«Вашингтон», который почти смог. Без Овечкина

Дэвид Пойл Келли Миллер Крис Саймон Крэйг Беруби Брайан Беллоуз Эса Тикканен Джордж Макфи Адам Оутс Рихард Зедник Рон Уилсон Вашингтон Сергей Гончар Дэйл Хантер Олаф Колциг Петер Бондра

«Вашингтон», который дошел до финала Кубка Стэнли-1998.

Пойл

За 15 лет на посту генменеджера «Вашингтона» Дэвид Пойл набил руку на трейдах-блокбастерах как никто другой в НХЛ (обмены Сисарелли, Айфрейта, Кевина Хэтчера, Гартнера, Ларри Мерфи и пика, который потом станет Джо Сакиком), но 1 марта 1997-го он превзошел самого себя. Представьте, если бы пару сезонов назад «Кэпиталс» отдали Евгения Кузнецова, Брэйдена Холтби и Андре Бураковски, скажем, за Кэма Уорда, Эрика и Джордана Стаалов в «Каролину», а потом не вышли в плей-офф. Примерно такую же стопку фишек Пойл положил на стол, когда менял еще молодых Энсона Картера, Джейсона Эллисона и вратаря Джима Кэри на Адама Оутса, Рика Токкета и Билла Рэнфорда. Карты были биты, и этот обмен стал последним в его вашингтонской карьере.

«Это был адский сезон. Если что-то могло пойти не так, оно шло не так», – говорил Пойл. Владельца «Кэпиталс» Эйбе Пулина не убедили отмазки в виде 361 человекоматчей, пропущенных игроками из-за травм, странностей Кэри, который после завоевания «Везина Трофи» перестал ловить шайбу, и тот факт, что все предыдущие пятнадцать лет «Вашингтон» стабильно попадал в плей-офф. Вслед за Пойлом в отставку был отправлен главный тренер Джим Шонфельд.

Собирать команду к новому сезону доверили бывшему вице-президенту «Ванкувера» по хоккейным операциям Джорджу Макфи, за которого отдали выбор в пятом раунде драфта. В свои 38 он стал самым молодым генменеджером НХЛ.

Макфи

По наследству к Макфи перешли завершившиеся контракты Адама Оутса (его агент дал неделю на переговоры и хотел не меньше трех миллионов за год) и Рика Токкета (он быстро срулил в «Финикс»). Сергей Гончар после первого полного сезона в НХЛ попросил увеличить его зарплату в несколько раз (с 400 тыс. до 1,7 млн.), а Петер Бондра потребовал пересмотр своего действующего договора и объявил забастовку в стиле Алексея Яшина.

К агентам игроком у Макфи было особое отношение. Он ненавидел их, а ультиматумы и просьбы об обменах шли игрокам только во вред. Оутсу так и не дали всех денег, которые он просил; Бондре запретили тренироваться с командой в предсезонке,  и к октябрю  он был готов играть на прежних условиях. Дольше всех держался Гончар. Он даже подписал контракт с тольяттинской «Ладой» и провел за нее несколько матчей в суперлиге, но потом сдал назад и согласился на 1,15 млн. Пропущенный тренинг-кэмп еще аукнется ему по ходу чемпионата.

Андрей Николишин обошелся дешево, но он порвал связки на чемпионате мира и до января играть не мог. Капитан Дэйл Хантер подумывал о завершении карьеры, а по снимкам скелета форварда Джо Жюно можно было учить студентов с кафедры хирургии. Каждый матч с такой историей травм мог стать для него и распасовщика Михала Пивонки последним перед затяжным лечением. Саймон мучился со спиной, а на молодежь рассчитывать было сложно. В общем, ситуация не айс.

Зато с вратарями полный порядок – к Рэнфорду (единственному на тот момент обладателю Кубка Стэнли, золота Кубка и чемпионата мира) прилагался немец Олаф Колциг. Оборона почти как у «Нью-Джерси»-1995 – пусть без Скотта Стивенса, но со своим Нидейрмайером и Данейко. Марк Тинорди и Джо Рики это сила и блоки, Фил Хаусли – голова и передачи, Калле Юханссон, Силвейн Коте и Гончар – ноги и броски в большинстве. Стучались в основу Брендан Уитт и Кен Кли, которые могли подменить кого-то из травмированных.

В то, что «Вашингтон» выйдет в плей-офф, мало кто сомневался, а на их победу в Кубке Стэнли в Лас Вегасе принимали ставки из расчета 25 к 1. В «Детройт», «Филадельфию» и «Колорадо» верили больше остальных – 9 к 2.

Уилсон

В будущем его смешают с талым льдом в Торонто и там же поставят отметку «непрофпригоден», но в 1997-м тренер Рон Уилсон был ого-го как востребован, и после ухода из «Анахайма» – довольно неожиданного для всех – проблем с поиском новой работы у него не возникло. Он привел сборную США к первым за 34 года медалям чемпионата мира, затем выиграл с ними Кубок мира-96 и вытащил «Майти Дакс» в плей-офф. Уилсон ладил и с Селянне, и с Карией, что удавалось не всем, но с президентом «уток» Тони Таваресом у Рона как-то не срослось. Официально это называли «противоположными взглядами на философию развитию клуба». Неофициально Уилсон не устраивал «Анахайм» по четырем причинам:

– он назвал «Детройт» клубом своей мечты;

– он не доверял молодым хоккеистам;

– он не мог сработаться с русскими игроками;

– он слишком сильно зависел от суперзвезд (Теему и Пола).

Что ж, в «Вашингтоне» его ждали:

–  парочка Бондра – Оутс (примерно 70% атаки «Кэпиталс»);

– самый одаренный защитник команды Сергей Гончар, мало чем отличавшийся от Олега Твердовского, которого Уилсон гнобил в «Дакс»;

– молодежь, вроде Зедника, Уитта, Швейковски и Булиса, которая рвалась в основной состав.

И от своих слов о «Детройте» он не отказывался.

Основной состав на начало сезона

Билл Рэнфорд, Олаф Колциг

Марк Тинорди – Джо Рики, Брендан Уитт – Фил Хаусли, Калле Юханссон – Силвейн Коте;

Крис Саймон – Михал Пивонка – Петер Бондра,

Джо Жюно – Адам Оутс – Ярослав Швейковски

Крэйг Беруби – Дэйл Хантер – Ян Бенда (тот самый)

Стив Коновальчук – Ян Булис – Ричард Зедник

Гончар присоединился уже после начала сезона, а Николишин был травмирован. 

Колциг

Сезон мог пойти к чертям на третьей минуте стартовой игры. Пер Густафссон из «Торонто» щелкнул шайбой прямо в пах Рэнфорду, и ракушка не спасла. В перерыве Билла пришлось менять из-за травмы, к которой потом стали липнуть другие болячки. У бэкапа «Кэпиталс» Олафа Колцига на тот момент были несколько крутых кличек, связанных с его ростом (Годзилла в том числе), высокий выбор на драфте (общий №19 в 1989 году) и 14 побед в шести проведенных за клуб сезонах. Каждый хоккейный гик помнил о его африканских корнях – другого игрока из ЮАР в НХЛ не было – но никто не знал, готов ли Колциг к тому, чтобы стать первым.

Оли отбил 19 бросков, а потом выиграл семь матчей подряд, в которых пропустил всего 9 шайб. «Вашингтон» выдал 7-1-0 в начале регулярки, возглавив Атлантический дивизион. Рэнфорд вернулся, получил пять банок в игре с «Баффало», потянул спину, потом загрипповал, и больше в этом тексте о нем ни слова.

Проблемой Колцига были не только Кэри, Байрон Дафо или Дон Бопре, которые отнимали у него игровое время. Ему не хватало психологической устойчивости, и даже на тренировках, после пропущенной шайбы немец мог сорвать злость на клюшке и расколотить ее о перекладину.  Уилсону это не понравилось. После очередного срыва на раскатке он сказал Олафу то, что у других было на уме.

– Ты думаешь, что показываешь свою крутизну, разбивая клюшки? По-моему, это показывает только то, что ты мудак (jerk).

Колциг задумался и в январе поехал на свой первый Матч звезд НХЛ. В общем, вы уловили, что Уилсон был тем еще психологом.

Йоги

Оффершит «Сент-Луиса» для Скотта Стивенса в 1990-м принес «Вашингтону» дополнительные выборы в первых раундах драфта на протяжении пяти следующих лет. То есть каждый год Пойл мог забирать себе двух игроков из топ-20 лучших юниоров мира, не сливая сезон. Десять потенциальных звезд или крепких хоккеистов.

«Вашингтон» выбрал Пэта Пика (магнит для травм), Тревора Халверсона (17 матчей в НХЛ), Сергея Гончара, Брендана Уитта (а мог быть Адам Дедмарш), Джейсона Эллисона, Нолана Баумгартнера, Александра Харламова (ноль матчей), Брэда Черча и Мику Эломо (по два матча), Александра Волчкова (3 матча) и Ярослава Швейковски. Судя по тому, что сейчас вы гуглите половину из этих фамилий, следует два вывода:

– Пойл лажал не только с обменами;

– Пойл вряд ли когда-нибудь еще захочет связываться с хоккеистами по имени Александр.

Последнюю монетку от богатства, которое свалилось на «Вашингтон» от «Сент-Луиса», Пойл потратил на чеха Ярослава «Йоги» Швейковски (№17, 1996), у которого было все, чтобы стать звездой НХЛ, кроме здоровья. В первом сезоне на уровне «про» он стал лучшим новичком АХЛ и сделал покер в матче с «Баффало». В тренинг-кэмпе «Йоги» впечатлил Уилсона настолько, что начал регулярку в звене Оутса, и забил «Торонто» уже на четвертой минуте. В нападении «Вашингтона» внезапно появился еще один человек, который мог не только вбрасывать шайбу в зону и толкаться, а удивлять соперников работой рук и умными решениями.

«Йоги», новички из Чехословакии Рихард Зедник и Ян Булис, а также чех с немецким паспортом Ян Бенда позволили Уилсону как можно реже обращаться к примитивному варианту «Оутс – Бондра – Жюно в одном звене, а все остальные отбиваются» и создать несколько троек, которые могли быть опасными в атаке. А еще они расшевелили болото, в котором несколько лет вязли вашингтонские ветераны, вроде Кригера, Келли Миллера, Иглса. Как итог: Бондра в начале сезона играл не так результативно, как обычно, а команда шла в лидерах НХЛ и показывала скоростной и зрелищный хоккей.

Хотя умение толкаться Швейковски пригодилось бы. Ушибы, контузии, растяжения, переломы – он коллекционировал травмы одну за другой, а в третьем сезоне в НХЛ заработал два сотрясения мозга. Следующий удар в голову завершил его карьеру в 24 года.

Бондра

Словак – одна из причин, почему нытье на тему «НХЛ уже не та, что раньше» имеет право на жизнь. Сколько угодно называйте его ограниченным эгоистом, который умел только быстро бегать, здорово бросать и не замечал вокруг себя никого другого, но делал он это лучше всех в Восточной конференции. В команде его прозвали «Банзай» – Петер как японский самурай срывался с места и летел к чужим воротам, а клюшку в его руках становилась острым кинжалом, от которого нельзя было защититься.

До 22 лет он оставался незадрафтованным, пока на игру его «Кошице» в Чехословакию не заглянул скаут «Вашингтона»  Джек Баттон. «Я прочитал в газете, что на наш матч с «Витковице» приедет кто-то известный из НХЛ, чтобы просмотреть Рихарда Шмеглика. Я завелся и выдал матч всей своей жизни – два гола и две передачи», – рассказывал Бондра для Sports Illustrated.

На следующую игру «Кошице» Баттон пришел только ради Бондры. В Вашингтоне шефство над ним взял Михал Пивонка, с передач которого Петер много забивал в свои первые сезоны. Когда Пивонка постарел, а в «Кэпиталс» появились Зедник и Булис, уже Бондра стал их покровителем и советчиком. Осенью того года, называя самых опасных игроков лиги, о Павле Буре вспоминали только после снайпера «Вашингтона» и Селянне. В регулярке он забил 52 гола, а в команде ни у кого не было и 20 шайб. В январе Макфи сам набрал его агенту, чтобы предложить четырехлетний контракт с улучшенными условиями.

Русские

Александр Харламов (№16, драфт-1994) не проходил даже в состав фарм-клуба и сразу был отправлен в ECHL, а его тезка Волчков приехал в тренировочный лагерь не подготовленным. Николишин восстанавливался после травмы и давал дерзкие интервью, а Гончар бастовал и просил обмена. «Америка – страна для работы, а Россия – страна, где хотел бы жить. Здесь интереснее», – говорил Сергей газете «Футбол-Хоккей Южного Урала», поигрывая за «Ладу» Геннадия Цыгурова.

«Вашингтон»-1998 мог остаться командой без единого хоккеиста из России, и никто бы не прочитал этот текст, но Гончар не стал рисковать своей карьерой в НХЛ и в начале октября согласился на меньшие деньги, чем рассчитывал. Уилсон принял его возвращение с прохладцей – давай, парень, зарабатывай место в составе, раз в сентябре тебя не было с нами. Спецбригады большинства уже сформированы, две первые пары в обороне тоже сыграны. Пока Гончар осмысливал это, проводя по 8-10 минут седьмым защитником или сидя в запасе, прошла половина чемпионата, а очков (читай бонусных денег, которые составляли большую часть нового контракта) почти не было.

Его агент вновь просил обмен, ведь летом игрок опять становился свободным агентом, а «Вашингтон» ждал. Ждал, когда Гончар наберет форму, которая нужна Уилсону, и будет мотивирован, как никто иной. Это произошло довольно быстро – в январе Сергей получал привычное для него игровое время.

А Николишин – красавец. После восьми месяцев вне игры и без каких-либо гарантий на место в основе «Кэпиталс» он молча поехал в фарм-клуб, убедил тренеров, что готов, а после Олимпиады уже выходил в одной тройке с Бондрой. Более работящего хоккеиста в «Вашингтоне» не было, а по своей универсальности Андрея можно сравнить с китайским зарядным устройством с AliExpress. Куда его не воткнешь, всюду работает, и не важно, первое звено или четвертое, в центре или с краю, в меньшинстве или большинстве.

Арена

Замена помешанного на обороне Шонфельда и поднадоевшего Пойла была связана с еще одним событием – открытием новой арены в центре Вашингтоне. Два десятка лет команда играла на US Airways Arena, которая собирала аншлаги на концертах Майкла Джексона и «Роллинг Стоунс», но из-за своего неудобного расположения не заполнялась полностью на хоккейных матчах. Нужно было ехать на окраину города, где нельзя было нормально припарковать машину, было негде поесть или походить по магазинам. В общем, аналог «Казань Арены», но морально устаревший.

Хоккеисты были рады не меньше болельщиков. Колциг рассказывал, что после каждой игры он шел на темную парковку с надеждой, что его машину никто не угнал, а Оутс позже признался, что ненавидел US Airways Arena с тех пор, как впервые на ней оказался. Владелец «Кэпиталс» надеялся, что новая арена поможет больше зарабатывать и снимет проклятье второго раунда плей-офф, дальше которого его команда не проходила. В 2002-м арену демонтировали. Получилось эффектно.

На MCI Center (позднее переименуют в Verizon Center) «Вашингтон» впервые сыграл 5 декабря 1997-го. Праздник едва не испортила «Флорида» и потеря шести-семи хоккеистов основы, среди которых был раззабивавшийся Бондра. «Кэпиталс» победили только к овертайме – шайбу забросил Джефф Томс, подобранный с драфта отказов за неделю до матча.

Саймон

В раздевалке «Кэпиталс» уживались украинец Бондра, русские Гончар и Николишин, франкофоны Жюно и Коте, которые до 18 лет вообще не говорили по-английски, немец из ЮАР Колциг, канадцы, американцы, швед Юханссон, чехи и словаки, а также финн Тикканен. Самыми колоритными личностями были Крис Саймон и Крэйг Беруби, представлявшие два разных индейских племени – Оджибве и Кри. И именно эти умники сделали «Вашингтон» самой расистской командой лиги.

Сначала Саймон назвал Майка Грира нигером, за что получил три матча дисквалификации и выговор от НХЛ, а через пару недель Беруби бросил словом «обезьяна» в адрес Питера Уоррелла и тоже был наказан. Крэйг рубился за команду весь сезон и защищал ее, как мог, а Саймон стал большим разочарованием. При Шонфельде он часто играл с Бондрой и Николишиным и был эталоном злыдня, который умел забивать голы и мог постоять за команду. Но в регулярке-1997/98 он бы сам не свой. В одной из первых игр Крис не забил в пустые ворота, потом получил травму, другую, третью. «Вашингтон» обходился без него с конца декабря по май и не слишком скучал, хотя до сезона Саймон считался незаменимым.

Брюнетт

А где уже истории про членов Зала хоккейной славы Оутса и Фила Хаусли, что там с Дэйлом Хантером? Что это за очередной ноунейм? Но в «Вашингтоне» образца сезона 97/98 постоянно появлялись игроки, которые выпрыгивали из штанов и не уступали лидерам. Оутс, Хаусли и Хантер не делали ничего такого, чего от них не ждали – один собирал результативные передачи, другой – минусы полезности и ошибки в своей зоне, а третий – штрафные минуты. Брюнетт на какое-то время стал лучшим игроком «Кэпиталс», и это точно стало большой неожиданностью.

В тренировочном лагере Уилсон поставил ему приговор – слишком медленный, катание так себе, АХЛ, вызов маловероятен. В Портленде Брюнетт наигрался уже по горло, выигрывал Кубок Колдера и был лучшим бомбардиром, но что поделать. В конце декабря, когда сломались запасные запасных, «Вашингтон» поднял Эндрю наверх, и он сразу же забил. Потом еще, и еще, и еще. Всего 9 голов в 8 матчах, появилась «химия» с Бондрой и Оутсом. Брюнетт грузовиком катился к пятаку, где его находили передачи, он был неплох в силовой борьбе, а его технические недостатки не мешали команде побеждать. «Кэпиталс» стали лучшими в НХЛ в январе, а Брюнетт едва не стал лучшим игроком месяца, уступив титул Полу Карие.

Перед вылетом в Нагано у Рона Уилсона спросили в онлайн-чате: когда болельщикам «Портленда» ждать Брюнетта обратно? «Ха-ха, только летом. Когда он заберет свои вещи и оставит ключи от квартиры хозяевам. Эндрю готов играть за «Вашингтон», – ответил тренер.

Перерыв не пошел нападающему на пользу. После Олимпиады Брюнетт ни разу не забил, во время плей-офф он играл в АХЛ, а летом на драфте отказов его забрал «Нэшвилл». Сказка в «Вашингтоне» получилась совсем короткой, но для Эндрю в НХЛ все только начиналось.

Нагано

Для большей части «Кэпиталс»-1998 – это слово, как нож в сердце. Андрей Николишин мечтал сыграть на Олимпиаде и поэтому ехал на чемпионат мира без гарантированного контракта, но там получил травму, и Юрзинов не рискнул его взять. Оутс мог сыграть и за американцев, и за Канаду, но не прошел ни в одну из команд. Уилсон тренировал звездную сборную США – в Японии она справилась только с прислугой отеля, разгромленного ими после поражения в четвертьфинале. Мощнейшие шведы Калле Юханссона тоже остались без медалей, а больнее всего Игры ударили по Колцигу и Бондре.

Пауза в чемпионате НХЛ стартовала 7 февраля, и в этот же день немцы и словаки играли в предварительном турнире за право попасть в топ-8. Без своих звезд победить белорусов и казахов они не смогли. Бондра и Колциг все же прилетели в Японию, но только, чтобы распределить 9-10-е места. На что была способна словацкая команда с Петером, Шатаном, Палффи, Демитрой и всеми-всеми-всеми, можно только догадываться.

Довольным в США вернулся  только Сергей Гончар. Его не должно было быть в сборной России, но травму получил Карповцев. Из Японии Сергей улетал с серебряной медалью и номером телефона фигуристки Ксении Сметаненко, с которой он познакомился после одной из игр. Сейчас у них двое детей, а в ноябре этого года – семнадцать лет со дня свадьбы.

Весь олимпийский месяц «Вашингтон» штормило. С 31 января по 7 марта он набрал одно очко в восьми матчах. Зная о том, что было на душе лидеров, понятно, почему это произошло.

Тикканен

Макфи не совершал обменов до 8 марта, и первая же сделка заставила лигу хмыкнуть. Он отдал фарм-клубовца Доминика Хэя за нападающего Эсу Тикканена. Финн то ли после третьей, то ли пятой победы в Кубке Стэнли смекнул, что выкладываться в регулярке необязательно, и несколько лет разводил клубы, которые подписывали с ним летом контракты. Очередной жертвой Эсы стала «Флорида» (один гол в 28 матчах за 1,7 миллиона в год), но «Кэпиталс» такой хоккеист был необходим.

 В плей-офф из пофигистичного северянина превращался в сорвавшуюся  с цепи собаку, которой забыли сделать прививку от бешенства. И «Вашингтон» мог убедиться в этом на своем примере. Гляньте, какой паразит.

Игрок с похожим характером у «Кэпиталс» уже был – не забывайте про Дэйла Хантера, да только Тикканена было в пять раз больше опыта побед и в два раза больше кубковых голов. Обмен Коте на Джеффа Брауна (парень, который сделал Павлу Буре вот такой пас в плей-офф-1994) удивил, но должен же был быть в команде хотя бы один защитник с опытом игры в финале Кубка Стэнли. Тот же Хаусли за 16-летнюю карьеру в НХЛ прошел дальше первого раунда только один раз.

Дедлайн

Из-за потока европейцев , который в середине 90-х поднял конкуренцию за односторонние контракты в НХЛ, лучший бомбардир чемпионского «Монреаля» Брайан Беллоуз был вынужден уехать в Германию. «Ванкувер» брал его на просмотр, но не срослось. Шесть месяцев он катался на автобусе по Нюрнбергам, Франкфуртам и Дюссельдорфам, надеясь, что кто-то вспомнит о нем перед дедлайном. После очередной многочасовой поездки терпение Брайана лопнуло, и он набрал агенту.

– Если до 25 марта не будет предложений из НХЛ, завершаю карьеру.

Макфи позвонил 24-го и позвал провести остаток сезона в «Вашингтоне». Дебютная игра – против «Ванкувера». Беллоуз сразу положил две, в 10 следующих матчах регулярки – еще четыре. «Кэпиталс» вышли в плей-офф с преимуществом своей площадки в первом раунде.

Беллоуз

Утром 1 апреля в офисе Уилсона раздался звонок.

– Привет, Рон. Это Макфи. Слушай, у меня плохие новости. НХЛ запретила Беллоузу играть за нас, так как он слишком поздно уехал из Германии.

– Что? Не может быть. Да что за… Мне нужен Беллоуз. Джордж, сделай что-нибудь, но Брайан должен играть за нас в плей-офф. Я просто в шоке.

– Извини, Рон, я не могу помочь.

– Ну, нет же, что себе позволяет лига. Мне нужен Беллоуз и точка.

– Рон, посмотри какой сегодня день.

– Среда, а что? Первое.. … тьфу. Очень смешно.

Через три недели не до смеха было «Бостону». Команда лучшего тренера сезона в НХЛ (Пэт Бернс), лучшего новичка (Сергей Самсонов), лучшего молодого центра (Джейсон Эллисон), лучшего защитника двадцатилетия (Рэй Бурк) и лучшей системы для плей-офф 90-х (трэп) проиграла серию, в которой нанесла на 80 бросков больше, чем «Вашингтон». Хэл Гилл в первом же матче травмировал ногу Бондры (думали, что перелом, но обошлось), Зедник продолжал лечиться, и забивать в отсутствии словаков, по идее, было некому. Это облегчало задачу «Брюинс» процентов на 70, но их планам помешал человек, которого давно списали.

Беллоуз забил первый гол серии, вместе с Оутсом сделал победную шайбу в третьем матче и решился на дальний бросок в овертайме шестой игры, в которой «Брюинс» нанесли 49 бросков и должны были побеждать. Бернс перед пятым матчем уколол «Вашингтон» намеками на их чокерство, вспомнив о том, как часто столичная команда отдавала серии, выигрывая 3-1, и на MСI Arena хозяева поплыли – 0:4. Через пару дней в Бостоне гости отбивались большую часть матча (26:11 по броскам в третьем периоде и овертайме) и в какой-то момент просто встали. Уилсон взял тайм-аут прямо перед рекламной паузой, «Брюинс» подостыли, а Беллоуз только этого и ждал.

Годзилла

Но ни Беллоуз, ни Оутс (3+4 в серии), ни Гончар (4 гола), ни все они вместе взятые не сделали для победы «Вашингтона» столько, сколько сделал Колциг. Перед началом сезона Оли и вратарь «Бостона» Байрон Дафо поспорили – кто первым проиграет в очной встрече, тот оплачивает месяц проживания в летнем доме во время следующего отпуска. Они дружили еще с драфта – «Вашингтон» выбрал их под 19-м и 35-м номерами соответственно, а потом долго утюжил в фарм-клубе. В чемпионате Колциг и Дафо встретились всего один раз – в ноябре матч завершился со счетом 1:1 – и вот в плей-офф у них появилась возможность наиграться друг с другом.

Байрон пропустил всего на одну шайбу больше и, в целом, для новичка плей-офф выглядел хорошо, но немец расправился с ним, как Годзилла с Камакурасом в «Финальных войнах» Китамуры. В третьей игре он отбил 52 броска и выстоял, когда «Кэпиталс» шесть минут оборонялись в меньшинстве в овертайме, а в следующем матче сыграл на ноль. Его монстры больше не сидели внутри, а вылезли наружу.

Летом Дафо станет свидетелем на свадьбе Колцига, а потом случилось это.

Вратари, что с них взять.

Тикканен

Во втором раунде плей-офф «Кэпиталс» вдруг стал лучшей сеянной командой на Востоке. «Питтсбург» проиграл «Монреалю», «Филадельфия» – Доминику Гашеку, а чемпион регулярки «Нью-Джерси» не справился с «Оттавой». Именно «Сенаторс» ждали встречи с «Вашингтоном» и ждали с определенным оптимизмом. За два предыдущих года они выиграли у «столичных» семь матчей из восьми, В Дэмиана Родеса вселились способности Бродера, а о кубковом проклятьи Алексея Яшина еще только подозревали. Он забил три гола в серии с «Девилс», и это ему перед началом раунда дали самый странный совет в истории.

«Яшину стоит приобрести словарь «Тикканезе» или на чем там говорит Тикканен», – сказал Уилсон, предупредив нападающего «Оттавы» о скорой встрече с Эсой. «Тикканезе» – это смесь английских, финских и еще бог знает каких ругательств, которыми «Тик» (клещ по-английски) бесил соперников в перерывах между силовыми приемами, зацепами и тычками в спину. Прозвище досталось финну не случайно. Он мог залезть под кожу любому, а спрятаться от него можно было только на скамейке запасных или в штраф-боксе.

«Ну что, тебе весело, парень?» – спросил Тикканен у Яшина в середине первой игры с «Оттавой». Поводов для веселья у «Сенаторс» было немного. Колциг был непробиваем (два матча на ноль, 95,8% отбитых бросков), Бондра убегал от защитников даже на одной ноге, а Оутс, Жюно и Беллоуз продолжали забивать. Яшин набрал за серию больше штрафных минут, чем очков, а это лишнее подтверждение победы Тикканена. После одного из матчей Алексей случайно встретил Эсу в ресторане, и он даже там следил за тем, что заказывает игрок «Оттавы».

Последнюю шайбу серии в пустые ворота забросил Юханссон. Тикканен сделал все, чтобы она получилась издевательской, а после игры сказал, что отдал пас, так как захотел попить кофе.

Колциг

Все равно вы не помните монстров из комиксов о Годзилле, поэтому здесь просто соотношение бросков во всех победных матчах «Вашингтона» в серии: 

23-38 (счет 4:2)

18-31 (6:1)

11-36 (2:0)

20-29 (2:0).

А теперь смотрите в Youtube лучшие сэйвы плей-офф-1998. Сколько же там игроков «Оттавы»!

Гончар

В тех же хайлайтах много Сергея Гончара, который привозил Колцигу много работы в каждом матче. Впрочем, часть ошибок была оправдана. Ему приходилось помогать нападению, пока Бондра приходил в себя. Защитники «Вашингтона» забили в серии с «Оттавой» столько, сколько все «Сенаторс» вместе взятые – 7 голов. Гончар забросил три шайбы и набирал очки в каждом из матчей. Он бомбил ворота Родеса/Тагнатта в большинстве, а в четвертой игре забил победный гол в меньшинстве, убежав вместе с Тикканеном в контратаку.

Гончару не хватало стабильности, но два первых раунда плей-офф ответили на вопросы, которые волновали «Вашингтон» весь сезон:

– да, Гончар готов к тому, чтобы быть главным атакующим защитником команды, и Фила Хаусли можно отправлять на пенсию.

– да, Макфи сэкономил и здесь. Запросы Гончара были совсем незавышенными.

Клинтон

Перед саммитом большой восьмерки в Бирмингеме президент США Билл Клинтон поспорил с премьер-министром Канады Жаном Кретьеном на исход серии «Вашингтон» – «Оттава». Проигравший натянул бы на себя свитер чужой для него команды. 16 мая в гардеробе Кретьена появилась обновка.

При этом ни Клинтон, ни один другой американский президент до весны 1998 года не были на матче Национальной хоккейной лиги. Билл открыл для себя новый вид спорта в серии с «Баффало», посетив вторую игру. «Вашингтон» наконец-то показал, что умеет бросать по воротам чаще 20 раз за матч, и победил в овертайме. Главный тренер «Сэйбрс» Линди Рафф после матча был взбешен. По его мнению, два гола «Кэпиталс» были забиты после нарушений правил, а Бондру не наказали за атаку против Гашека. 

НХЛ признает свою вину и даже принесет официальные извинения, но «Баффало» вместо двух побед на выезде получил только одну, а у Линди Раффа появилась дополнительная причина, по которой он не выиграл Кубок Стэнли.

Бондра

В первом раунде он травмировал ногу и провел только половину серии с «Бостоном». «Оттаве» Петер забил, но получил сотрясение мозга и выглядел неважно. «Что подумают люди: в чемпионате у него 52 гола, и где это все в плей-офф?» – переживал он. На старте финала конференции с «Баффало» Житник встретил словака сочным силовым приемом, отправив на обследование к доктору, но после этого столкновения настоящий Бондра вернулся.

Петер любил играть против «Баффало» и совсем не боялся Гашека. Его руки не начинали дрожать при виде Доминатора, как это случалось со многими нападающими. Напротив, Бондра чувствовал себя раскрепощено и часто забивал. После скандального второго матча психологически Гашек немного дрогнул, и Петер зарешал в овертайме третьей игры, пальнув сходу метров с восьми. «По-моему, в площади ворот в этот момент никого не было», – потроллил он Доминика. Гашек ответит ему несколькими классными сэйвами в следующих матчах, но переломный момент серии остался за Бондрой.

Николишин

(Звучит закадровый голос Дона Черри): смотрите-смотрите, мальчишки. Вот так должен играть центральный нападающий у борта. Вот Николишин.  Глаза на шайбе, пошел в отбор, сделал перехват и сразу точный пас на клюшку партнеру. Я обожаю такие вещи. Смотрите-смотрите.

Центры «Кэпиталс» Оутс, Пивонка и Хантер в серии с «Баффало» втроем  набрали меньше очков, чем один Андрей (1+6 в 6 матчах), а тройка Бондра – Николишин – Зедник забила 7 из 13 голов «Вашингтона», переиграв звено Майка Пеки. Нико хватало мощи, чтобы выдерживать физическое давление силовиков «Сэйбрс», и мастерства, чтобы раздавать передачи словацким краям. «Баффало» реализовал только два большинства, и в этом тоже его большая заслуга. Новый улучшенный контракт был ему обеспечен.

Жюно

Но добили «Баффало» ни Бондра с Николишиным, ни Колциг и ни Рихард Зедник. В четвертом матче серии, возможно, самый странный хоккеист «Вашингтона» забил, возможно, самый странный гол плей-офф, и после него многое стало понятно.

В 23 года Жюно с отличием закончил университет по специальности самолетостроение, хотя до поступления совсем не говорил по-английски. Его звал к себе «Бостон», но он мечтал сыграть на Олимпиаде и в 1992-м отправился в Альбервилль, где стал лучшим бомбардиром сборной Канады и всего турнира. Жюно набрал 102 очка в первом полном сезоне в НХЛ и установил рекорд лиги, который не побит до сих пор (70 передач для левого крайнего), а потом перешел в «Вашингтон», где и близко не показывал такой игры.

Жюно был счастлив, когда «Кэпиталс» выменяли Адама Оутса (с ним он играл в «Бостоне»), а еще больше Джо обрадовала отставка Шонфельда, который сделал из него нападающего оборонительного плана. Регулярный чемпионат был испорчен травмами, но плей-офф ему удался. Особенно серия с «Баффало». В овертайме шестой игры Жюно и Оутс отправили в свободную зону Беллоуза, который не забил, но уложил на лед Гашека. Джо оставалось бросить верхом под перекладину.

Через год он еще раз сыграет в финале Кубка Стэнли, но уже с «Сэйбрс», а потом скажет: серебро Олимпиады это главное впечатление моей профессиональной карьеры. Действительно, странный.

Ханта Йо

 В финале Кубка Стэнли с «Детройтом» «Вашингтон» был небезнадежен, но без шансов на победу. «Ред Уингс» превосходили соперника во всем – в подборе и уровне игроков, глубине скамейки (Боумэн держал в запасе Дмитрия Миронова), у них было больше опыта, а на каждого Бондру, Оутса, Тикканена и Гончара у них были Айзерман, Федоров, Шэнахан, Лидстрем в расцвете сил и многие другие. Уилсон попробовал все – даже мотивационные речи Hanta Yo – но «Вашингтон» и так запрыгнул выше, чем должен был.

И все-таки есть одно «если», которое время от времени терзает воспоминания игроков и болельщиков «Вашингтона». А что если бы Тикканен тогда забил? Во второй игре, за 10 минут до конца матча, при счете 4:3 в пользу «Вашингтона», в пустые ворота…

Он не забил. С тех пор ни один финн не сыграл за «Кэпиталс» в плей-офф. Пусть это будет простым совпадением. CBC закрыл сезон видеоклипом The Chance may never come again («Новый шанс может никогда больше не прийти»). «Вашингтон» ждет этот шанс уже 20 лет.

Состав «Вашингтона» в последнем матче сезона

Олаф Колциг, Билл Рэнфорд;

Марк Тинорди – Фил Хаусли, Джо Рики – Сергей Гончар, Калле Юханссон – Кен Кли;

Джо Жюно – Адам Оутс – Брайан Беллоуз

Рихард Зедник – Андрей Николишин – Петер Бондра

Тодд Кригер – Эса Тикканен – Келли Миллер

Крэйг Беруби – Дэйл Хантер – Крис Саймон.

Кто принес Канаде ее последний Кубок Стэнли

Фото: Gettyimages.ru/Rick Stewart, NHLI, Craig Melvin, Doug Pensinger/Allsport (4,7), Craig Melvin/Allsport, Robert Laberge

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ