемый компонент всей серии. Все уверены, что она в итоге выступит в роли гробовой плиты, только – это выясняется моментально – не совсем понятно, для кого из соперников.

Джордан крадет у «Кливленда» первый матч серии в отсутствие Прайса – 31 очко, 11 передач и 5 подборов.

А затем ставит всю страну на уши: «Чикаго» ведет в серии 2-1, у их вожака 44 очка, 10 передач и 7 подборов.

«Кливленд» даже так явно разнообразнее и сильнее. Но неистовство суперзвезды – это мощь природной стихии, с которой невозможно совладать. Джордан вбил себе в голову, что он выше любых раскладов и законов командной игры. «Кливленд» отчаянно пытается доказать, что нельзя просто так вот возомнить себя богом – и выступает в роли одинокого прохожего, пытающегося двигаться против урагана.

2 секунды до сирены: Джордан толкается с Лэрри Нэнсом и Крэйгом Ило. Вопреки последующим представлениям об этом моменте, основным опекающим в этой ситуации был Нэнс, более высокий и более атлетичный. Но он ошибается с позицией – Джордан принимает мяч и делает два шага в сторону линии штрафных.

Сразу же после третьей игры Джордан – в гостях у Дэвида Леттермана, который представляет его как «возможно, величайшего из современных баскетболистов».

Джордан радует собравшуюся в студии публику не только стилем: мешковатый синий пиджак, короткие брюки и мокасины на голую ногу. Он рассказывает историю о том, как пятилетним отрубил себе палец на ноге, когда утащил у родителей топор. Шутит, что все в его семье не выше шести футов и лишь их молочник под два метра ростом – тут же добавляет, что его отец находится за кулисами и сам любит поострить на эту тему. И уже не стесняется обсуждать будущего соперника – «Никс».

Серия еще продолжается, и игроки «Кливленда» – в ярости. Ну, вернее, как бы в ярости, так как сильные эмоции не очень ассоциируются с той милой командой. Скажем так: они негодуют и ворчат.

Подавляющее окружающих высокомерие Джордана – уже давно ни для кого не секрет. Он из тех, кто любит рассказывать соперникам, что будет делать в следующую секунду, а потом смаковать их неспособность ему помешать.

Через несколько лет это обрастет занимательными байками, и чуть ли не половина лиги начнет рассказывать, как именно лично на них продемонстрировал свою волю и несгибаемую веру в себя сам Джордан. «Он мне говорил: «Я делаю против тебя все, что хочу. Вот смотри: сейчас я пойду вправо и брошу с движения»… «Нет, дружище, ты совсем не тянешь». А потом: «Сейчас я покажу на тебе пару кроссоверов». Джордан положил через меня 400 очков за всю карьеру, а я раз пять отнимал у него мяч. И все же запомнил каждый из них».

В 89-м «Кливленд» же все еще надеется, что с молодого нахала можно сбить эту спесь.

1 секунда до сирены. Джордан добегает до линии, глубоко садится и выпрыгивает так, что никто не может дотянуться.

Четвертый матч завершается катастрофой. У Джордана – 50 очков, 4 передачи и 3 подбора, но после сирены он плачет на плече отца: он промахнулся с линии на последней минуте, и «Кэвз» вырывают победу (108:105). Серия продолжается и перемещается в Кливленд.

Сквозь рыдания упрямо раздается: «Такого никогда больше не повторится, никогда».

Между играми – один день, и этого достаточно, чтобы все газеты вспомнили, как высоко заносился Джордан все предыдущее время.

Пятый матч движется к неминуемой проверке главного героя: в течение последних трех минут лидерство в счете меняется девять раз, в предпоследней атаке Джордан хочет избежать нервотрепки и проходит мимо Ило, но тут же тот забивает в ответ.

За три секунды «Буллс» отстают – 99:100.

Последний тайм-аут. Команды уходят на скамейки.

«Кливленд» прекрасно понимает, что будет дальше. К Джордану приставлены два лучших опекуна. Больше ничего не сделаешь.

В тайм-ауте «Чикаго» все не так однозначно. Тренер Даг Коллинз берет планшет и рисует комбинацию под центрового Дэйва Корзина – предполагая, что так сможет застать врасплох соперника. Нетерпеливый Джордан вырывает у него планшет и внятно проговаривает: «Просто дай мне этот гребаный мяч!»

Коллинз безмолвно и незамедлительно реагирует – рисуется новая комбинация, мяч отдают вводить вечному запасному Брэду Селлерсу. 

Динамика ясна для абсолютно всех: камеры даже не удосуживаются сохранять видимость приличия, какие-то люди перемещаются по паркету, но в центре одно – упрямый Джордан и два его незадачливых сторожа.

0.0. Сирена. Джордан выпрыгивает раньше Ило, но приземляется после него. Его феноменальное зависание устраняет любые помехи: на верхотуре он успевает прицелиться и без какого-либо сопротивления кладет мяч в цель.

 «Я не видел, попал ли мяч в цель. Просто все понял по молчанию трибун»…

«Наверное, это самый важный бросок, который я реализовал за карьеру в НБА, потому что вся моя репутация тогда стояла на кону»…

«Я думал, что мы можем обыграть эту команду. Но после того я промазал с линии и с игры мне показалось, что я никогда не чувствовал себя хуже. Это было похоже на то, как меня отчислили из школьной команды».

Джордан приземляется и устраивает одно из самых эмоциональных празднований карьеры – выпрыгивает с ударом кулака в воздух, ожесточенно машет руками перед собой, потом оказывается в объятиях команды. (Эти кадры быстро станут классикой. Но изначально их не показывают в эфире – камеры фокусируются на беготне тренерского штаба).

Часть обязательной программы мстительного триумфа – он подходит к журналистам Чикаго и еще раз укоряет их и за то, что ставили на однозначный вынос «Буллс», и за то, что сомневались в его прогнозе.

«Я всегда говорил, что, если не считать Джордана, то от второго до 12 игрока у нас была команда лучше, – говорил потом генменеджер «Кливленда» Уэйн Эмбри. – Когда Ило забил и все начали праздновать, я сказал: «Погодите, не надо. У него остался еще один ответ». И он это сделал. Сейчас я могу уже об этом вспомнить со смехом, но… он действительно очень хотел исполнить великий бросок. Он знал, для чего выходит на площадку. Я видел то же самое в играх за университет. Как будто бы такие моменты его делают лучше, и потому «Буллс» чувствовали себя комфортно. Фил Джексон всегда понимал, что в сложной ситуации можно дать мяч Майклу, и он все сделает, так как живет именно такими моментами. Именно это определило его величие. Его уникальность еще и в том, как он выпрыгивал – он мог подниматься над всеми и бросать, он мог выбирать удобную точку на паркете и бросать оттуда. Майкл был настолько уникален, что чувствовал себя здорово даже вблизи трехсекундной, где играют центровые. Он всегда мог выпрыгнуть, долететь до кольца, перевисеть всех в воздухе. Это был очень тяжелый бросок – он очень быстро двигался параллельно кольцу, а потом резко остановился, выпрыгнул и успел скоординироваться для броска в полете».  

Ровно в тот момент, как говорил потом сам Джордан, Чикаго начал относиться к «Буллс» серьезно.

Научила ли та серия его самого хоть как-то скрывать высокомерие?

«Даже величайшие гольфисты могут иногда ошибиться. Здесь я попал – это же вам не штрафной».

***

Ты можешь стать почти таким же точным, как Джордан, с классическими Casio G-Shock. Их 35-летняя история – гарантия стабильности для любого, кто ценит активный образ жизни и пунктуальность.

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Mike Powell /Allsport, Tim de Frisco /Allsport

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ