В «Формуле-1» еще один сын миллиардера – и он слишком много болтает. Ничего не выиграл, но сравнил себя с Ферстаппеном

Формула-2 почитать Уильямс деньги Формула-1 бизнес Бизнес Николя Латифи GP2 Авто

Худший дебютант за последние 5 лет.

В финале предыдущего сезона «Формулы-1» вообще не завезли интриги насчет составов команд на 2020-й: все места распределились до старта последнего Гран-при с минимумом реальных изменений. Фактически мы увидим на стартовой решетке только одно новое лицо: Уильямс» подписал Николя Латифи в «Уильямсе» на место Роберта Кубицы после второго места в «Формуле-2».

Однако титул вице-чемпиона главной молодежной серии пусть вас не обманывает: канадец провел 4,5 сезона и выбрался из второго дивизиона только в 24 года – причем его лучший год пришелся на один из самых слабых составов в истории. Чемпионом стал такой же переросток с тремя сезонами Ник де Врис (0 шансов на титул в предыдущие попытки), третьим оказался 24-летний Лука Гьотто – ветеран четырех чемпионатов с таким же нулем шансов, а четвертым – откатавший третий сезон Сержиу Сетте Камара (его результат даже можно считать прогрессом). Похожая картина наблюдается и по всем остальным позициям общего зачета: фактически в 2019-м «Формула-2» стала ареной разборок середняков, проигравших настоящим талантам в предыдущих сезонах. В итоге чемпион впервые с 2013-го не попал в «Ф-1» (де Врис ушел в «Формулу Е»), а место в Гран-при досталось только одному – как раз Латифи.

Латифи уже сравнил себя с Ферстаппеном

Канадского гонщика не назвать застенчивым: он начал эпатировать публику с первого же действия в качестве официального пилота Гран-при с выбора номера. Из десятков всевозможных вариантов новичок «Уильямса» остановился на шестерке – бывшем символе чемпиона 2016 года Нико Росберга. Немец ушел из «Ф-1» еще три года назад, но все это время номер по правилам ФИА оставался за ним – срок истек лишь в начале сезона, и Николя первым перехватил достаточно знаковый символ для современных гонок (все-таки кроме Росберга в 2010-х титулы выигрывали всего два человека).

Все пилоты «Формулы-1» определились с номерами на 2020-й. Новичок-рентач забрал свой у чемпиона мира

Следующим шагом Латифи ответил критикам, иронизирующим над его возрастом – в последнее время в «Формуле-1» дебютируют раньше, чем в 24 года, но канадец нашел контраргументы.

«Эстебан Окон и Макс Ферстаппен достигли «Формулы-1» за такой же срок, что и я – отрезал Николя. – Многие просто не знают, что я поздно начал гоняться: пришел в картинг в 13 лет. Ферстаппен и Окон сделали это в 4 года, а потом Макс дебютировал в «Ф-1» в 17 лет, – то есть 13 лет спустя после первых гонок в картинге. Я шел в «Формулу-1» 12 лет.

Поражение в борьбе за титул тоже еще ничего не значит. Алекс Албон и Ландо Норрис ведь тоже проиграли, но хорошо провели дебютный сезон в «Формуле-1».

Формально Латифи, конечно, прав, но…

Ландо перешел в «Макларен» после всего единственного сезона в «Формуле-2» – причем у него вообще не было опыта с шинами «Пирелли» из-за участия в европейской «Формуле-3» на покрышках «Ханкук». И в итоге он проиграл только чемпиону Джорджу Расселлу.

Албон занял третье место в общем зачете и уступил Норрису всего пару очков всего во втором сезоне – причем в дебютном дважды попал на подиум и первые восемь гонок подряд стабильно приезжал в топ-8.

Макс Ферстаппен запомнился тем, что уже в 16 лет (спустя 11 лет после дебюта по координатам Латифи) ворвался в «Формулу-3» и выиграл 10 заездов в первом же сезоне, проиграв такому же новичку Окону. Который вообще-то начал в картинге в 10 лет и добрался до первого титула за 8 сезонов.

А какие же победы в молодежках может в ответ привести новоявленный №6?

Никаких: Латифи ни разу до 2019-го не поднимался в общих зачетах выше пятой позиции. Более того, во всех сериях с открытыми колесами до 2017-го он выиграл всего одну гонку (и ту – в региональной итальянской «Ф-3») – хотя провел даже десяток заездов в британском Кубке «Порше».

При этом Николя гонялся по большей части за сильные молодежные команды – «Карлин», «Према», «Арден» (когда он постоянно был в топе «Формулы-Рено») и «ДАМС». Но все равно в сериях с неплохим средним уровнем таланта новоявленный №6, как правило, оказывался в подвале общего зачета: в «евротрешке» 2013-го – 15-е место и два финиша в топ-5, там же в 2014-м (вместе с дебютантами Ферстаппеном и Оконом) – 10-е место и один подиум, в «Формуле-Рено» 2015-го – 11-е место, два финиша в топ-5 и поражения от дебютантов Ника де Вриса и Егора Оруджева, и полсезона в GP2 (предшественник «Ф-2») с рекордом в виде 11-го места. В 2016-м – полный сезон в главной молодежной серии в «ДАМС», один шальной подиум (в остальных гонках не поднимался выше 7-го) и 16-е место в общем зачете. И только в 2017-м Латифи наконец выдал вменяемый результат в 9 подиумов, дебютную победу и пятое место в общем зачете, обогнав де Вриса и Албона – но в 2018-м, снова покатился вниз и занял 9-е место в общем зачете. В 23 года в составе одной из лучших команд!

Да и если поискать видео с участием Николя, можно найти вот такие торпедные атаки из первого же сезона в открытых колесах.

Еще кое-что о реакции и скиллах Латифи может сказать и вот эта авария на «Ред Булл Ринге» во время гонки «Формулы Рено 3.5» – канадец почему-то не замедлился после пересечения финишной черты и въехал прямиком в Роберто Мери.

Да, за аварию в итоге наказали именно испанца, но если судить объективно: Николя не предпринял вообще никаких действий, чтобы избежать контакта, хотя по идее ему всего лишь нужно было не смещаться на грязную сторону трека. Не видеть машину Мери он никак не мог.

А год спустя состоялось близкое знакомство с барьером в туннеле Монако.

Инцидент не списать не неопытность: ведь Латифи уже гонял в Монте-Карло за рулем как раз болида «Формулы-Рено». С Монако (одним из самых «пилотажных» треков в мире) у новоявленного №6 вообще не особо складывается: девять гонок, 4 схода и личный рекорд в виде восьмой позиции – не самые впечатляющие достижения.

С накатом Николя однозначно стал стабильнее и почти перестал влипать в неприятные ситуации, но все-таки для успешного противостояния Джорджу Расселлу, Ландо Норрису, Алексу Албону и другим талантам в 2018-м этого оказалось недостаточно.

Конечно, все вышеперечисленные факты можно списать на малый опыт в картинге (хотя на примере Окона видно, что он не настолько меньше, как Латифи пытается его подать), но при переходе в «Формулу-1» вообще не должно существовать подобных оправданий. В Гран-при (по идее) попадают лучшие из лучших – навыки, талант и результаты обязаны говорить все безо всяких «но».

Фактически Николя –  худший дебютант чемпионата с 2015-го и появления в «Катерхэме» и «Марусе» Уилла Стивенса. Даже легендарные Маркус Эрикссон и Этебан Гутьеррес приходили в «Ф-1» чемпионами (первый выиграл сложную японскую «Формулу-3», а второй — GP3).

Латифи взяли в «Уильямс» совсем не за талант

Боссы некогда легендарной команды могут сколько угодно хвалить скорость, обратную связь и подход к работе канадца, однако все понимают: обладатели девяти Кубков конструкторов попали в чрезвычайно тяжелую финансовую ситуацию.

Только в конце 2019-го «Уильямс» потерял одного из ключевых спонсоров («Рексону») и поддержку со стороны польской нефтяной компании PNK Orlen – суммарно дыру в бюджете инсайдеры оценили в 20-25 миллионов долларов. Сказались и несколько лет неудач: призовые выплаты от «Формулы-1» упали на треть – с 90 миллионов в сезонах 2017-го до 60 миллионов долларов.

Для формирования необходимых для участия в чемпионате-2020 сумм англичанам пришлось продать контрольный пакет инженерного подразделения – хотя именно дочерняя компания с госконтрактами на десятки миллионов долларов покрывала убытки гоночной ветки несколько последних лет.

«Мы сделали это, чтобы поддержать бюджет, – подтвердила ситуацию босс команды Клэр Уильямс. – Теперь у меня нет никаких опасений по поводу финансирования гонок в 2020-м».

Естественно, в таких обстоятельствах ребята из Гроува не прошли бы мимо кандидатуры своего тест-пилота: все-таки Николя – сын канадского миллиардера Майкла Латифи с состоянием в около 8 миллиардов долларов и владельца одной из крупнейших в стране поставщиков продуктов питания Sofina Foods с оборотом не менее 800 миллионов долларов ежегодно.

«Уильямс» расширил взаимодействие с канадским кланом не за бесплатно: помимо прямой помощи от головной компании, команда уже подписала целый ряд контрактов с личными спонсорами Николя, прямо или косвенно связанными с бизнесом его отца. Идеальным примером стал договор с Lavazza – Sofina обладает эксклюзивным контрактом на дистрибуцию продукции итальянской компании в Северной Америке. Еще одним важным партнером «Уильямса» стал Королевский банк Канады – Николя, между прочим, стал его послом еще в 2014-м в 18 лет.

Итоговый объем спонсорской помощи, принесенной Латифи, уже оценивается в 40 миллионов долларов ежегодно – хотя до старта сезона еще навалом времени, а переговоры с потенциальными партнерами с началом Гран-при обычно не прекращаются.

Похоже, единственная причина, по которой Николя с такой поддержкой мариновался в «Формуле-2» – отсутствие нужных достижений для получения суперлицензии. И как только формальности были улажены – отец гонщика мигом добыл боевое место в «Уильямсе».

Другие богатые гонщики не позволяли себе так же болтать

В данный момент Латифи, конечно же, не единственный сын богатых родителей в «Формуле-1» и тем более не особенный в смысле спонсорской поддержки.

К примеру, отец пилота «Рейсинг Пойнт» Ланса Стролла Лоренс покупал команды для сына в каждой серии и потратил в итоге на карьеру парня более 200 миллионов долларов. Однако №18 с дебютного же сезона в открытых колесах начал выигрывать: сперва итальянскую «Формулу-4», потом новозеландскую «Формулу-3» Toyota Racing Series, а потом (в 18 лет!) и европейскую «Ф-3». Хоть Лансу и не хватает стабильности вместе с квалификационной скоростью, он скромно держится в интервью, открыто признает свои слабости и не хвалится былыми достижениями. На трассе в гонках Стролл тоже выглядит весьма достойно: постоянно отыгрывается на первых кругах (второй год подряд – лидер по обгонам на стартовых километрах) и хорошо держит темп на дистанции.

Ландо Норрис вообще своими выступлениями заставил забыть о богатстве отца – бизнесмена с состоянием в 200 миллионов долларов.

Серхио Перес с детства пользовался поддержкой богатейшего человека Мексики Карлоса Слима (отец гонщика с детства знаком с главным миллиардером страны), но доказал скорость уже на второй сезон GP2, чуть не выиграв у десятка талантов вроде Жюля Бьянки (помешал только эпичный переросток Пастор Мальдонадо).

Только путь Джолиона Палмера немного походит на дорогу Латифи – но и сын крупного английского бизнесмена и владельца целых локальных гоночных серий не спешил сравнивать себя с главными молодыми талантами «Формулы-1». Да и практически всю карьеру бывший пилот «Рено» демонстрировал последовательный прогресс без внезапных провалов, и победил в GP2 в итоге сильных юниоров Стоффеля Вандорна и Фелипе Насра.

Правда, Палмер в итоге закончил вылетом из Гран-при всего через 1,5 сезона. Стивенса тоже хватило всего на один год. Вряд ли Латифи повторит их дорогу – все-таки у «Уильямса» не так много готовых платить постоянных партнеров и уже есть по-настоящему быстрый Расселл. Но выступления №6 вряд ли сильно превзойдут предыдущий квалификационный рекорд Джорджа против Роберта Кубицы (21:0) – поляк оправдывался разными машинами и отсутствием опыта с новыми шинами. Интересно, какие причины выберет канадец – право жаловаться на маленький картинговый накат он уже утратил.

«Формула-1» рвет АПЛ, Лигу чемпионов, НБА и НХЛ по росту в соцсетях. Серия наконец догнала время, болельщики молодеют

Хэмилтон выбивает у «Мерседеса» гонорар в $330 миллионов. Взамен – клятва вечной верности и гонки до 40 лет

Главные лица «Формулы-1» 2010-х по версии Sports.ru: Ферстаппен, инженеры «Мерседеса» и даже Квят

Фото: globallookpress.com/HOCH ZWEI, James Gasperotti; Gettyimages.ru/Dan Istitene

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ